Эстер — империя страсти. Часть 2

Страница: 1 из 2

ЭСТЕР — ИМПЕРИЯ СТРАСТИ ЧАСТЬ 2

Рассказ в стиле хентай

Императрица и ее телохранительница как раз закончили приводить себя в порядок, когда раздался стук в дверь. Вошедшая девушка в курьерской форме с поклоном вручила Эстер депешу. Прочитав ее, та нахмурилась и передала сообщение Айрис.

 — Значит, еще одно нападение. — Помрачнела воительница, закончив читать. — Твоя сестричка все так же неугомонна.

 — Да уж. — Хмыкнула императрица. — Моя милая Серинити всегда была крайне назойливой девчонкой. Но есть и хорошие новости — у нас появился пленник. И с ней уже работают в Залах Удовольствия. Думаю, пора проверить, есть ли результат.

Во времена правления матери Эстер Залы Удовольствия вполне заслуженно назывались Залами Ужаса. Враги короны покидали их стены в виде изуродованных трупов. Эстер, придя к власти, сменила методику. Она предпочитала перевоспитывать, чем убивать. Ее враги выходили из застенков покорными и верными слугами.

Когда императрица появилась в Залах, процесс «обращения» уже шел в полную силу. Пленница — красивая кареглазая блондинка с большой грудью великолепной формы и длинными стройными ногами была прикована к пыточному устройству, напоминавшему гимнастического коня, только вместо мягкого верха у него было стальное клиновидное ребро. Это ребро глубоко врезалось в промежность девушки, раздвинув внешние складки, оно впивалось в нежную плоть вагины. Ноги девушки были связаны так, что лодыжки оказались вплотную к ягодицам, зафиксированные кожаными ремнями. Короткой цепью они соединялись со скованными за спиной руками, так что жертва была лишена возможности хоть как-то амортизировать давление на свою щелку.

Боль должна была быть адской, но влага, струящаяся по ногам пленницы, покрывавшая почти всю поверхность пыточного «коня», свидетельствовала скорее об удовольствии.

 — Здравствуй, Фрида. — Эстер поприветствовала заплечных дел мастера, высокую крепкую шатенку, одетую в кожаные штаны и жилетку, не скрывавшую ни мускулистых рук, ни внушительного бюста. — Сколько раз уже она кончила, катаясь на «лошадке»?

 — Уже пять раз, моя императрица, и сейчас будет шестой.

Эстер и Айрис с любопытством повернулись к пытаемой. Стальное ребро начало двигаться, назад и вперед, с влажным звуком скользя в щелке девушки. Она запрокинула голову, издавая громкие хриплые стоны, слегка приглушенные кляпом. Потом к этому добавились резкие толчки вверх, слегка подбрасывавшие девушку в ее «седле». Каждый новый толчок сильнее вгонял металл в ее истерзанное влагалище. Пленница билась в путах, выгибалась дугой, закатив глаза. По подбородку текла слюна, и раздавались животные хриплые крики.

Наконец из ее груди вырвался совершено первобытный вопль, она выгнулась так, что Эстер испугалась, не сломается ли ее тонкая шея. Это был один из сильнейших оргазмов, которые ей приходилось наблюдать. Наконец тело пленницы прекратило биться в конвульсиях и обмякло, безвольно повиснув в оковах.

 — Отключилась. — Констатировала Айрис. — Какую дозу ей дали?

 — Стандартную, пять миллиграммов. — Пожала плечами Фрида.

 — Ну что ж, снимите ее и приведите в чувство. Послушаем, что она нам скажет.

Через полчаса пленница открыла глаза. На этот раз ее растянули на металлическом кольце, приковав запястья и лодыжки к ободу. Императрица внимательно разглядывала пленницу. Только сейчас она обратила внимание, что сосок левой груди пленницы украшало маленькое золотое колечко. Она внимательнее всмотрелась в ее лицо, пытаясь вспомнить.

 — Ее лицо... оно кажется мне знакомым. — Задумчиво протянула Эстер. — О! Да это же Лета! Наша малышка Лета! Помнишь меня?

Девушка ответила ей яростным взглядом.

 — Эстер. Чтоб ты сдохла, тварь.

 — Ай-яй-яй, как грубо. А ведь когда-то мы были так дружны. Впрочем, ты всегда ходила за Серинити, как собачонка на привязи. Кстати, ты не знаешь, где сейчас моя сестричка?

 — Даже если бы знала, думаешь, сказала бы? Ты можешь делать со мной все, что захочешь, но я не предам Серинити.

 — Какая уверенность. Ты скажешь мне все, что я захочу узнать, Лета, причем с радостью. Как только пройдешь надлежащую тренировку.

Эти слова заставили девушку побледнеть.

 — Что... ты собираешься делать?

 — Ну... как ты сама сказала, все что захочу. И когда мы закончим, ты будешь умолять меня продолжить. Вкатите ей две порции.

Фрида достала инжекторы с наркотиком, многократно усиливавшим сексуальную возбудимость и чувство наслаждения. При этом препарат вовсе не притуплял болевых ощущений, что делало его идеальным средством для излюбленных императрицей пыток. Один укол она сделала в шею жертве, другой — прямо во влагалище, не обращая внимания на крики боли. Через минуту наркотик начал действовать — Лета задышала чаще, ее глаза заблестели.

 — Как себя чувствуешь, Лета? Немного жарковато, особенно здесь, внизу? — Поинтересовалась Эстер, ведя пальцем по нежной коже бедра пленницы. Та вздрогнула от прикосновения, прикусила губу, чтобы не стонать.

 — Играешь в железную леди? Брось, ты намокла, как последняя шлюха в дешевом лупанарии. — Эстер грубо вставила сразу три пальца в вагину Леты, и та не смогла удержаться от короткого вопля. Эстер не вынимала пальцы, но и не двигалась, чувствуя, как плоть девушки конвульсивно сжимается вокруг нее. Лицо Леты исказилось, жажда чувствовать наслаждение, кончить, чтобы унять пожар в ее киске, боролась в ней с гордостью и преданностью Серинити.

 — Я могу продолжить, подарить тебе освобождение, все, что от тебя требуется, сказать, где сейчас моя сестра.

 — Иди к черту.

 — Я хотела как лучше, но, видимо, придется проводить процедуру по полной программе. Начинай, Фрида.

На спину Леты обрушился удар нейрохлыста, прочертив алый рубец. Девушка готова была терпеть боль, но это было в сотни раз больше, чем она ожидала. Тем более что к болевым ощущениям примешивалось столь же сильное наслаждение. Следующий удар пришелся между ее ног, и хлыст вошел точно в щелку, затем с такой же хирургической точностью Фрида обработала ее соски. Каждый удар приносил с собой миниоргазм, заставляя Лету кричать от боли и страсти, корчиться в оковах, потеряв контроль над телом. Наконец, ее тело сотрясла сильнейшая судорога, и на минуту она растворилась во вспышке, казалось, заставившей ее тело расплавиться, перестать существовать.

 — О, да ты крикунья. Горячая девочка, да? У нас с Серинити похожие вкусы. — Довольно улыбнулась императрица. Одой рукой она сжала левую грудь пленницы, покрутила между пальцами сосок, затем медленно провела по нему языком. Пальцами другой руки она перебирала нежные складки между ног жертвы.

 — У тебя отличное тело, Лета. И это колечко — оно всегда мне нравилось, жаль, что тогда мне не разрешили вставить себе такое же. — Эстер ухватилась за кольцо, слегка потянула, улыбнулась, услышав стон. — Я ведь заказала полный комплект таких украшений к твоему дню рождения. Тогда я не успела вручить его тебе вручить, но знаешь, я их сохранила. На случай, если мы еще встретимся. Думаю, сейчас вполне подходящий момент.

Айрис поднесла коммуникатор ко рту, и через несколько минут служанка принесла маленькую шкатулку, в каких хранят драгоценности. Эстер открыла ее и продемонстрировала четыре колечка — точные копии того, что носила Лета, и несколько тонких цепочек. Фрида приблизилась, толкая перед собой столик с флаконом антисептика и набором игл разной толщины. Лета слегка задрожала — наполовину от страха, когда она поняла, что ее мучители собираются сделать. Но к страху примешивалось возбуждение, ее тело уже ...

 Читать дальше →
Показать комментарии
наверх