Обновление смысла

Страница: 16 из 36

на члене крайнюю плоть...

 — Ой, бля! — прошептал Архип, невольно сжимая, с силой стискивая от наслаждения ягодицы. — Соси... соси, Зайчик, не останавливайся...

Архип, ладонями рук опёршись о кафельную стенку — глядя сверху вниз на свой член, исчезающий во рту салабона, сладострастно засопел приоткрытым ртом... а Дима Заяц, между тем, сосал — рядовой Заяц ритмично двигал головой, видя перед собой густые черные волосы, обрамляющие основание члена... и наверняка Архип в скором времени мог бы с успехом кончить, потому что наслаждение, щекотливо покалывающее в промежности и особенно в мышцах сфинктера, с каждой секундой становилось всё более ощутимым, сладко сверлящим, но тут снова раздался возбуждённый голос стоящего рядом Баклана, который, неотрывно глядя, как Заяц сосёт у Архипа, с нетерпением тискал-сжимал пальцами член свой:

 — Андрюха... хорош, бля! Хватит — передохни пока... дай мне!

Архип, не спрашивая, что именно Баклан просит ему дать, молча уступил младшему сержанту место... Они ещё дважды сменяли друг друга, подставляя Зайцу свои члены, и каждый раз Заяц, пользуясь возникающей паузой-передышкой, обильно сплёвывал то справа, то слева от себя, — кафельный пол по бокам сидящего на корточках Зайца был заплёван так, словно здесь проплевался целый взвод... Наконец, Баклан почувствовал, как откуда-то из глубины промежности, устремляясь наружу, начинает стремительно нарастать-шириться обжигающее чувство неизбежно подступающего оргазма, — младший сержант Бакланов непроизвольно сделал судорожное движение бёдрами вперёд, вгоняя член рядовому Зайцу в рот почти что до самого основания, но в то же мгновение — точнее, в доли мгновения! — Заяц, то ли каким-то образом почувствовав, что Баклан сейчас будет кончать, то ли невольно отреагировав на резкий толчок, от которого головка члена оказалась у самой гортани, молниеносным рывком оттолкнул-отдёрнул Баклана от себя, одновременно с этим стремительно дёрнув головой в сторону, и... перламутровая струя, извергаясь из багровой головки, пулей преодолев расстояние сантиметров в сорок — никак не меньше! — шмякающим звуком впечаталась в кафельную стенку, и следом за этой струей тут же выскользнула-изверглась из члена ещё одна струйка, но уже слабее и тоньше, которая, до стенки не долетев, ляпнулась Зайцу на ногу — на штанину... кажется, разрядившись в воздух, Баклан сам на какой-то миг то ли растерялся, то ли слегка офигел-офонарел от силы и яркости накатившего оргазма: это, бля, было что-то... что-то совершенно фантастическое, — лет с двенадцати Саня Бакланов регулярно занимался мастурбацией, но никогда еще не было ему так щемяще — до ощущения нестерпимой боли в яйцах — сладко и хорошо...

 — Бля... я кончил! — еле слышно прошептал Баклан, говоря это то ли Архипу, то ли Зайцу, то ли информируя об этом самого себя.

 — Ну, бля... как из этого... как из брандспойта! — отозвался Архип, невольно оценивая напор Бакланова семяизвержения. — Если б Зайчик еблом не вильнул, ты б ему, Саня, глаз выбил... или свалил бы его наповал — убил бы струёй вообще! — Архип, глядя то на конвульсивно вздрагивающий член младшего сержанта Бакланова, всё ещё торчащий под углом к потолку, то на стенку, по которой узкой змейкой стекала вниз перламутрово-блестящая сперма, то на сидящего на корточках Зайца, который рукавом камуфляжа торопливо стирал с ноги второй — менее обильный — выброс семени, тихо и вместе с тем возбуждённо засмеялся. — Убойная сила!

 — Да уж... — Баклан, невольно польщенный словами Архипа, потряс теряющим упругость членом в воздухе, стряхивая оставшуюся каплю спермы, которая тут же шмякнулась-шлёпнулась ему под ноги — между расставленными ногами Зайца. — Хуля ты, салабон, глотать не стал? Испугался? — проговорил Баклан, глядя на Зайца.

Заяц, вскинув на Баклана снизу вверх взгляд, в котором вновь явственно обозначился испуг, не отозвался — ничего в ответ не произнёс... впрочем, Баклан никакого ответа от Зайца, кажется, и не ждал, — убрав свой член в трусы, застёгивая брюки, Баклан проговорил, обращаясь к Архипу:

 — Короче, Андрюха... кончишь — зайди в канцелярию. Да, бля, смотри... сильно не злобствуй — салабона струёй своей не убей... ему, бля, ещё служить и служить, — словно вспомнив, что он как-никак уже «квартирант», младший сержант Бакланов проговорил всё это тоном чуть снисходительным, одновременно с этим невольно косясь на колом торчащий член рядового Архипова.

 — Что я, бля... изверг, что ли? — коротко хохотнул в ответ Архип, вожделённо глядя на губы Зайца. — Мы, бля, не изверги — мы за мир во всём мире... правильно, Зайчик, я говорю?

Рядовой Заяц, теперь уже глядя снизу вверх на Архипа, опять ничего не произнёс в ответ — снова не отозвался... да и что он мог в ответ сказать? Один из двух старослужащих кончил, и было б наивностью думать-полагать, что второй старослужащий от секса с ним, с Димой Зайцем, по какой-то причине откажется... «только б не били», — подумал Заяц, переводя взгляд на возбуждённо торчащий член Архипа.

Баклан, подмигнув Архипу, вышел из туалета, и Архип, сгорая от нетерпения — не тратя время впустую, тут же занял его место... понимая, что чем быстрее второй старослужащий разрядится-кончит, тем быстрее закончится это всё вообще, рядовой Заяц сосал член рядового Архипова не то чтоб душевно, но вполне старательно и даже технично, то есть настолько технично, насколько это возможно было для неофита: скользя губами вдоль горячего ствола — губами двигая крайнюю плоть, Заяц ритмично двигал головой, одновременно с этим руками удерживая бёдра Архипа, который, всецело отдавшись процессу, лишь время от времени конвульсивно сжимал ягодицы, точнее, сжимал мышцы сфинктера, желая таким образом усилить и без того сладчайшее наслаждение, — Архип стоял перед Зайцем на чуть расставленных ногах, упираясь руками в стенку, и сидящий на корточках рядовой Заяц, время от времени руками отталкивая, отстраняя Архипа от себя — выпуская изо рта член, сплёвывал себе под ноги обильную слюну, чтобы секунду спустя вновь вобрать пышущий жаром член себе в рот...

Дима Заяц, насаживая рот на член — ощущая во рту поступательное движение горячего твердого ствола, не испытывал от этого сексуального процесса никакого внятно осознаваемого удовольствия, и вместе с тем сосание члена не вызывало у него ни отвращения, ни отторжения, ни какого-либо страха-ужаса, как то предписывается-подразумевается церковно-уголовными понятиями... словом, ни удовольствия, ни отвращения Заяц не испытывал, а между тем его собственный член по ходу сосания члена Архипа непроизвольно встал — напрягся и затвердел, так что если б Архип был теперь к Зайцу чуточку повнимательнее, он наверняка бы смог заметь между ногами сидящего на корточках салабона Зайца вполне заметную выпуклость... но Архип, всецело отдавшись переживанию собственных ощущений, неотрывно смотрел на округлённые губы Зайца, ритмично скользящие вдоль его члена, и потому — рядовой Архипов не видел, как приподнялись у рядового Зайца между ногами штаны, — парень, в армию только призвавшийся, сосал член у парня, отслужившего в армии полтора года, причем делал он это не по собственному желанию, а делал вынужденно, по принуждению, и при этом у него, не по собственной воле вовлечённого в однополый секс, возбуждённо стоял-дыбился член... как такое могло быть? Это казалось contra rationem — вопреки здравому смыслу... а между тем, в этом не было ничего ни удивительного, ни странного: возбудился ведь не сам Заяц, а возбудился в штанах его член, что лишний раз со всей неопровержимой наглядностью могло свидетельствовать о том, что у тела своя, от природы данная логика, и что если эта природная логика не деформирована,...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх