Ум – хорошо, а х…. – лучше

Страница: 5 из 5

Правильно я говорю?»

Я, утонув в роскошном мягком кресле, молча сидел и вполне покорно подтвердил согласие только что сказанного мужиком. Я видел, какими глазами, выходя из кабинета, он посмотрел на меня.

Хозяин, с сигарой во рту, плотный, похожий на медведя, сказал, чтобы я подошёл к нему поближе. Он заставил меня поднять глаза и внимательно посмотреть на него. Я увидел у него чуть заметную улыбку на лице и какое-то отеческое одобрение.

«Коньяк будешь пить?»

У меня откуда-то взялась потрясающая смелость и я тут же выпалил, что с утра ничего не кушал, а вернее, со вчерашнего вечера. Он распорядился накормить «малыша». Тут же принесли бутерброды с икрой, на которые я, нисколько не стесняясь, набросился, как зверь.

Хозяин, наслаждаясь дымом сигары, любовался тем, как я сметаю один за другим бутерброды и распорядился принести что-нибудь дополнительное.

Вдруг хозяин неожиданно спросил меня: «Когда вёз тебя сюда этот мизгирь, в машине не трогал?»

Я отрицательно помотал головой. Хозяин расплылся довольной улыбкой и напомнил: «Ты, малыш, кушай, кушай». И я с удовольствием налёг на вторую партию бутербродов.

«К девкам как относишься? Любишь зажать где-нибудь в подворотне, чтоб пищала?»

Я, не зная, что ответить, сказал, что у меня была девушка...

« Почему была?... Здоровее ё... ря нашла?»

Я, почти согласный с этим, промолчал.

«Вот ведь какая штука получается, если девка с хорошим х... ем попробовала, другого ей уже не надо, все ноги сотрёт, но прибежит к нему... А ты, видно, её только гладил. Целку-то ей кто ломал?»

После сегодняшних событий я уже во всем стал сомневаться.

«Вот видишь, не знаешь, кто первый твою девку уложил. А я знаю... « — он смотрел на меня пронзительным взглядом. — «В деревню ездили группой помогать колоски собирать?»

Оценив его прозорливость и вездесущность, я, вспомнив совсем бесправный первый курс, подтвердил.

«Это же настоящая находка для любого пропахшего соляркой механизатора — городская девка с мягкими сиськами, да ещё и помогать приехала. Он зажмёт её одну в поле, погладит чуток и в лесок под гул мотора. Девка от одного запаха окосеет, он её погладит так, для забавы, но палку, а-то и две, обязательно кинет. На то она и девка, чтобы поломаться, но хорошему мужику уступить, потом весь месяц при его появлении свои бл... ские глазки опускать будет. Ты вспомни — девок ваших механизаторы подвозили с поля? А? Вспомнил? А лифчики, облапанные масляными ручищами, помнишь? У нас один особо охочий до девок, небольшой матрасик всегда возил в кузове. Только девка чуток разомлеет — ей мягкий матрасик под спину, он за пять минут укладывал под себя красивую, и никакого насилия, только полюбовное согласие. Зато девка после этого дела, как куколка, розовощёкая становится. А завтра... завтра уже другую везёт... «.

Я, как будто получив команду, стал вспоминать все, что было два года назад, одновременно мне казалось, что так реально человек может рассказывать только про свою собственную жизнь. Тем временем хозяин уже наливал коньяк в два огромных фужера.

«А если нет этих самых девок, что делать ненасытному механизатору?»

Не дождавшись моего ответа, он продолжил: « Правильно ты подумал: он берет себе в помощники такого пацана, как ты. С тобой веселее — ты по-молодецки полог вовремя закроешь, о жратве позаботишься, ну, а под хорошее настроение... можно и на скрипке поиграть... после хорошего обеда».

Я с трудом собрался с духом и решил спросить, однако слова я не получил.

«Давай, выпей немножко, а потом я тебе ещё кое-что расскажу».

Коньяк был, видимо, очень дорогой и очень крепкий. Несмотря на кучу съеденного, я сильно опьянел, с трудом держась, старался показать, что мне всё интересно и я готов его внимательно слушать, хотя рассказа-то совсем и не было — просто я видел, как большой дядя, опрокинув сто граммов коньяка, стал расстегивать брюки.

«Ты так внимательно смотришь, как будто боишься упустить малейшую подробность. Значит, тебе должен нравиться хороший мужской член?»

Я тут же отвернулся, как маленький ребенок, уличенный строгими родителями в какой-то шалости, но хозяин подошёл ко мне ещё ближе и заставил посмотреть на него уже более внимательно. Из дорогих брюк вывалилось породистое создание, по своим физическим параметрам напоминающее своего хозяина, такое же плотное и мясистое, только, соответственно, с меньшими размерами.

«Я тебя не зря похвалил за внимательность. Ты не должен потерять ни одной капли из этого источника, иначе этот дорогой костюм я заставлю тебя всю ночь стирать и гладить»

Добрый дядя, так щедро накормивший меня черной икрой, которую я до этого и не пробовал ни разу, вдруг разом превратился в жёстокого хозяина, не терпящего каких-либо возражений: «Теперь ты догадался, почему мне нравятся мальчики типа тебя?... Потому что любая девка губной помадой испачкает брюки, даже у механизатора».

Приподняв своё создание, несколько свесившееся с его такой же мясистой ладони, хозяин обнажил грибообразную головку, поводил ею по моему подбородку, шее и, расплывшись в улыбке, прижал её к моим губам: «Это только первый раз страшно, а потом пойдёт, как по маслу».

Хозяин, заметив, как из тугой, отливающей синевой, головки его члена, выделилась прозрачная капля, скомандовал: «Оближи!»

«Всё будет зависеть от тебя, котёнок» — и он набросил на меня пушистую шкуру какого-то небольшого зверька, лежавшую на соседнем кресле. Его массивные пальцы сквозь шкуру безжалостно стали лапать моё тело.

«Хороший был зверёк, пушистый, мягкий. Хочешь на нём поваляться?»

Не понимая, я молчал и только время от времени, когда хозяин небрежно прижимал мою голову к своему члену, широко раскрывал рот, чтобы не промахнуться.

«Поглубже заглатывай соску» — и он с силой вогнал её по самые помидоры. Однако отчётливо помня указание хозяина по поводу его дорогих брюк, я старался всё делать очень аккуратно и ни в коем случае в самом прямом смысле этого слова, не распускать слюни.

На мне уже не было ни джинсов, ни трусиков, я даже не заметил, как они упали с меня, а здоровенные пальцы хозяина ненасытно мяли мои полушария.

Когда он подложил под меня пушистую шкуру, меня как будто ударило током — настолько действенным оказалось её прикосновение к моему обнажённому телу.

«От таких мехов самая тесная дырка раскроется!!! Как цветочек!... Чувствуешь заботу?... Вот так и матрасик, аккуратно уложенный под девку, гипнотизировал её наповал. А тебе как? Не щикотно?... «.

От действия его рук, а особенно — пушистого меха, я чувствовал какую-то необыкновенную легкость своего тела.

...

Утром я проснулся от того, что меня кто-то очень ласково обнимал. Кто же это может быть, если не хозяин? Почувствовав, что я проснулся, он очень сильно сжал мои ноги своими, на что я, как по команде, стал поворачиваться в его сторону. Колкая, обжигающая улыбка хозяина долго не сходила с его лица.

«Как ты чувствуешь себя, котёнок?» — и его рука легла мне на обнажённый живот. «Нравится начинка? Порадовал ты вчера меня» — и он стал дёргать мои соски.

Я, то ли от боли, то ли от стыда, стал немного сопротивляться, на что тот ещё ожесточеннее продолжил своё развлечение.

«Вот если бы ещё сиськи у тебя были, как у бабы, тогда тебе цены бы не было. Бабы, которые со мной один раз кувыркались, запомнили на всю жизнь, кто был хозяином их бл... ких сисек. Если баба со мной была всю ночь, я её раз пять будил, чтобы подоить, и ни одна не сопротивлялась... только тихо плакала от счастья... А ты сходи в ванную, подмойся, и про гель не забудь, поиграем, как вчера».

К вечеру один из охранников хозяина, без умолку болтая со мной, вёз меня к порогу общежития. «Ты всё запомнил, малыш? В среду, 19—00»

E-mail автора: talantbolero@mail.ru

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

наверх