Кристаллы как бриллианты

Страница: 1 из 5

ВИКА

Мой космический разведчик стремительно терял скорость. Еще немного и нас вышвырнет в космическое пространство. Мы не боялись разрушения, скорее тяжесть ответственности за невыполненную миссию — обнаружение в этом секторе галактики разумной кристаллической жизни. Радость объединения нас, кристаллов, осознавших когда — то, в далекие времена, себя как части Вселенной, была всепоглощающей, и никто из нас, групп кристаллов с похожей структурой, не думал только о себе. Вот и сейчас моя группа просчитывала точку выхода из подпространства. Я — это и есть эта группа, я — это также все остальные группы, я — это корабль — сложный кристалл, выращенный в одной из пещер. Мы чувствовали боль утраты, когда оборвалась связь с планетой, но мы были готовы к этому. И вот теперь мы разрушимся...

Взрыв!

Сверкающие в лучах маленькой звезды обломки разлетаются.

Потери!!! Я чувствую, как меня становится мало...

Третья планета — жизнь!

Жизнь другая! Что значит другая???

Та часть меня, что отвечает за контакт, тщиться просканировать планету. Это сложно, мы теряем связь...

Практически жидкая форма!

Агрессивны!

Контакт необходим!

Преобразование кристаллов в разумную форму, обитающую на планете? Да!

Объем полный? Нет!

Две особи — две группы. Первая — связь и информация, вторая — интуитивное поведение и эмоциональная составляющая.

Что такое эмоции? Нет времени!

Две особи, самки. Что такое самки??? Есть два объекта, удаленные от мест обычной популяции, где не будет подозрений! Подозрения???

Потери — потери — потери.

Быстрее! В мозг объектов будет перезаписана информация, которая составляет нашу личность.

В одном из кристаллов формируются странные очертания двух образований. Это я, это мы в виде чистой информации. Луч бьет в центр рябящей огоньками области на темной половине третьей планеты.

Я стояла посередине обширного помещения, посередине которого стояли светлые мягкие кресла, сдвинутые к низкому стеклянному столу. В голове, где сплетались, взаимоуничтожались, проникали друг в друга разные виды сознания, царил сумбур и круговерть. Я, например, понимала, что одна из стен представляет собой стекло, за которым виден океан. Однако я не понимала, что за предмет напротив меня.

 — Меня зовут Юля, а ты — Вика, — от предмета в мои барабанные перепонки передались колебания окружающей нас среды.

 — Ты — вторая группа?

 — Да.

Чувство единения захлестнула меня. Я оценивающе рассмотрела ту, которая недавно была частью меня. Невысокая, стройная, с длинными ножками. Изгибы ее тела были плавными, изящными. Я обратила внимание на лицо — тонкие брови под непослушной челкой черных волос, медные глаза в обрамлении пушистых ресниц, полные, чуть капризные губы.

 — Информация? — спросила я.

 — После заключения меня в это тело большая часть сознания носителя было стерто. Замещение сознания было подготовлено в условиях жесткого лимита времени. Для нормального функционирования объектов необходимо восстановление полного объема сведений об этом мире.

 — Мы самки?

 — Девушки, телки, женщины, бабы, леди.

 — Есть другие?

 — Да. Самцы, мужчины, мужики, джентльмены, сволочи. Отличия присутствуют, но гораздо меньшие, чем видовая погрешность. Практически мы ничем не отличаемся.

Я шагнула к Юле. Мне было ужасно интересно прикоснуться к ней, как к совершенно другой форме жизни. Какова на ощупь ее кожа, для чего ее упругие формирования в верху туловища, каковы функции твердых темных комочков в середине каждого из двух формирований?

 — Я красивая? — спросила я, прочитав в голове моего носителя, что самки должны быть красивыми.

 — Информации мало. Самки с твоей внешностью в открытых источниках информации называются секс — бомбами, порнозездами, топ — моделями, белокурыми бестиями, сучками... Термины подлежат уточнению.

 — А ты красивая! Ты позволишь?

Я дотронулась до Юльки. Ее кожа действительно была бархатистой и очень нежной. Я в исследовательских целях провела по плоскому животику, приподняла увесистые груди в ладонях. Очень любопытные эти сосочки. Я слегка провела пальцами по твердым бугоркам. Мне показалось, что они стали еще тверже? Никакой информации! Как понять, что это значит?

Юлька, по всей видимости, тоже пыталась разобраться в тех крохах информации, что осталась у нее.

 — Что — нибудь чувствуешь? — спросила я.

 — Нет, но исходя из полученных данных, ты проявляешь интерес ко мне.

 — Забавно. Это должно быть приятно? А как еще мне выразить свое расположение к тебе, как представителю нашей цивилизации?

 — Мало информации. Может, поцелуй?

 — Это когда губы в губы? Давай попробуем.

Мы приблизили лица, и я коснулась губами губ подруги. Ощущения ее полных губ были довольно странными, однако я не понимала, как таким способом выразить поддержку и расположение.

 — Мы еще не готовы к пониманию! — сказала Юля, отстраняясь. — Необходимо для начала восстановить базовые элементы информации.

 — И что? — произнесла я, убирая руки с бедер Юльки.

 — Мы на враждебной планете. Нам нужно сначала адаптироваться!

 — Ты права! — я нахмурилась, с сожалением отстраняясь. — Что — то конкретное?

 — Мы заместили сознание двух девушек, только что прибывших в это место. К сожалению, информация, доступная особям, была в основном стерта вместе с их личностью. Что мы знаем об объектах?

 — Они красивые! — сказала я, улыбаясь. Улыбаться было приятно.

 — Этого мало. С чем связано жизнеобеспечение девушек? Что мы знаем и помним об их времяпровождении? Что они должны были делать?

 — Во — первых, отдыхать.

 — С этим понятно — восстановление моральных и физических сил.

 — Второе, занятие сексом, возможно друг с другом. Что такое секс?

Юлька покачала головой:

 — Нет информации. Что еще?

 — Купание в бассейне, потом шопинг, вечеринки...

 — Купание в бассейне — это, та емкость с Н2О во дворе. Для охлаждения кожи?

Я пожала плечами:

 — Может быть. Да, скорее всего. Здесь, жарко. Шопинг?

 — Нет информации.

 — Вечеринки?

 — Это что — то, что делают вечером. Это очевидно.

 — Ладно, — вздохнула Юля. — Будем разбираться по мере пополнения информации. Прежде всего, мы должны одеться. Это здесь считается почему — то защитой. И макияж. Это для красоты. Представители этой цивилизации часто относятся лучше к самкам после макияжа.

 — Тогда пошли скорее защищаться и быть красивыми.

 — Постой, Вика. Здесь на столе лежит кое — что, что может быть информацией.

Я обратила внимание на белые листки:

 — Бери их с собой и пойдем к защите.

Мы прошли в другое помещение, называвшееся комнатой. При этом я наблюдала за шедшей впереди Юлькой. За ее мышцами, игравшими под нежной золотистой кожей, за ее выписывающим размашистые восьмерки задом. Насколько эта цивилизация отличается от нашей!

 — Здесь. — Юля указала рукой на большие коробки с наполовину вытащенным из них барахлом.

 — Давай смотреть!..

Мы рылись в вещах, пытаясь предположить, что куда надевать. Были рассмотрены чулки — на руках они были великоваты, на лицах — делали недоступным макияж. Значит — на ножки.

Трусики. Крохотные. Вызывали сомнения в защитных функциях. Кроме того, совершенно ...

 Читать дальше →
Показать комментарии
наверх