Обстоятельства

Страница: 2 из 4

заставили встать его член и она, в конце концов, кое-что получила от него. Ничего, со временем, он привыкнет к женскому телу, и не будет кончать, едва всунув член в него член.

Вернувшись из леса Наталья внимательно посмотрела в утомленное лицо племянника, взглянула на довольное лицо подруги, но ничего не сказала. Она поняла, что случилось в ее отсутствие, но не стала вмешиваться в их отношения. Если Варе так хочется, это дело ее, да и Вадику пора познакомиться с этой стороной жизни.

 — Что не получилось у тебя? — спросила она, садясь рядом с сидящей на лавочке подругой.

 — Ты о чем это? — Сделав вид, что не понимает, о чем идет речь, спросила Варя.

 — Об этом самом. Неужто не понимаешь?

 — Нет. Кое-что, все-таки, получилось. Что делать если он переспал с бабой в первый раз. Ты осуждаешь меня за это?

 — Нет, конечно. Отлично, понимаю тебя. Если ты хочешь, пользуйся им, дишь смотри чтобы Люба не узнала, что ты спишь с ним. Нравится он ей.

 — Как ты думаешь, они спят уже?

 — Я уверена, что пока еще нет, но скоро тоже будут спать. Куда им деться, если один он здесь парень. С кем же ей дружить, кроме него? А он все же парень, да и не плохой. Так что спать они так и так будут, но ты им не мешай. Она ведь девушка, и у нее такие же желания, как у нас, взрослых.

 — Да я все понимаю. Вот ты как будешь без мужика обходиться?

 — Ох, Варя, не знаю даже. Так тяжко порой бывает, хоть на стену лезь.

 — Наташа, ты только не ругайся, пойми меня правильно...

 — Что ты Варя, — испуганно замахала руками Наталья, — об этом и речи быть не может. Племянник он мне, хоть и двоюродный, но все равно родственник близкий. Грех это.

 — Грех то грех, но ты ж заболеешь от такой, одинокой жизни, совсем без мужика. Да и не такой уж он близкий тебе родственник. Двоюродный племянник, это, все-таки, не родной.

 — Да, мне уже сейчас плохо, но что я могу сделать? Не с ним же начинать прелюбодействовать?

 — Наташа ты можешь конечно терпеть, но я советую тебе не быть такой щепетильной.

 — Варя, я не знаю пока ничего. Мне даже подумать об этом стыдно.

 — Думай. Но, на твоем месте я бы не стала терпеть.

2. Соблазнение

Посмотрев в сторону сеновала, где, как она была уверена, находится Вадик, девочка расстелила на траве одеяло и легла, подставляя тело под жаркие лучи летнего солнца. Заведя руки за спину, она расстегнула лифчик и вытащив его из-под себя, прижалась голой грудью к теплому одеялу. Они были дома одни, но Лена не боялась его.

Недавно, она подслушала беседу мамы и тети Наташи об «этом». Мама призналась, что дала Вадику. Интересно, что он сейчас думает об этом? Переживает, скорее всего, что у него, ничего толком не получилось. Бедненький.

Маму она, ни сколько не осуждала. Она женщина и ей плохо жить без мужчины. Любе, хотя она еще девушка, и то часто хочется. Когда очень уж сильно хочется, она ласкает себя, доводя до оргазма. Это приятно и успокаивает, снимая на время сексуальное желание. Любопытно, как делают это мальчишки? Как они управляются со своей длинной, твердой штукой? У Вадика она такая большая и длинная. Когда Люба схватила ее, она была такая твердая.

Разомлев на солнцепеке, она незаметно задремала и проснулась от его прикосновения. Увидев, что она открыла глаза, Вадик схватил ее за плечи и покрыл жаркими поцелуями ее спинку. Но, разомлев на солнцепеке, она и не думала протестовать и мешать ему.

Запах ее разогретой солнцем кожи опьянял его. Целуя ее спинку и плечики, он постепенно спускался ниже и отогнув край плавок, страстно поцеловал в горячую вершинку ягодицы. Люба вздрогнула и чуть было не замурлыкала от удовольствия. Покусывая и целуя попку, Вадик все больше отклонял перемычку плавок. Зарывшись ртом между ягодицами, он поцеловал девочку в темное пятнышко попки.

 — Вадька! Какой ты сумасшедший! — Ахнула она и забыв, про свои наполовину стащенные плавки, резко перевернулась на спину и тотчас поплатилась за опрометчивость. Губы парня жарко впились в щелку между маленькими складками припухших половых губ. Ахнув от стыда и внезапности, она приподнялась на локтях и дрожа всем телом, смотрела, как он пылко целует ее «там».

Его поцелуи пьянили ее, он словно высасывал из нее силы. Одуряющая слабость и нега навалились на нее и она без сил повалилась на спину.

Резким рывком, он внезапно сорвал с нее плавки и скользнув по ее телу, накрыл своим дрожащим от страсти горячим телом. Люба струхнула, и поняла, что допустила непоправимую ошибку, за которую, сейчас, расплатится потерей невинности. Она сама хотела этого, но, ни за что бы, не созналась ему, что согласна дать. Твердый член Вадика, уперся в ее щелку и быстро вонзившись, заставил ее вскрикнуть от боли.

 — Прости. Я сделал тебе больно?

 — Ты сделал меня женщиной, — всхлипывая, пояснила она.

 — Так ты была девушкой?

 — Была. Можешь теперь гордиться, что стал моим первым мужчиной.

 — Прости, я не подозревал, что ты...

 — Молчи. Понимаешь, сама я тоже хотела этого.

Природный инстинкт женщины подсказал ей, что нужно делать. Ее бедра согласованно двигались в такт толчкам члена.

 — Вадик! Вадик! Ох, Вадик! — жарко шептала она, страстно подмахивая ему. Издав долгий стон, она вздрогнула, вытянулась под ним и несколько раз содрогнувшись, с облегчением выдохнула. — Все-е-е.

Услышав ее жаркий шепот, он громко застонал и судорожно вбив член, несколькими короткими толчками, залил ее спермой.

 — Зачем ты кончил внутри? Ведь я же непременно забеременею! Мама, узнает, убьет меня! — в отчаянии застонала она.

 — Раз я виноват в этом, значит буду отвечать, — мужественно ответил он, в полной уверенности, что тетя Варя не пожелает портить с ним отношения.

До его сознания дошел смысл слов девушки: «Я, сама этого захотела». Она сама хотела его! Это значит, что он не безразличен ей. Больше того, она, вероятно, любит его.

 — Ты меня любишь? — вдруг спросил он.

 — Вот еще!

 — Почему же тогда позволила мне любить тебя?

 — Да! Люблю! Что в этом плохого?! Да, я люблю тебя! Это плохо?!

 — Что ты! Это самое лучшее, что ты могла мне сказать, — с жаром ответил он.

 — Правда? Ты, не притворяешься? Или ты стараешься успокоить меня?

 — Ты, не представляешь, как сильно я люблю тебя. Если у тебя будет ребеночек, я женюсь на тебе.

 — Не смеши меня! Женишься в шестнадцать лет?

 — Почему же нет? Во-первых, мне уже не шестнадцать, а почти семнадцать лет, во-вторых ты родишь его лишь спустя девять месяцев, и тебе будет шестнадцать, а в-третьих, разве в семнадцать лет не женятся?

 — Ты правда так думаешь? — С надеждой спросила она.

 — Честное слово! От всего сердца! Я, люблю тебя!

 — Интересно, как отнесется к этому мама? Хотя, я знаю... Да-да! Знаю! Не отпирайся! У тебя с ней ведь тоже было. Ведь так? Только не отпирайся, что ты впервые слышишь об этом.

Вадик, немного смутился.

 — Глупости! Ничего у меня с ней не было.

 — Вадя, пойми, я не осуждаю Вас. Я отлично понимаю, что мама была просто вынуждена делать это с тобой. Признайся. Не будь трусом.

 — Ну, было. Так что?

 — Скажи, тебе было приятно с ней?

 — Если честно, то да, очень приятно. Она ведь женщина и знает как это делать. У меня первый раз это произошло с женщиной. Я в восторге от нее. Но, если ты знала, что мы с мамой.....  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх