Моя новая жизнь

Страница: 2 из 7

мочи, которая омыла мое лицо.

Я расхохотался и поцеловал ее в раскрытые половые губки, из которых бил фонтанчик желтой мочи.

 — Боже мой! — Стыдливо застонала она. — Какой стыд! Я писаю, прямо тебе в рот.

 — Пустяки милая. Ты, прелестна. Я готов умываться твоей водичкой.

 — Витя, милый. Не надо. Мне до того стыдно перед тобой. Что ты делаешь? Зачем ты меня целуешь там? Я слабая женщина, и не могу сдержаться. Это слишком приятно.

 — Вот и наслаждайся любовь моя, — ответил я, продолжая ласкать языком торчащий язычок ее клитора. Его набухший отросток трепетал под моим языком.

 — Витя! О, Витя!

 — Что?!

 — Ты садист. Я сейчас умру от оргазма.

 — Мне, остановиться? — Лукаво спросил я.

 — О, нет! Пожалуйста, еще! Но, я не отвечаю за себя.

 — Милая, ты можешь даже обкакаться. Меня это не отвратит от тебя. Я наслаждаюсь, лаская тебя, твою волшебную щелочку. Можно, я войду в нее?

 — О, да! Прошу тебя. Сделай это скорей! Мне так хочется этого!

Она сладостно застонала и, раскинув ноги, начала страстно подмахивать мне, громко пукая. Сейчас, это не смущало ее.

Мы провели с ней волшебную ночь, полную знойной страсти и наслаждений.

Проснувшись в обнимку со мной, Люба вспомнила наши ночные безумства, и, в особенности, свои. Обняв меня, она спряталась на моей груди. Упругость ее прижавшейся груди, обжигающие прикосновения твердых сосков, а главное пушистая мягкость половой щели плотно прижавшейся к моему члену, мгновенно пробудили его. Моментально распрямившись, он упруго уперся в ее ногу. Приподняв ее, она прижала его теплой ляжкой, и мгновенно забыв о приличиях, взволнованно задышала, потирая его ногами.

 — Я сейчас кончу, — пригрозил я. — Ты же не хочешь, чтобы моя энергия пропала даром?

 — Нет. А, что я должна делать? — лукаво спросила она.

 — Позволить мне овладеть тобой. Или вставь его сама.

Теплые пальцы осторожно коснулись напряженного ствола, чуть помяли его и, обхватив, направили во влажную норку.

Я обхватил ее и, крепко сжав тугие, напрягающиеся под руками ягодицы, натянул на себя, глубоко входя в ее грот любви.

 — Поспеши милый, иначе мы запоздаем на работу, — напомнила она, размеренно двигая бедрами.

 — Ну и наплевать. Самое важное сейчас для меня сейчас это ты. Я хочу любить тебя бесконечно. Я хочу тебя, — простонал я, лихорадочно всаживая член в ее чмокающую щель.

Она пукнула, и страстно застонав, впилась поцелуем в мои губы.

 — Люби меня сильнее, милый. Люби и еще раз люби! — молила она. — Я хочу тебя. Я... я... я, сейчас... кончу! Да! Да! Да! Милый! Всади глубже. Кончи в меня. Наполни мое влагалище спермой. Чтобы она текла из меня. Всади его глубже милый!

Выполняя ее страстную просьбу, я засадил в нее до яиц и толчками заполнил ее норку потоками спермы. Громко пукая, она забилась о мои бедра и после нескольких вскриков, томно приникла ко мне, содрогаясь от последних содроганий.

 — Тебе этого достаточно, милый, чтобы дотерпеть до вечера, милый?

 — Конечно же, нет, любовь моя. Но, я дотерплю до этого радостного мгновения.

Во время знакомства со своим классом я заметил, что он, будто нарочно, состоит из четырнадцати чертовски соблазнительных девиц в довольно смелых и мало подходящих для школы нарядах. Мне пришлось то и дело отводить взгляд, чтобы не искушать себя видом, высоко открытых соблазнительных бедер и прекрасных стройных ножек.

Я серьезно засомневался, стоит ли мне вести этот класс? Слишком велико для меня искушение, общаться с четырнадцатью недавно расцветших, полных желания любить девушек. Я же, если быть объективным, отбросив ложную скромность, был для них самым подходящим объектом. Если я останусь, это наверняка закончится тем, что большая часть этих прелестниц побывает в моей постели. Я не умел отказывать.

 — Я хочу отказаться от этого класса, — произнес я, прижимая к себе обнаженную Любу. Мой член нежился в ее влагалище.

Она придвинулась ко мне, глубже всаживая его и чмокнув меня, спросила: — «Почему?»

 — Потому что я не очень уверен, что выдержу искушение.

 — Да?! Это немудрено. Тем более, что в этом классе есть такие девицы... Хочешь, я тебе кое-что расскажу о них?

 — Очень. Надо же мне знать своих учениц.

 — Половина из них, давно не девочки. Первая, Алла Пономарева. В седьмом классе, когда у нее вполне сформировалась фигура, я захватила ее лежащей ничком на парте. А сзади ее через зад имел наш физрук. Он получил от меня хороший нагоняй и, мне кажется, прекратил это.

 — Он был твоим любовником?

 — Ну, что ты! Ты первый мужчина, которому здесь удалось совратить меня. Я сама не ожидала, что способна на такое бесстыдство. Лежу сейчас с тобой, и наслаждаюсь чувством заполненности. Мне хорошо с тобой и, отчего то, не стыдно этого.

 — С тобой я чувствую себя в раю. Я никогда не был ангелом. Грешен, как все мужчины, но сознаюсь тебе, — ты, самая лучшая женщина в моей жизни. Без преувеличения.

 — Но, мне сорок три. А тебе всего двадцать четыре. По годам, я могла бы быть твоей матерью.

 — Это возбуждает меня сильней всего. Приятно обладать умной, красивой и чертовски соблазнительной женщиной.

Говоря это, я усилил напор, и она застонала. Округлый живот вздулся, прижался к моему животу, увеличивая мое вожделение, и я начал ее сношать с силой вгоняя член в ее возбужденно открытую щель. Вскоре мы кончили.

Когда все завершилось, Люба отбросила одеяло, открывая, чтобы остудить свое разгоряченное сексом тело. Уложив голову, на упругий шар ее ягодицы, я попросил: — «Продолжай».

Вера Кирпиченко. С ней связана история на выпускном вечере. Проходя по школьному коридору, за дверью одного из классов, я услышала приглушенный скрип, странное хрипение и всхлипы. Осторожно приоткрыв ее, я заглянула в щелку. То, что я увидела в классе, просто потрясло меня...

 — Погоди. Вера — это, крупная, полногрудая девушка с крупными карими глазами?

 — Которая, неотрывно смотрит весь урок на тебя, поедая взглядом, — с коротким смешком уточнила Люба. — Да, это именно она.

 — Откуда ты знаешь?

 — Не ты первый милый. Студента практиканта она соблазнила очень быстро. Это было два года тому назад.

 — Ей было тогда, — я быстро подсчитал в уме, — если я не ошибаюсь, четырнадцать лет.

 — Даже чуть меньше. Но, это не помешало ей, после уроков отдаться ему прямо в классе.

 — Хорошо. Но, что ты увидела тогда в классе?

 — Бутерброд. Верочка стояла между двумя старшеклассниками. Один имел ее спереди, традиционным способом. А второй, сзади, в попку.

 — Неудивительно, — ответил я, вспомнив солидный, крутой зад девушки.

Так значит, она позволяет трахать себя в задницу? Очень любопытно. От такого бы не отказался и я.

В институте у меня была подружка, идеей фикс которой, было желание остаться девственной для будущего мужа. Но, секс она любила ужасно. Поэтому, чтобы не терять невинность, вместо тщательно сберегаемого передка, очень охотно подставляла мне свою очаровательную попу. Ему, совершенно не обязательно знать, что четыре года, я ежедневно совал член в ее прелестную заднюшку. И это занятие было мне очень по душе. В ее тесном задке он чувствовал себя превосходно. Одному только Богу известно, сколько моей спермы он принял в себя.

Занимаясь любовью с очаровательной и милой Любашей, я невольно подумывал над тем, чтобы попросить ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх