Обновление смысла

Страница: 15 из 36

на этот внятный импульс, продиктованный самой природой... Те же, чьё тяготение смутно, а импульсы не настолько сильны, чтоб оказаться реализованными, неизменно погружаются в муть того самого внутреннего конфликта, что порождает агрессивно «правильных» или подчеркнуто «нормальных пацанов» — именно из таких, кто не сумел адекватно отреагировать на нормальное тяготение к своему собственному полу, вырисовываются-формируются разномастные гомофобы, сексуальные маньяки, истязатели и насильники, и ответственность за все их заблуждения и преступления если не целиком, то в значительной мере лежит на тех лукавых пастырях, что загадили за столетия и продолжают сегодня загаживать умы и души своими лживыми, природе противоречащими догмами, выдаваемыми за некие незыблемые «истины», — все те, кто запутался в собственных комплексах — все эти «нормальные парни» и «правильные пацаны», открывающие форумы и на тех форумах неустанно доказывающие прежде всего самим себе свою собственную «правильность» и «нормальность» — все они по сути своей сексуально ущербны; и как бы они ни пучились на публике, как бы ни изгалялись, утверждая посредством высмеивания однополых отношений свою «однозначную правильность» и «непоколебимую сексуальную нормальность», все их потуги в этом направлении шиты белыми нитками по лекалам от кутюрье в рясах... привет им, «нормальным», от дедушки Фрейда!

Словом, есть гомофилы и есть гомофобы — есть те, кто с разной степенью интенсивности ощутил-почувствовал импульсы, направленные в сторону пола собственного... И есть еще одна категория парней — это те парни, у которых импульсы, направленные в сторону пола собственного, изначально так слабы и ничтожны, что кажутся им самим несуществующими вовсе, — парни из этой категории не проявляют к однополому сексу никакого интереса, они не испытывают ни томящего душу любопытства, ни какого-либо малейшего желания, направленного в сторону представителей пола своего, и потому они совершенно спокойно пропускают мимо ушей и мимо глаз всё то, что так или иначе связано с однополым сексом либо с однополой любовью, — для таких парней однополые отношения кажутся чем-то абстрактным, инородным, лично им не присущим, лично к ним не имеющим никакого отношения, причем эти парни — в отличие от доказывающих это гомофобов — действительно так чувствуют-полагают-думают, но... знаток человеческой сексуальности дедушка Фрейд утверждал: «все люди способны на выбор объекта одинакового с собой пола», а это, в свою очередь, со всей очевидностью может означать лишь одно: нас всех подстерегает случай... кажется, именно так — «нас всех подстерегает случай» — сказал поэт о непредсказуемости жизненных поворотов, и хотя поэт сформулировал это совсем по другому поводу, тем не менее данное выражение вполне можно применить к объективно существующей возможности того, что многим парням, чьи импульсы в сторону своего пола ничтожно слабы, кажется и невозможным, и нереальным, и совершенно неосуществимым: нас всех подстерегает случай... конечно, случай однополого соития «подстерегает» не всех — и многие, кому случай такой в виде сложившихся обстоятельств не представился, так и остаются в твёрдой убеждённости, что у них какие-либо импульсы, направленные на свой собственный пол, отсутствовали или отсутствуют в принципе, — они, шагая по жизни, рожают детей, строят дом и сажают дерево, то есть проживают жизнь счастливую или не очень, проживают её бурно или незаметно, при этом совершенно не задумываясь, что им, как и всем-всем-всем, были точно так же присущи импульсы, направленные на свой собственный пол, да только — обстоятельства не сложились, то есть случай об этом узнать и в этом убедиться не представился... только и всего! Но ведь не всем же случай такой не представляется — не всех такой случай минует! Кого-то минует, а кого-то — нет... Андрюха Архипов, чьи импульсы в сторону своего пола были ничтожно слабы, так что он у себя их совершенно не чувствовал и по этой причине в себе самом эти импульсы не осознавал, до девятнадцати лет — до этой самой ночи — представить не мог, что он будет заниматься сексом с парнем... и девственник Саня Бакланов, до двадцати лет думавший исключительно о «ракушках», по причине ничтожной малости гомосексуальной составляющей в своей душе никогда до этой ночи не предполагал, что самый банальный секс с пацаном может быть так упоительно сладок... и Дима Заяц, восемнадцатилетний стриженый салабон, который всё по той же причине слабости однополых импульсов темой однополых отношений ни вообще, ни применительно к себе никогда не интересовался и о сексе однополом никогда и ничего не думал, точно так же до этой ночи не мог представить себя в сексуальном контакте с другими парнями, — они — все трое! — до этой ночи об однополом сексе не думали и помышляли, но... как там говорил дедушка Фрейд?"Все люди способны...», то есть для парней, чьи импульсы дремлют-спят, всё дело исключительно в случае — в стечении обстоятельств, — случай подстерёг Диму, Андрюху и Саню в туалете пустой казармы, и они оказались тут же вовлеченными в сексуальный контакт, совершенно не думая об этом контакте уничижающими словами, присущими церковно-уголовным понятиям... вот что было спасительно для всех троих! Спасительно и для Архипа, и для Баклана, но в особенности — для Зайца, поскольку именно он в возникшей сексуальной конфигурации оказался в роли, которая в русле уголовно-церковных канонов до сих пор считается наиболее непотребной... ну, то есть: не с предварительно обмусоленными и многократно обдроченными — освоенными и усвоенными в русле церковно-уголовных канонов — словами-понятиями вступили они в однополый контакт, а, отдаваясь стечению обстоятельств, вступили они в однополый контакт без каких-либо определённых понятий на этот счёт вообще, и сделали они это в соответствии со своими природными импульсами, — они вступили в однополый контакт без всякой магии деструктивных слов, что, в свою очередь, было важно и значимо для осознания случившегося: не отравленными словами у них предвосхитился секс, а сексом стали определяться сами слова, или, как говорил старик Цицерон, ipsae res verba rapiunt — «дела влекут за собой слова», если уж быть совсем точным... Потому-то, услышав вопрос Баклана о том, не хочет ли он, Архип, взять у него, у Баклана, в рот, чтоб «тоже соснуть», Архип такому вопросу нисколько не возмутился и уж тем более ни капли не оскорбился, поскольку мозги у него, у Андрюхи Архипова, не были отравлены-извращены на этот счет словами из уголовно-церковного лексикона.

 — Хуля я буду сосать у тебя, если это нам делает Зайчик... — возбуждённо сопя, отозвался Архип, одновременно с этим плечом напирая на плечо Баклана — отталкивая Баклана в сторону. — Пусти, бля, Санёк... отойди, бля... хватит! Салабон хочет соснуть у меня...

Баклан, уступая Архипу место, сделал шаг в сторону, и член его, мокро блестящий, хищно залупившийся, глянцевито-багровеющей головкой тут же резко дёрнулся-подскочил вверх, словно внутри ствола разжалась невидимая пружина, — Дима Заяц, пользуясь возникшей передышкой, стремительно наклонил голову вбок, снова выпуская изо рта обильную слюну, образовавшуюся в процессе сосания.

 — Давай, бля, Зайчик... бери! — нетерпеливо выдохнул Архип, занимая место Баклана. — Сам, бля... сам бери!

Заяц, вытирая губы тыльной стороной ладони, поднял голову... он увидел перед глазами залупившийся член Архипа и, убирая от губ руку, покорно качнул голову вперёд, — коснувшись губами сочной головки, Заяц, разжимая-округляя губы, снова скользнул ртом вдоль твёрдого горячего ствола, теперь уже добровольно насаживая свой рот на член Архипа и одновременно с этим ладонями обхватывая Архиповы бёдра... губы Зайца, мягко обжав-сдавив член тёплым влажным кольцом, двинулись вдоль ствола к основанию, одновременно сдвигая ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх