Распутницы

Страница: 1 из 3

1. Встреча на реке

Стоя над струящимися водами Ветлужанки, низко пригнувшись к поверхности реки, Оксана тщательно мыла свою упруго приподнятую грудь. Стоя в кустах, Тимофей жадно смотрел на ее выпяченный, с раздвоенными ягодицами зад, и до боли в паху, жаждал ее.

Она недавно вышла замуж, поэтому ее тело еще хранило прежнюю девичью стройность и упругость форм, но уже было, по-женски выпуклым и необычайно манящим.

Он иногда замечал, что нет-нет, она словно бы невзначай обернется на него, или проходя мимо него, смущенно краснея, робко поприветствует его. Если они встречались без свидетелей, а вблизи не было посторонних людей, он старался незаметно щипнуть ее за тугую грудь, или откровенно пощупать ее женски крупный зад. Она при этом лишь смущенно краснела, и так же незаметно шлепнув его по нескромной руке, стремительно проскакивала мимо него.

И, вот, судьба свела их на этом безлюдном берегу, вдали от людских глаз. Решившись, напасть на нее, он быстро вышел из своего укрытия, затем быстро пошел к ней. Услышав его тяжелые шаги, она обернулась, испуганно вскрикнула, обернулась и, увидев его, густо краснея, быстро вышла из воды после чего, прикрываясь от его горящих глаз ладонями, стала медленно пятиться задом к своей лежащей на берегу одежде.

Приблизившись к ней, она быстро присела, чтобы взять платье, но он молниеносно бросился к ней, потом уронив ее на спину, принялся с ней бороться. Подмяв под себя ее бьющееся тело, он ухитрился расстегнуть брюки и после недолгой борьбы, его член, попал в сокровенную скважину. Схватив руками ее полные ноги, он рывком бросил их на свои плечи, потом налегая на ее широко раздавшийся зад, что было силы всадил в нее член. Громко охнув от боли и блаженства, она дернулась, но тотчас осознав, что это ей уже не поможет, покорно заколыхалась под ним, глядя ему в глаза потемневшими от страстной муки широко раскрытыми глазами.

 — Тимофей! Ты с ума сошел! Немедленно отпусти ее! — Выйдя на берег, и увидев под ним свою скрюченную вдвое подругу, возмущенно вскрикнула Тоня.

В этот миг, она даже на миг забыла, что стоит рядом с ними, голая, в чем мать родила. Подняв голову он увидел стоящую над ними юную нагую девушку. Постепенно утолщаясь, ее стройные ножки гармонично сходились в красивых выпуклых бедрах с миниатюрной щелочкой под животом, покрытой гребешком темных волос, под которыми виднелась теряющаяся между ножками чарующая прорезь. Скользнув выше по животику и красивым, словно приклеенным к грудной клетке титечкам, он с ласковой усмешкой посмотрел ей в глаза.

 — Не могу я оставить ее милая девушка. Это выше моих сил. Ты не представляешь, что я чувствую, сливаясь с нею телом. Не веришь, спроси у Оксаны.

 — Оксанка! Ты что?! Почему ты не дала ему по его нахальной физиономии? Разлегся на ней и еще издевается!

 — Тонечка. Пожалуйста, оставь нас, — пылая лицом, тихо попросила ее Оксана.

Ее прижатые им упругие бедра, вздрагивали от страсти. Разговаривая с Тоней, усилиями мышц, он напрягал член и он едва заметными толчками упирался в дно ее страстно сокращающегося на нем влагалища.

Молодой муж Миша был неискусен в любви. Любя ее, он часто заботился только лишь о себе, не интересуясь, довольна ли она их совершившейся близостью? Ему казалось, что Оксана вышла за него замуж только лишь для того, чтобы он мог в любое время наслаждаться ее прекрасным, молодым телом. В отличие от него, Тимофей сделал для нее все, чтобы она ощутила сладость любовного слияния с ним. Даже сейчас, отвечая защищающей ее Тоне, он неприметно ласкал членом ее лоно. Это безумно возбуждало ее. Она, вдруг испытала неприязнь к так некстати появившейся возле них Тоне.

 — Тоня, разве ты не понимаешь, что ты мешаешь нам? — Спросил Тимофей, продолжая неприметно совершать членом, возбуждающие лежащую под ним девушку толчки.

 — Прошу тебя Тонечка, оставь нас, — дрожа под лежащим на ней Тимофеем, жалобно попросила подругу Оксана.

Тоня заметила, что она кусает припухшие от его поцелуев ярко-красные губы, а ее глаза стали незнакомо темными, словно бы устремленными внутрь себя. Она, словно прислушивалась к тому, что с ней сейчас творится.

«Она наслаждается им, поэтому явственно не желает, чтобы я защитила ее. Она сама хочет близости с ним!» — Осознала она, затем вдруг заметив на себе очередной взгляд Тимофея, сразу же вспомнила, что стоит перед ними голая.

Подняв лежащую под кустом одежду, она молча ушла. Не ушла, а завернув за кусты, быстро оделась и улегшись в траву осторожно раздвинула густые ветви.

Она не узнавала подругу. Всегда гордая, неизменно независимая, сейчас она покорно лежала под Тимофеем. Ее высоко поднятые, раздвинутые колени, мерно двигались в такт движениям его поднимающегося и опускающегося над ее раскрытыми бедрами крепкого зада. Даже здесь, на значительном удалении от них, она слышала ее глухие, словно придушенные стоны, а также странные, словно жалобные всхлипы. Порой, ее бедра начинали конвульсивно содрогаться под ним, вслед за тем расслабляясь, ее ноги вытягивались и подгибаясь снова, потом начинали размеренно сдвигаться и раздвигаться под ним. Это продолжалось очень долго.

Когда Тимофей встал, медленно сев на траву, Оксана снизу вверх посмотрела в его лицо и Тоню поразило незнакомо нежное выражение ее лица. Протянув руку, он помог ей встать и начал одеваться.

Низко наклонившись, она непристойно выставила свой покрасневший зад, и Тоня увидела между ее большими ягодицами обольстительно высунувшиеся половые губы. Посмотрев на нее, Тимофей швырнул на траву рубашку и шагнув к ней, направил член в разрез ее половой щели. Громко охнув, Оксана замерла, безропотно подставляя ему себя. Войдя в нее, он принялся снова пылко любить ее.

Покорно замерев, Оксана непристойно виляла перед ним раскоряченным задом. Когда она оборачивалась к нему девушка видела ее страстно оскаленное лицо. Скользнув под платье, девушка начала ласкать свою истекающую от желания щелочку.

2. Первая ночь

Тоне было очень тяжело видеть, как встречаясь на ее сеновале, они страстно предаются любви. Это было так невыносимо, что снедаемая тягостным желанием, она заставила жениха, ускорить свадьбу. Настаивая на скорой свадьбе, она словно убегала от своего влечения к нему.

Однажды Оксана сказала ей, что Тимофей не может забыть ее прелестного тела, которое безудержно влечет его к ней. От этих слов подруги, ее словно обварило кипятком, потому что она тоже испытывала к нему неодолимое влечение, но ужасно боялась однажды не выдержать искушения и уступить ему. Ведь она была девственна, о чем ее Мите было известно.

Учившийся заочно в институте Михаил уехал на сессию, и потому, не был на ее свадьбе, зато была Оксана и, среди гостей в отдалении сидел Тимофей. Хотя за свадебным столом, они находились порознь, но сидя рядом со счастливым молодым мужем, Тоня чувствовала кожей любовную связь, объединяющую их незримыми нитями. Неприметно для окружающих, они обменивались нетерпеливыми, полными страстного обещания взглядами.

Когда Тимофей пригласил Тоню танцевать, коротко взглянув на своего неуклонно пьянеющего мужа, она почувствовала, что все идет, не так, как должно быть. Она и раньше замечала, что он довольно часто прикладывается к бутылке, но только сейчас осознала, что он законченный спивающийся алкоголик. Даже на собственной свадьбе, он ухитрился неприметно напиться.

Ее внезапно пронзил ужас, и страшная мысль, что она сейчас повторяет судьбу своей несчастливой матери, постоянно мающейся с вечно пьяным отцом. Неужели она так же, как ее забитая мама, будет безропотно сносить его частые побои, потом прятать от окружающих синяки, и лежа под ним, задыхаться от исходящего от него водочного перегара?

Танцуя с Тимофеем, она дышала приятным ароматом его одеколона. Его сильные руки, крепко и незаметно прижимали к себе ее грудь....

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх