Курс молодого бойца

Страница: 3 из 5

всяком другом замкнутом, состоящем из молодых парней сообществе, бывает немало, а был именно приверженцем — человеком, вполне осознавшим свои сексуальные и душевные предпочтения как единственно желаемые и по-настоящему значимые; очевидно, что при таком раскладе про Артёма с полным основанием можно было бы сказать, что он был геем, но Артём сам про себя так не думал, и вот почему: слово «гей», как казалось Артёму, подразумевает, во-первых, определённый стиль в повседневной жизни, обставленный если и не глобально, то какими-то несомненно значимыми кодами, штрихами-деталями, видимыми для посвященных, а во-вторых, слово «гей», как считал Артём, подразумевает осознанно выбранную либо вынужденную открытость, то есть вольную или невольную публичность на этот счёт, а Артём, наоборот, старательно «шифровался» и «косил под всех»: про Артёма — точнее про то, что Артём без напряга кайфует в рот и в зад — узнал за всё время службы один-единственный человек... да и то — что он знал об Артёме по существу? Только то, что Артём кайфует, и — не более того, — сослуживец Игорь, который об этом знал, был сексуальным партнёром Артёма: они, Артём и Игорь, время от времени перепихивались в рот или в зад, и хотя Игорь кайфовал и наслаждался от однополого траха ничуть не меньше Артёма, он, тем не менее, был всего лишь попутчиком, свернувшим на время службы с пути своей магистральной гетеросексуальности, а потому точно так же, как про себя самого, Игорь думал-знал и про Артёма — Игорь считал-полагал, что Артём такой же точно попутчик, как и он сам, и Артём это заблуждение не развеивал... зачем? Кайф с Игорем, познавшим сладость однополого секса в армии, был у Артёма взаимным: Артём, наслаждаясь и кайфуя, натягивал в зад Игорька, а Игорь, в свою очередь, с не меньшим наслаждением точно так же натягивал в зад Артёма — они делали это почти год, и при этом никто ни о чём не догадывался, никто ничего подобного в родной роте даже не предполагал, — это был обычный — вполне типичный — армейский трах, о котором не пишут в газетах...

И вдруг — этот парень, при виде которого у Артёма что-то тёплое шевельнулось в душе... Артём, в числе четырёх сержантов прикомандированный к роте молодого пополнения, чтобы вновь прибывших посвятить в азы воинской службы до принятия ими Присяги, обратил внимание на Дениса сразу же, едва молодое пополнение оказалось в казарме: заинтересованным взглядом пробежав по лицам стриженых пацанов, Артём непроизвольно задержал взгляд именно на Денисе, тут же мимоходом отметив про себя, что «мальчик очень даже ничего»; впрочем, это «очень даже ничего» никого и ни к чему ещё не обязывало и на тот момент ни для Дениса, впервые переступившего порог казармы, ни для самого Артёма, чья служба уже была на исходе, ровным счетом ничего конкретного не значило; среди вновь прибывших было еще несколько вполне симпатичных лиц, а пара лиц была даже смазливых, пацаняче-девчоночьих, глядя на которые Артём, мысленно усмехнувшись, тут же подумал, что пацанам с такими смазливыми лицами будет не так-то просто остаться целками в условиях казармы, если, конечно, они, обладатели столь смазливых физиономий, не успели лишиться анальной девственности ещё до призыва в армию, чего, в принципе, тоже нельзя было исключать, — Артём, сам успевший потрахаться с пацанами ещё до призыва на службу, был достаточно опытен в этих вопросах, а потому всего этого он не мог не заметить и мысленно не отметить... но потом, когда они, сержанты-наставники, повели молодое пополнение в баню, предварительно распределив это самое пополнение по условным отделениям, Артём, в чьём отделении волею случая очутился Денис, невольно сосредоточил своё внимание исключительно на нём: он то и дело бросал на Дениса, шагавшего в общем неровном строю, то вопрошающе любопытные, то изучающе внимательные взгляды — и чем больше он всматривался в Дениса, тем больше ему хотелось на парня смотреть, — парнишка Артёму явно нравился — чем-то притягивал его внимание, будил в душе смутное чувство тёплой нежности... впрочем, как можно эту нежность реализовать — как можно своей нежностью поделиться в условия прохождения курса молодого бойца, да ещё с пацаном, только-только оторванным от «гражданки», Артём совершенно не представлял — и потому никаких конкретно определённых планов в отношении Дениса у него, у Артёма, до бани не было...

Как, в толчее раздевшись, Денис прошмыгнул в душевое отделение, Артём просмотрел — его отвлёк старшина, в чьём ведении была выдача чистого белья, и Артём, не обнаружив Дениса в предбаннике, мысленно чертыхнувшись, не без интереса стал рассматривать тех, кто еще раздевался... в общем и целом, ничего интересного не было — Артём, отчасти уже искушенный, отчасти успевший к своим двадцати годам определиться, какие типажи ему по душе, скользил взглядом по голым пацанам, и взгляд его, внешне отстранённый, деловито бесчувственный, никак не вовлеченный в видимое, не находил, на ком можно было бы задержаться-остановиться; конечно, будь Артём в этом плане «голодным» или менее опытным, он, глядя в бане на голых пацанов, был бы не так привередлив, но достаточно регулярный секс с Игорем поневоле настраивал на некоторую придирчивость: всё, что было перед глазами, было как-то скукожено, мелковато, невыразительно... куда интересней было смотреть, к а к пацаны раздевались: кто-то, на задумываясь, спускал трусы без всякого промедления, делая это деловито и спокойно, и можно было с большой долей вероятности предположить, что этим парням помывка в общественной бане наверняка привычна, что для них это дело вполне обычное, хорошо знакомое, а кто-то со снятием трусов медлил, невольно тормозил, бросая по сторонам беспомощно вопрошающие взгляды, либо медлил, изо всех сил стараясь вправо-влево не смотреть вообще — и опять-таки можно было почти безошибочно предположить, что эти парни, невольно растерявшиеся, а может быть, отчасти и комплексующие, едва ли не впервые оказались среди такого количества голых сверстников... домашние мальчики, считающие свою наготу чем-то заповедным для посторонних взглядов, привыкшие неспешно, со сладостным упоением заниматься суходрочкой в ванных комнатах своих городских квартир, они теперь вынуждены были проявлять определённые усилия, чтобы публично снять с себя трусы, — Артём, без особого труда угадывая эти усилия, внутренне усмехался... но ещё интересней было наблюдать, кто и как, оказавшись в бане, реагирует на себе подобных — воспринимает близкую наготу парней-сверстников: при внешнем безразличии к обилию голых тел вокруг подлинное восприятие этих самых тел можно было уловить во взглядах, которые красноречиво говорили о смотрящих куда больше, чем иным смотрящим этого хотелось бы; собственно, все друг на друга смотрели — точнее, ниже пояса не смотрели — вроде бы одинаково, но кому-то это несмотрение давалось без особого труда, и их действительная, а не демонстрируемая незаинтересованность вопросов не вызывала — такая незаинтересованность выглядела совершенно естественной, ничуть не напряжной: скользнёт пацан взглядом по члену рядом стоящего, и не более того, а кто-то, свою незаинтересованность лишь демонстрируя — публично показывая, невольно срывался взглядом на «ниже пояса» снова и снова, и тогда в таких взглядах, торопливой украдкой скользящих по членам и задницам, отчетливо высвечивалось небезразличие к «теме»... словно спохватившись, иной парень тут же прыгал своим взглядом вверх, но спустя считанные секунды взгляд, неутолённый зрелищем, вновь непроизвольно оказывался внизу — ниже пупка или поясницы... понятно, что делать однозначные выводы о несомненном гействе парней лишь на одном основании их то и дело выходящих из-под контроля взглядов было бы не совсем разумно и даже опрометчиво, но то, что они, эти взгляды, невольно скользящие вниз, со всей очевидностью свидетельствовали о той или иной степени вовлеченности в «тему», сомнений не вызывало — ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх