Ум – хорошо, а х…. – лучше

Страница: 4 из 5

подошел к столу, налил немного водки. «На, хлебни для храбрости, сразу захорошеет».

Лариса попыталась что-то произнести в защиту, на что мужик, схватив её за подбородок, прошипел: «Ты кайф сорвала, сука? Не мешай девчонке забавляться. Смотри, как она трясется».

Он почти насильно влил в рот Марины водку и, чуть закашлявшуюся от алкоголя, спросил: «Ты сосала у него?»

Марина вымолвила что-то непонятное, он же решил, что «нет», и тут же облапив всё её небольшое тело, впился долгим и сильным поцелуем в её губы. Видимо, точно зная беспроигрышное действие своего поцелуя, он почувствовал, как раскрепостилось её тело, как ножки, казалось, сами принимали нужное положение, удобное для мужика. Такая ситуация его радовала. Одной рукой плотно удерживая Марину, другой он сжимал пышные сиськи Ларисы. «Тебе применение тоже найдется» — хохотнул он, азартно тиская Ларисины полушария. Лариса повернулась в сторону Марины и смотрела, как под мощным мужским напором совсем скоро её подружка станет молочной сестрёнкой. Она, не скрывая зависти, гладила его волосатую руку, лапающую её сиськи, и, прижавшись своим лобком к его бедру, получала удовольствие от тех напористых движений, которыми мужик пытался проникнуть в тугую, никогда не рожавшую Маринину писечку.

Марина, чувствуя, как её подружка забавляется всего лишь от соприкосновения с телом мужика, немного осмелела, что не мог не заметить и не оценить мужик.

«Я тебе говорил, что налево сходить всегда приятно, особенно с подружкой. Смотри, как ей хорошо. Раскрой пошире свой персик, я его располовиню». И Марина уже сама, уставшая от сопротивления, увлечённая и потерявшая контроль над своими действиями, безропотно сдалась. Видимо, боясь разбудить Савву, она не вскрикнула ни одного раза, только обречённо стонала от каждого его движения.

Никакой жалости к Марине в это время я уже не испытывал. Откровенно, меня даже немного успокаивало то, что этот мужик увёл её прямо из-под Саввы, который и не думал просыпаться...

Наспех накинув на себя только необходимую одежду, компания снова уселась за стол. Мужик нехотя обнимая девок обеих сразу, вдруг вспомнил обо мне: «Разбудите своего пацана, пусть он выпьет вместе с нами». Лариса подскочила ко мне и стала трясти. Я видел, как в это время мужик, усадив Марину на себя верхом, плотно зажал её и о чем-то стал допрашивать, на что обессилевшая девушка согласно кивала головой.

Изображая вид только что разбуженного человека, я недовольно плёлся к столу. Боясь поднять глаза на мужика, уставился в стакан с водкой, чуть отпил.

«Ты почему совсем не реагируешь на то, что я твоих девок натягиваю?» — он упорно пытался найти мои глаза. Я старался не реагировать на его взгляд и сохранить, как минимум, спокойствие.

Лариса предложила сходить по-быстрому в душ, мужик сказал, что тоже пойдёт, но его вовремя остановили, потому что сегодня был только женский день.

Начиналось то, чего я так сильно боялся...

«Это твои девки?»

«Нет»

«А почему ты тогда здесь сидишь?»

«Напился»

«Видел, как я их трахал?»

«Да, немного» — я боялся соврать.

«Молодец, что не соврал. Понравилось подсматривать?»

«Да, но я не хотел мешать»

«Молодец, что не мешал. Савка давно их долбит?»

«Нет, только сегодня»

«Да? А какие девчонки раскрепощенные! Та, что маленькая, наверно, влюбилась в Савку? Может, зря я ее оприходовал?»

Я промолчал, а мужик продолжил: «В нашей жизни зря ничего не происходит. Ты-то их пробовал? У маленькой натяг классный, ей, видно, тоже понравилось, заберу её как-нибудь себе на всю ночь... порадоваться».

Он придвинулся ко мне ещё ближе, подмигнув: «Она сказала, что со мной ей больше понравилось. Девки — это такое племя, которое надо при случае и без случая е... ть, тогда они тебя будут любить. Ты видел, как я ей смачно засадил?»

Я снова молчал, боясь выдать свое отношение к нему. Я боялся любого его слова, провокационного вопроса, малейшего прикосновения.

Он, видимо, почувствовав это, неожиданно взял мои руки в свои. Меня прошиб пот. Под столом он уже легонько сжал мои ноги своими.

«Ты дрожишь, как девочка. Хочешь ласки?»

Я молчал, а для него это было согласием.

Крепкими руками он обнял меня и притянул к себе. Я ощутил, какими они были мозолистыми и одновременно очень мягкими. Он залез ко мне под майку и гладил спину, как будто массируя её. Я в упор смотрел на его довольную физиономию и пытался выставить свои руки, чтобы он меня не раздавил. Однако вскоре он умело их нейтрализовал и уже совсем плотно прижал меня к своему сильному телу.

«Ловишь кайф? Или нет?» — и, не ожидая моего ответа, продолжил — «Какой урожайный день: двух молоденьких девок из-под носа у Савки увел, а здесь ещё одна радость!!!... А тебя Савка как? Совсем не трогал? Он таких любит больше жизни!!!»

Я, как на допросе, в двух словах рассказал, как он подлёг ко мне сегодняшней ночью. Мужик тут же со словами: «девки скоро придут» стал одеваться.

«Давай, ты тоже одевайся, поедем на хату, у меня машина внизу прямо у вашей шараги стоит»...

В какой-то степени плачевность своего положения я осознал только тогда, когда мужик, усадив меня на переднее сидение рядом с собой, закрыл двери на предохранитель. Несмотря на дикую опасность, испытываемую мной, его крепкие руки, уверенно расположившиеся на баранке автомобиля, вызывали уже понятные мне чувства уважения. Сам же мужик ощущал себя настоящим хозяином положения.

Наклонившись ко мне так, что его нос коснулся моей щеки, он спросил: «Тебе как? Удобно? Хорошо?»

Я ответил: «Да».

«Вот и хорошо, но будет ещё лучше».

Увидев, как я, туго схваченный ремнём безопасности, слегка заёрзал на сидении, он снова наклонился ко мне: «Это я подтопил сидение, чтобы разогреть твою курочку». Он хохотнул и добавил: «Скажешь, когда готовая будет». Видя, что мне становится совсем горячо, он, выключил отопление.

«Как? Разогрелся?» — и потрепал одной рукой меня за щёку. Теперь одна его рука непрерывно гладила меня по всему телу.

«Ты сказал своим, чтобы тебя не теряли?... Хочу оставить тебя дня на два... Поспишь, отдохнешь... порадуешься».

Я попытался что-то возразить, на что он тут же притормозил машину и сделал внушение: «Пока стоим, сними штаны и повернись своей курочкой ко мне... Не стесняйся, стекла тонированные, никто кроме меня не увидит твою красавицу» — и его рука резко расстегнула ремень на моих брюках.

«Вот так, славно, только получше подставь мне её, чтобы... помацать».

Со спущенными брюками я уткнулся в сидение, однако он тут же повернул мою голову в свою сторону. «Ты мне кайф не порть, я хочу видеть, как тебе будет хорошо».

Только мне ничего не нужно было видеть — я чувствовал, как он умело пальцами натирает моё колечко, касаясь мошонки.

«За ночь ты наиграешься так, что забудешь про всё на свете» — и он вновь включил мотор.

...

Машина въезжала на территорию какой-то усадьбы, и я еще раз проверил, все ли пуговицы застегнуты на моих брюках. Когда автоматические ворота закрылись за нашей машиной, мужик с кайфом выдохнул: «Вот и приехали, будет у тебя новая, приятная жизнь». Он что-то шепнул охранникам, они понимающе кивнули и проводили нас в дом. От света и роскоши в доме глаза слепли.

Мужик повёл меня на второй этаж, хотел было оставить на попечение охранников, но затем всё же взял меня за руку и, предварительно постучав, вошёл со мной в двери совсем не большой, но очень уютной комнаты.

Усадив меня в кожаное кресло, он направился подобострастно брататься-обниматься с хозяином дома.

«Мой должок... « — и это было всё, что я мог расслышать, потому что остальное он говорил ему почти шепотом.

Хозяин молча выслушал мужика и уже достаточно громко спросил: «Он как? Брыкается?», на что мужик заверил: «Хороший малый, уважает силу....  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх