Полная ночь секса 3 (Продолжение)

Страница: 1 из 7

Глава 5. От первого лица. В отделении.

 — Куда мы приехали? — Спросила я, выглядывая в окно. Но на улице ничего не было видно.

 — В тюрьму! — Засмеялся сержант. — Выходите!

Это было милицейское отделение. Мы зашли в здание. За окошком в дежурке сидел полусонный старший лейтенант. Увидев нас, он куда-то позвонил и вышел к нам в коридор.

 — Ну что, Петрович, привёз? — Спросил он, ни к кому не обращаясь, внимательно разглядывая нас. — Ладно, идите чайку попейте, только смотри, чтоб Семёнов не перебрал как в прошлый раз! — Повернулся он к лейтенанту.

Он молча разглядывал нас и чего-то ждал. Наконец в коридоре показался толстый майор. Он был пьян, но шёл уверенной походкой.

 — Привезли птичек. — Заулыбался он и подошёл ко мне. — Ты здесь старшая? Плащ сними!

Я сняла.

 — О! Да ты уже готова! — Его глазки сразу затуманились. — Проститутка? С подружкой на пару работаешь? — Он оглядел меня сверху до низу, схватил меня за подбородок и притянул к себе. Дыша в лицо перегаром, он ехидно спросил:

 — Кто ж тебя, красавица, так отъелдонил? Хотя, одним больше, одним меньше... — И повернулся к старшему лейтенанту:

 — Паша, пускай подмоются, все обспусканные!

Тот отвёл нас в замызганный туалет и закурил.

 — Даю пять минут. Время пошло.

Вода была ледяная, но выбирать не приходилось. Пока мы по очереди набирали воду в ладоши и мыли затраханные дырочки, тихонько познакомились. Девушку звали Татьяной, она была студенткой четвёртого курса.

 — Что с нами будет? — Шёпотом спросила она. Я пожала плечами.

 — Посадят в обезьянник до утра, а там выпустят.

«Если не оттрахают по полной, вон их сколько», подумала я, но промолчала. Старлей с интересом наблюдал за всеми нашими водными процедурами.

 — Пизду лучше мой! Вон в волосне спермы сколько! Тебе говорю, сучка! — Кивнул он Тане. — А ты жопу ещё вымой! — Это уже мне, — сперма до сих пор вытекает! Наспускали тебе полный глычик! — И рассмеялся своей шутке.

Когда мы подтёрлись висевшим не первой свежести полотенцем (сегодня ночь полной антисанитарии), милиционер щелчком откинул окурок к унитазу и сказал:

 — Пошли прошмандовки разбираться.

 — Мы не прошмандовки! — Обиделась Татьяна. «Ещё расплачется, подумала я, привыкай, девочка, это — наша милиция, которая нас бережёт».

 — Посмотрим, кто вы, — усмехнулся мент.

Мы прошли по коридору мимо нескольких дверей, и он открыл последнюю. Это была небольшая и пустая полутёмная камера. Вдоль стен стояло несколько двухъярусных кроватей с досками вместо панцирных сеток. В центре стоял большой стол с прикрученными к полу ножками. Он закрыл дверь, и мы легли на кровати с безысходностью во взглядах.

Минут через десять дверь с лязгом отворилась, и в камеру вошел толстый майор. Он был ещё более пьян, лицо покраснело и лоснилось от пота. Весь его вид вызывал отвращение и омерзение. За ним вошли ещё трое — старший лейтенант и двое из машины, в хорошем подпитии. Майор сел на кровать и бессмысленно уставился в одну точку. Потом пальцем указал на меня.

 — Ты! Иди сюда!

Я подошла, не ожидая ничего хорошего. Внутри у меня всё напряглось. Казалось, тронь меня — и я лопну, как перетянутая струна.

 — Дай сюда плащ! — Он протянул руку. И сдался им всем мой плащ!

Он его чуть не вырвал из рук и бросил себе под ноги. Обтёр об него туфли и с наглой ухмылкой воззрился на меня.

 — Сядь на корточки. — Я продолжала стоять. — Ты чё, не поняла?

Пришлось сесть. Но так, как я была на каблуках, то присела я, широко расставив ноги — иначе сесть было невозможно. Естественно, всё моё достояние вылезло наружу, радуя ментовский глаз. Он громко икнул.

 — А теперь, сука, пой «В лесу родилась ёлочка». — Милиционеры разом засмеялись, подыгрывая своему начальнику, и с интересом ждали продолжения. Я молчала.

 — Пой, сука! — Прорычал он, наливаясь кровью, и потянулся ко мне. Одной рукой схватил за волосы, а другую руку просунул мне между ног, сжав всей пятерней низ живота, и дёрнул на себя. Я закричала и упала. И всё же успела ударить кулаком в пах. И по носу. Он схватился между ног и со стоном повалился на грязный пол. Милиционеры сначала оцепенели, а потом бросились ко мне. Двое держали меня с разных сторон за руки, а третий подбежал к майору.

 — Юрий Иваныч, Юрий Иваныч, садитесь. — Он усадил майора на кровать, тот всё ёще держался за пенис.

 — Ах ты блядина! — Стонал майор. — Зря ты так. Ну ладно. Ребятки, ну-ка, к бомжихам её!

Меня подхватили за руки, вывели из камеры и потащили по коридору. Открыли какую-то дверь в другом конце и бросили на пол.

 — Можете развлечься! — Обратился в никуда один из моих конвоиров, и дверь за ними закрылась. Я подняла голову и осмотрелась. Это была точно такая же камера, откуда меня привели, такой же стол и железные кровати с досками для лежания. На одной из них сидели три женщины, явно бомжихи, и молча смотрели на меня. Полный габитус! Мне трудно было определить их возраст, что-то около моего, но выглядели они лет на сорок.

Я со стоном опустила голову, пытаясь отдышаться, и услышала, как ко мне подошла одна из них. Рядом со своим лицом я увидела далеко не новые и видавшие лучшие времена грязные туфли. Стоя надо мной, она спросила:

 — Ну что, блядина, менты трахали? — Я кивнула. — Ну, раз так, значит ты — блядина, тогда и пользовать тебя будем по назначению. Повернись-ка на спинку.

Я тупо, ничего не соображая, повиновалась. Девушка встала надо мной, а потом присела над моим лицом, чуть приподняв короткую юбочку. Я увидела, что она без трусов. Прямо передо мной была ее попка, раскрывшиеся половинки ягодиц, и мокрое, как я заметила, влагалище, покрытое бурной растительностью. Вероятно, они втроём здесь развлекались, пока менты не потревожили их покой.

 — Что уставилась? Давай, работай, — сказала она, видя мое замешательство. Из влагалища исходил сильный характерный запах, оно было мокрое, и я не могла заставить себя прикоснуться губами к этой истекающей женской плоти. Все-таки я ведь сама женщина, и я не могла так просто перейти грань.

 — Ну, что же ты? — Опять уже требовательнее спросила сидящая надо мной девушка. — Давай, сучка, вылизывай. Ментов обслужила, теперь наша очередь. Эй, Алёна, научи ее быть повежливее.

Ее подруга — толстая блондинка подошла ближе и, примеряясь, хлестнула меня ремнём, который держала в руке, прямо между ног. Я взвыла от боли. Второй удар ремнём по моим половым губам, заставил меня завизжать. И вместе с этим визгом, я преодолела свой страх и отвращение, и впилась ртом в вагину брюнетки. Я лизала её клитор, вылизывала стенки влагалища, опять клитор... Девушке только этого и было надо. Она начала бурно кончать.

Жидкость из нее лилась прямо в мой подставленный ротик, и я была вынуждена всё глотать. Я глотала, лизала опять, и, вызвав новую бурю оргазма, глотала вновь.

Когда она удовлетворилась, настала очередь блондинки. Та легла сама на спину, широко раздвинув ноги. Мне пришлось встать на четвереньки и, уткнувшись лицом в ее промежность, вылизывать девушку в такой позе. Эта поза была даже удобнее для меня, меня не затопляла вытекающая из нее жидкость и я не захлебывалась в ее семени. Внезапно брюнетка, которая всё время стояла рядом, сильно ущипнула меня за левый сосок. Резкая боль и неожиданность смешались в одно, я взвыла, дернула головой и выгнула поясницу. Мой, собственный зад при этом соблазнительно поднялся вверх, и третья ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх