Курс молодого бойца

Страница: 4 из 5

вопрос мог заключаться лишь в том, какова была степень этой самой вовлеченности у того или иного парня, очутившегося в бане среди голых сверстников: вполне возможно, что кто-то из парней уже успел вкусить-попробовать, успел до призыва в армию покувыркаться с одноклассником или другом, а кто-то, быть может, об этом лишь грезил-мечтал, одиноко мастурбируя перед сном под одеялом — мысленно видя-представляя друга или приятеля, — Артём, внешне безучастно глядя на голых пацанов, которые один за другим исчезали из предбанника в душевом отделении, несколько таких взглядов уловил-заметил, но обладатели этих взглядов никакого интереса у него не вызвали... оставалось ждать Дениса — ждать, когда тот, помывшись, выйдет из душевого отделения, чтоб посмотреть, как он, этот стриженый пацанчик, выглядит в общем и целом...

Пацаны, помывшись — вновь заполняя предбанник, становились в очередь за получением чистого белья, а Дениса всё не было, и Артём, внешне оставаясь таким же невозмутимо созерцающим помывшееся пополнение, уже стал испытывать чувство легкого нетерпения вкупе с такой же легкой, но вполне ощутимой досадой, как вдруг... сверкая капельками воды, Денис возник в предбаннике, и у Артёма от приятного удивления сладко ёкнуло в груди: парень был невысок, строен... тело его, только-только начинавшее входить в пору своего возмужания, еще хранило в своих очертаниях юно привлекательную мальчишескую грациозность, и вместе с тем парнишка был вполне прилично — вполне симпатично — «упакован» спереди, так что всё это, соразмерно пропорциональное и взятое вместе, на какой-то миг заставило Артёма невольно уподобиться тем, за кем он не без некоторой иронии незаметно наблюдал всего каких-то полчаса тому назад... голый Денис, становясь в очередь за получение чистого белья, повернулся к Артёму задом — и Артём какое-то время не без удовольствия созерцал-рассматривал сочно оттопыренные и вместе с тем скульптурно небольшие, изящно округлённые ягодицы, пока, наконец, не поймал себя на мысли, что, потеряв привычную осторожность, он откровенно, почти открыто пялится на пацана — смотрит ниже пояса — ничуть не хуже тех, за кем он сам не без легкой иронии только что наблюдал, — мысленно чертыхнувшись, Артём усилием воли оторвал свой взгляд от стоящего задом Дениса, одновременно с этим засовывая в карманы брюк руки, чтоб невидимо придержать поднимающийся член...

Ох, до чего ж хорош — вкусно хорош — был этот стриженый «запах»!... Если по пути в баню Артём чувствовал лишь смутный интерес к Денису, толком еще не зная сам, хотел бы он этого парня поиметь-потрахать или, может, ну его — напрягаться-рисковать не стоило, то теперь, из бани возвращаясь, Артём мысленно моделировал ситуации, где и как он мог бы это сделать — рискнуть-попробовать... а попробовать явно стоило — парнишка был зримо хорош во всех отношениях! То есть, хорош настолько, что, глядя на него в бане, Артём почувствовал непроизвольное возбуждение... Пожалуй, если б Денис оказался мелковат, жалко скукожен ниже пояса спереди, либо совершенно неаппетитен сзади, либо невыразителен, малоинтересен в общем и целом, то Артём, скорее всего, не обнаружив ничего привлекательного для глаз, на этом бы и успокоился, а внезапно возникший его интерес к новоприбывшему испарился бы так же естественно, как и возник-появился... мало ли и до армии, и уже в армии было пацанов, которые вызывали в душе Артёма какое-то смутное шевеление, а потом оказывалось, что всё это не то — либо фактура совершенно не воодушевляла, не будила никакого сексуального желания, либо душа не рвалась слиться с душой другой, и Артём быстро остывал, не успев даже воспламениться, — понятно, что в таких случаях никаких внешний движений со стороны Артёма не было и быть не могло... В случае с Денисом как-то всё органично, всё естественно соединилось: невольно возникший интерес — ещё ничем не мотивированный и потому невнятный и смутный — слился с увиденным в бане, да так слился-сплавился, что Артём тут же со всей очевидностью почувствовал совершенно осознаваемый прилив необыкновенно сильного, упруго-ликующего, молодого и горячего, вполне конкретного желания... оставалось лишь подумать, к а к и м е н н о это сделать — как всё это обставить-смоделировать, чтоб получилось и естественно, и душевно... а главное — парню в кайф! — Артём уже был достаточно опытен, чтоб думать не только о себе...

Собственно, вариантов, как это сделать, было не так уж и много, а если говорить точнее, то всего два: либо достичь желаемого можно было неспешно и для него, для Дениса, совершенно незаметно — так, чтоб в один прекрасный момент всё случилось-произошло как бы само собой... либо, наоборот, заполучить желаемое можно было одномоментно — кавалерийским наскоком, который совсем не обязательно должен был сопрягаться с физическим насилием, но который в любом случае предполагал некий психологический натиск... Думая о том, как подступиться к Денису, Артём невольно вспоминал, как впервые это случилось-произошло с Игорем: они были в наряде, но не в казарме, а на полигоне — была глухая ночь, они, лёжа бок о бок на одной плащ-палатке, говорили о девчонках, и Артём в какой-то момент разговора совершенно отчетливо почувствовал, что если он вот сейчас, сию минуту, к Игорю подкатит с нежностями, тот его не оттолкнёт... почему возникло это ощущение, сказать было трудно, но так оно и вышло: Игорь, «накрученный» разговором, а потому внутренне к чему-то подобному неосознаваемо, но явно готовый, то есть готовый не вообще и не в принципе, а готовый именно в ту минуту, тут же подался всем телом к Артёму, самым естественным образом сдавил Артёма в ответных объятиях, совершенно не удивляясь, ни о чём не спрашивая, и — о, кайф! — они какое-то время молча, страстно, с сопением сосались в губы, причем Игорь это делал ничуть не хуже Артёма, то и дело беря инициативу на себя... потом Артём, всё так ничего не говоря, мягко скользнул ладонью по телу Игоря, и ладонь его замерла на естественно возбуждённом, из штанов выпирающем члене — несгибаемо твёрдом, как штык-нож... дальше всё было делом техники, хотя, учитывая, что смазывать было нечем, это оказалось не так-то просто, и прежде всего для Игорька, который в ту ночь подставил своё очко под член впервые... но — было б желание! А желание было — и потому всё у них получилось... классно получилось! Игорь не был, как Артём, сексуально ориентирован на пацанов, но — разве кайф нужно обязательно маркировать каким-то конкретным — кем-то назначенным — цветом? Хорошо сложенный симпатичный Игорь с вполне приличным прибором между ног не был приверженцем однополого секса, и в то же время он стал для Артёма не просто приемлемым, а вполне удовлетворяющим сексуальным партнёром — без какого-либо ущерба как для армии, так и для собственного здоровья, — они стали трахаться регулярно, находя для этого время и место, причем инициатива от Игоря исходила даже чаще, чем от Артёма... и теперь, невольно вспоминая, как это было впервые с Игорем, Артём пытался найти оптимальный вариант для Дениса, в котором он неожиданно рассмотрел-почувствовал что-то такое, ради чего хотелось и действовать, и рисковать...

А риск, несомненно, был... Собственно, риск в таких случаях есть всегда, поскольку нельзя доподлинно знать, кто и как на подобное предложение будет реагировать, — риск в таком щекотливом деле есть всегда, так что весь вопрос сводится лишь к тому, какова степень этого риска... Вариантов-сценариев в условиях армейской службы — а тем более в условиях «карантина» — было немного, и Артём, думая о Денисе, пытался просчитать, какой из вариантов может оказаться более оптимальным, а значит и более выигрышным... А как просчитаешь — как это вычислишь? Денис был для Артёма «чистым листом» — в том смысле, что Артём не имел никакого внятного представления ни о характере ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх