Дембельский альбом

Страница: 4 из 17

ненавязчиво, для Валерки совершенно незаметно — словом, всё делал неспешно, но при этом вполне целенаправленно, так что когда Валерка для секса со мной созрел — когда я увидел-почувствовал его направленное в мой адрес томление-желание, мне оставалось лишь протянуть руку, чтоб привлечь Валерку к себе... что я и сделал — к обоюдному удовольствию...

А вот с Васей всё вышло спонтанно — совершенно неожиданно... парень из нашего призыва вернулся из отпуска, по случаю чего после отбоя в каптёрке была организована маленькая пьянка; Толик в это время был в отпуске, Валерка был в наряде на полигоне, и когда за полночь изрядно подпитые сослуживцы расползлись по кроватям и в каптёрке остались только Вася и я, тут-то между нами всё и случилось... как известно, водка в иных случаях может вызывать прилив агрессии, а в иных случаях, наоборот, она же вызывает прилив неистребимого человеколюбия — это всем известные прописные истины; ну, и вот: будучи в нехилом подпитии, мы, оставшиеся в каптёрке, испытывая прилив человеколюбия, сначала говорили друг другу, какие мы офигенно замечательные парни, при этом, как это нередко бывает между пьяными, мы обнимались-братались, поначалу делая это без всякого видимого эротизма, причём Вася, обнимая меня совершенно искренне, дальше этих хотя и приятных, но пьяных объятий осознаваемо ничего сексуального не предполагал — ни о чём таком по причине отсутствия опыта ещё не думал, в то время как я, в свою очередь обнимая Васю, стискивая его за плечи, в порыве пьяного братания жарко прижимая его к себе, с каждой секундой чувствовал нарастание вполне конкретного возбуждения —

член в штанах у меня от этих дружеских тисканий невидимо напрягался, наполнялся жаром, сладостно затвердевал... оставалось лишь сделать решительный шаг, и я этот шаг не замедлил сделать — самым естественным образом я жарко, смачно засосал Васю в губы, одновременно с этим прижимая его покладисто покорное тело к себе, и Вася, который был пьян не меньше моего, так же естественно отдал свои губы во власть губ моих, как будто это — взасос целоваться с парнем — было для него самым обыденным делом... какое-то время мы с пьяным упоением страстно целовали один одного взасос, обнимались-тискались, не опуская руки ниже пояса... наконец, возбуждённо блестя осоловевшими от кайфа глазами, Вася горячо выдохнул: «у меня, бля, встал!» — как будто от всего того, что мы с таким упоением делали, у кого-то другого мог не встать; «и у меня... у меня тоже встал — тоже стоит!» — незамедлительно отозвался я, и тут же, совершенно правильно восприняв это взаимное признание как сигнал к дальнейшему углублению отношений, я уверенно скользнул нетерпеливой ладонью к Васиной сильно взбугрившейся ширинке... дальше всё было так же естественно, как совершенно естественно было всё до этого: не успел я приятно удивиться размеру Васиного «бойца», как Вася, у которого от нежданно-негаданно открывавшихся возможностей слегка снесло крышу, тут же предложил мне взять в рот — друг у друга пососать...

так и сказал, не моргнув глазом: «давай пососём... ты у меня, а я — у тебя... друг у друга — хочешь?» — и мы, до колен приспустив с себя штаны, какое-то время один у одного сосали, поочередно садясь-опускаясь друг перед другом на корточки... что у Васи, малость смазливого младшего сержанта, должен быть приличный по размерам член, я не раз думал-предполагал, видя Васю в бане, но в бане член у Васи, как и у всех остальных, висел-болтался в состоянии покоя, так что мне оставалось лишь гадать, сколько в нём может быть сантиметров, когда он встанет, и вот — Васин член стоял колом, то есть был в состоянии полной эрекции, и я его член сладострастно ласкал губами, — какое-то время мы с упоением, с наслаждением друг у друга сосали... потом, внутренне ликуя, я торопливо постелил на полу какое-то одеяло, и мы вновь друг у друга сосали — заглатывали друг друга одновременно, лёжа на полу валетом со спущенными штанами... член у Васи оказался выше всяких похвал — мне такой еще не встречался, а Вася, между тем, семимильными шагами бесстрашно рвался дальше, стремясь как можно быстрее ликвидировать явные упущения в своём сексуальном опыте: «давай в жопу друг друга — в очко... давай?» —

он предложил мне это первым... будучи в добром подпитии, Вася не тормозил на комплексах, не буксовал на ложных стереотипах, и даже шлагбаум, сооруженный из псевдоморальных догм, он пролетел-проскочил, сам того не заметив, — кайфующий Вася хотел вкусить и познать всё сразу, так что мне, во всех предыдущих случаях бравшему роль ведущего на себя, в случае с Васей пришлось поневоле стать ведомым... до дембеля нам оставалось ещё чуть больше полугода — вполне приличный срок, чтоб превратить в кайф отношения с еще одним — четвёртым по счёту — парнем в дивизионе...

Я пью мартини, глядя на Васину фотографию, — с фотографии на меня весело смотрит беспечно улыбающийся светловолосый парень в форме младшего сержанта... Собственно, это был тот самый случай, когда желаемое можно заполучить, с одной стороны, без каких-либо длительных усилий, предпринимаемых для достижения заветной цели, а с другой стороны, без всякого кавалерийского наскока — без волевого нажима, который может обернуться ещё неизвестно какой стороной, — случай с Васей был хорош своей естественной лёгкостью и не менее естественной спонтанностью, когда и то, и другое обуславливается лишь определённым количеством выпитого спиртного... хотя и здесь могут возникнуть свои заморочки, как это случилось с тем же Васей, — заморочки не глобального, а локального характера...

Накануне всё было ok: младший сержант Вася, первый предложивший мне перепихнуться в зад, без всяких опасений за своё физическое и нравственное здоровье первым подставил мне своё никем еще не проткнутое очко — и я, не без некоторого труда лишив Васю анальной девственности — до основания вогнав ему в туго растянувшееся очко член, с естественным, самой матерью-природой обусловленным наслаждением тут же отымел-трахнул послушно лежащего на спине парня по полной программе, причем Вася хотя и стонал-морщился от неизбежной для первого раза боли, но в общем и целом оказался молодцом; только глаза его невольно округлялись, когда мои толчки делались более интенсивными... затем мы поменялись местами, и хотя моё очко отчасти было уже вполне адаптировано для таких упражнений, тем не менее мне тоже пришлось поневоле поморщиться и даже, сцепив зубы, в самом начале непроизвольно застонать — член такого калибра, какой оказался у Васи, в зад мой ещё ни разу не проникал, тем более что Вася по причине неопытности сделал это молниеносно; зато сам Вася, впервые трахавший в зад, то есть впервые имевший анальный секс, был в своих искренних ощущениях на седьмом небе: он сопел, пыхтел, стонал от наслаждения — он, нависая надо мной, размашисто двигал бёдрами, отчего член его мощно скользил во мне словно поршень во втулке... короче говоря, все случилось-произошло как нельзя лучше: мы отымели друг друга в зад к обоюдному удовольствию, и...

всё было ok, но это ok было ночью в каптёрке; а утром я вдруг заметил, что Вася меня избегает — отводит в сторону взгляд, делает всё, чтоб не остаться со мной наедине; мы, конечно, были в хорошем подпитии, но не настолько, чтоб напрочь не помнить, кто и что предлагал первым — кто был ведущим, а кто был ведомым, — проснувшийся утром Вася, конечно же, вспомнил, как он — именно он! — предложил мне «попробовать» сначала в рот, а потом и в зад, как опять-таки он — он, а не я! — первым подставил под член своё сладко зудящее очко... вспомнил Вася всё это — и тут же представил-вообразил, что поскольку именно он был «ведущим программы», то, соответственно, я, который, будучи пьяным, «всего лишь пошел у него на поводу», теперь его, Васю, буду считать ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх