Мои развлечения

Страница: 1 из 2

С чего обычно начинают рассказы? Наверно, нужно рассказать о себе: я — предприниматель, не беден, не женат, о своей внешности мне самому судить сложно, но женщины не против, хотя сразу не могу сказать, на что больше они реагируют — на мои деньги или мою внешность.

Есть у меня любимое развлечение, о чем я хотел бы поведать миру,

конечно, совершенно анонимно, хотя круг посвященных достаточно велик! Я люблю пороть молодых девушек, и не просто пороть, а еще и трахать в попку, и обязательно девственную. Чтобы попочка была девственная, за этим следят мои посредники, которых у меня немало, и которым я хорошо плачу. Львиную долю, кстати, получают именно они, а не девушки. Странно, не правда ли? Самую трудную работу выполняют ведь именно девушки, а деньги получают

посредники, которые находят и договариваются с ними.

Профессиональные проститутки меня не интересуют — еще подхватишь

что-нибудь от них. В наш век СПИДа это легко, а я не люблю

резинки, хотя понимаю, что это небезопасно, но пока, ничего, проносило.

Сценарий мой всегда разный, у меня богатая фантазия.

Расскажу про эту субботу. Ко мне на дачу, купленную специально для этого дела, приехала очередная девушка. Все девушки приезжают сами, добровольно, и приблизительно знают что их ожидает. «Прием» длится не более полутора часов, иногда меньше, но больше врядли.

Приехала девушка, лет 20—23. По виду студентка. Кажется китаянка, а может и кореянка, и вьетнамка. Еще успею узнать. По ее перепуганному личику трудно понять откуда она. Стоит и молчит. Спрашиваю, как ее зовут. Оказывается Марина. Скорей всего кореянка. Я их люблю больше всех. Они очень терпеливые и выносливые — интереснее с такими, чем с несдержанными истеричками.

Стоит Марина больше ни гугу от нее не слышно. Глаза уставились в паркет, переминается с ноги на ногу. Надо бы ее подбодрить. Беру в руки секундомер и объясняю Мариночке, что она должна раздеться совсем, догола. Сколько секунд будет возится, столько получит ударов ремнем по попе. А стояла Марина в шубе, в сапогах, да и под шубой ого-го сколько одела — чай декабрь в Сибири, а не карнавал в Бразилии.

Время пошло. Уложилась Маришка в 22 секунды. Вещи разбросала по всей комнате. Ну что ж, 22 удара — не самый худший результат! Ведь это только для начала.

Мои ровесники помнят наверно спортзалы в школе со «шведской стенкой» и съемным турником, который можно было на эту стенку повесить на любую высоту. Оказалось, что эта конструкция незаменимая вещь для моих замыслов. Вешаю турник на уровне пояса Марины, нагибаю ее вперед, фиксирую руки и ноги. Руки — обычными наручниками, а ноги просто привязываю веревками, чтобы невздумала пинаться, а это уже были прецеденты.

Теперь объясняю немудренные правила игры: Марина возилась 22 секунды, следовательно заслужила 22 удара ремнем, как мы

договорились, по своей огруглой попке. Но, сегодня у меня разболелась голова, и я предпочел бы тишину и покой, поэтому, сколько раз Марина крикнет, столько ударов розгой плюс 2, она получит по... соскам. Вон они уже как стоят столбиками. Крикнет 4 раза, розга отработает 6 раз. Надо сказать, что фигурка у Марины была не из ряда вон — я бы сказал, что она худовата, но попка была в меру кругленькая, а грудки я люблю маленкие, чтобы удобно

было сжимать руками.

Ну, поехали. Раз! Ягодицы резко сжались. Два! Марина шумно

втянула воздух ртом и выдохнула. Три! Вообще, я не садист до

мозга костей, и не запарываю до смерти. Но выполняю задуманное до конца. Именно благодаря этому своему качеству я добился в бизнесе таких результатов. Если бы Марина закричала сразу, я не стал бы бить ее с потягом, а так... Четыре! Ремень опустился на уже слегка порозовевшую половинку, и я резко рванул ремень на себя. Стон, но еще не крик. Пять! По тому же принципу и на тоже самое место. Почти, но еще не то, что мне надо. Я же говорил, что

кореянки терпеливые — наша Маринка получит по своим симпатичным сосочкам всего 12 раз.

Отвязываю. Все лицо залито слезами, а нижняя губа прокушена почти до крови. Ну зачем так себя мучить?! Перевешиваю турник на уровни лопаток Марины, чтобы ее грудки еще больше выдались вперед. Руки подняты над головой и привязаны все к той же «шведской стенке». Спасибо шведам, если это действительно их изобретение. Снова сообщаю Маришке, что если она опять будет кричать, то получит уже

линейкой по своей многострадальной попке. Но в этот раз я

прибавлю 3 удара. А если я не услышу от нее ни звука, то трахая в попку буду пользоваться смазкой. Ведь ее никто еще не имел туда? Нет. Но она же знает, как это больно в первый раз особенно на сухую? Да, действительно знает, слышала. Ну что же, будем

надеятся, что Марина себе не враг.

Орудуя розгой я не луплю с потягом, а просто оперирую силой

удара. Может Марина не хотела быть себе врагом, но 11 ударов линейкой она все же заработала.

Так, маленькая пауза, чтобы выразить сострадания и сделать ей небольшое предложения. Больно ли Марине? Оказывается, действительно больно. Странно. Тогда может сделать перерыв? На 10 минут, чтобы побаюкать свои болезненые местечки. По себе знаю, если ударишься, то прижимаешь к этому месту ладонь, и как будто легче. А тут... Но за это, после анального траха Марина сделает мне минет ипроглотит все, чем я смогу ее одарить. Согласна? Она думает. Спрашивает, помою ли я свой член после ее попки? Умная, нечего сказать. Уверяю ее, что вымоюсь весь с мылом. Опять

думает. Чтобы подстегнуть ее мыслительный процесс сжимаю двумя пальцами ее правый сосок. Ответом мне слушит крик, переходящий в

стон, и согласие на минет с проглотиком. Да уж, а не такая она и умная, во-первых, после перерыва ей будет еще больнее, а во-вторых, сразу после одного раза, заставить меня кончить второй раз — ей придется сильно постараться. А ведь к боли от сосочков и ягодиц, прибавится боль от развороченного анального отверстия. Но ее за язык никто не тянул, она сама согласилась. Отвязываю и засекаю время.

А она легла на диван в позе эмбриона. Попу прижала к мягкой спинке дивана, а руками держит грудь. Глаза закрыты, но слезинки продолжают катиться одна за другой.

Однако время вышло. А за нашей красавицей еще 11 ударов линейкой.

Линеечка у меня особенная, из твердого пластика с дырочками, широкая. Удобно лежит в руке, а какие красивые после нее остаются следы — не передать. К тому же на линейке по всей длине есть остренькие шишечки, в общем, линеечку мою не скоро забудешь. Так что можно кричать, все ровно не сдержишься, да и накричала Марина все, что могла.

Да уж, кричит Марина оглушительно, с моей помощью. На подходе

кульминация вечера. Приступим к прямому массажу прямой кишки.

Раздвигаю Маришкины ягодицы и вижу восхитительное зрелище — шоколадная звездочка судорожно сжимается, а самое главное, какая она малюсенькая. Пока. Смазку, как вы помните, она не заслужила, так что все естественно, без искусственных любрикантов. Надо сказать, что дружок мой в длину добрых четверть метра, а толщина его не меньше, чем Маринкино запястье. Но ничего, поместится. Резким движением загоняю половину своего агрегата в ее дырочку — самое главное преодолеть сопротивление колечка. Да уж, узковата, что самому немного больно, но по сравнению со страданиями Марины, мои — ничто. А как она кричит! Как просит вытащить! Но нет! Знаю

прекрасно, что после первого раза, вторичное погружение не такое

чувствительное, так что терпи и привыкай, дорогая. Тем более, это самое начало. Вынимаю и любуюсь, как сжимается ее дырочка, такая пока узенькая. Теперь насаживаю ее на всю длину своего вертела. И каждый раз, когда мой дружок выходит Мариночка так замечательно кричит, что мне хочется продлить удовольствие.

Кстати, недавно вычитал, что во время секса женщине приятны стимуляция сосков. Пальцами ...

 Читать дальше →
Показать комментарии
наверх