Корпоративный календарь. Февраль.

Страница: 1 из 2

Наташка вбежала в студию и сразу бросилась к Максу.

 — Покажи-покажи-покажи!! — затараторила она. — Покажи Светкины фотки!

Макс лениво дотопал до фотоаппарата и показал ей нашу работу на маленьком экранчике. Наташка запрыгала и захлопала в ладоши от восторга, словно радости её не было предела.

 — Светка классная! Конечно, с её сиськами-то легко-о... Но вы меня чтоб не хуже сфотали, окей?

Мы устало кивнули. Я достал свой альбом и показал эскизы Февраля, Июня и Октября, которые Наташке предстояло изобразить. Она восхищенно кивала вслед моим объяснениям и как будто уже была готова приступать. Макс включил освещение, я замкнул дверь, а Наташа стала раздеваться.

Она была невысокая, но фигуристая; прямые черные волосы шёлковыми волнами колыхались в такт её движениям, а зелёные глаза восторженно сверкали, когда она поглядывала в нашу сторону. Мы же, видимо всё ещё под впечатлением от секса со Светланой, бесстыдно разглядывали её тело.

 — Ну ребята, не надо так пялиться. — смутилась Наташка. — Я вам не порнозвезда какая, дайте одежду снять спокойно.

Мы пришли в себя и смущенно отвернулись. Я полюбовался её красивой фигурой по памяти: мне понравились её изящные ножки с красивыми лодыжками и аккуратными пальчиками, узенькие плечи с такими трогательными ямочками у шейки, и совсем белое, гладкое декольте. Там должно быть очень нежно и гладко, подумалось мне.

Наташка стянула через голову своё черное платье, сбросила туфельки, сняла колготки и взялась за бюстгальтер. Из-под кружевных получашечек показались небольшие белые груди изящной формы, с торчащими чуть вверх и в стороны сосочками. Девушка мельком взглянула на нас и, убедившись, что мы отвернулись, чуть покрутила сосочки пальцами. Сосочки возбужденно напряглись в ответ.

Она еле слышно вздохнула и потянула трусики вниз. Я смотрел в отражение на абажуре металлической лампы-осветителя: черные трусики скользнули по стройным девичьим ножкам, Наташа проделала обычные манипуляции и через секунду эти трусики уже аккуратно лежали на стопке одежды.

Февраль мы снимали на диване: Наташа вытянулась всем телом и чуть прикрыла глаза, демонстрируя расслабленное удовольствие. Шёлковые ленты пересекали её тело по диагонали, как поток воды или порыв ветра. Макс пробовал делать снимки с разных ракурсов, а я держал зеркало-отражатель и рассматривал девушку.

Её интимные черные волосики были выстрижены в соблазнительную полосочку. Нежно-белый треугольник лобка и черная полосочка вместе казались стрелкой, указывающей вниз, на заветную глубину. Крепко сжатые ножки чуть собрали складочки интимных губ вместе, как будто в щёлочку. Мне вдруг захотелось развести Наташкины круглые коленки в стороны и узнать, что же там, в продолжении этой щёлочки.

Ножки от коленок и до пальчиков были сама прелесть. Маленькие, изящные, с очень женственными изгибами, они приковывали взгляд. Я указал Максу на ракурс, откуда эти ножки представлялись в самом соблазнительном свете, и он немедленно отснял целую серию кадров.

Животик девушки был почти полностью скрыт лентами, и я мысленно рисовал себе, какой же он во всей красе: округлый, с аккуратным пупочком и манящими впадинками с двух сторон, нежный-нежный на ощупь. В такой приятно уткнуться лицом и почувствать его мягкость и беззащитность.

Её грудь я рассматривал долго и с удовольствием. Она была меньше Светиной, и в данной позе почти полностью слилась с телом, превратившись в два невысоких холмика, но сосочки всё так же гордо торчали, напоминая две крошечные круглые виноградинки, спрятанные в разноцветных лентах. Ареалы вокруг сосочков почему-то тоже чуть выпирали вверх, усиливая ощущение упругости сосков.

Я вспомнил, как возбужденные Светины соски перекатывались в моих пальцах, и прикрыл глаза от удовольствия. Потом с вожделением посмотрел на Наташу: эти изящные сосочки должны быть ничуть не менее отзывчивы к мужским ласкам. Я нехотя отогнал наваждение и достал эксиз Июня.

Июньская сцена выглядела так, как если бы Наташа обессиленно лежала, изогнувшись дугой на руках у невидимого мужчины: голова запрокинута назад и вниз, одна ножка вытянута вперёд и вниз, вторая согнута в коленке и направлена коленкой вверх, упираясь пальчиками в коленку первой.

Прежде чем прикрыть девичьи прелести лентами, я на мгновение полюбовался её интимными губками: темнорозовые лепестки изящно изгибались, едва касаясь друг друга, и чуть поблескивали влагой. Прохладная лента скользнула по ним, скатываясь на пол, и Наташа еле заметно вздрогнула.

Октябрь снимать было веселее: Наташа изгибалась под потоками лент, как будто бы принимая душ, а Макс пытался найти удачный ракурс. Я должен был стоять на табуретке в тени и изображать лентами струи воды. Рассматривать Наташку у меня не было времени, зато она могла видеть меня целиком, особенно в районе пояса, поэтому я как мог старался подавить возбуждение.

Когда Макс наконец-то нашел ракурс, в котором Наташкина милая попка выглядела наиболее привлекательно, и сделал последние снимки, я спрыгнул с табуретки и принялся на коленязх собирать у ног девушки случайно упавшие ленты. Она, в то же время, ничуть не спешила мне помочь: напротив, вдруг стала передо мной и что-то полушепотом спросила.

Я поднял глаза и уткнулся взглядом в её черную полосочку. Одумался, поднял взгляд выше и мысленно очертил полушария грудей, нависающих надо мной. Ещё раз одумался и посмотрел ей в глаза:

 — Что ты сказала?

 — Ммм, когда вы уже сделаете это? — она как будто засмущалась. — Ну, как со Светкой...

 — Как ты догадалась?

Она рассмеялась.

 — Да тут такой запах спермы, что даже английская королева догадается. И Светка вся сияющая вылетела, как после хорошего перепихона.

 — Пере... — слово застряло у меня в горле, потому что я не знал, что сказать и что дальше делать. Наташа вдруг чуть шагнула вперед и её нежное лоно коснулось моего лица. Я инстинктивно вдохнул поглубже волшебный запах девичьего тела. Потом поднял руки, сжал в ладонях Наташкину попку и крепче прижал к себе её бедра, зарывшись в них лицом.

Черная полосочка щекотала мне нос, мои губы целовали самый верх её интимных губ, а мои руки мяли нежные и бархатные девичьи ягодицы. Наташка положила руки мне на волосы и погладила меня по голове. Я покрывал поцелуями весь её лобок, прислушиваясь, как срывается её дыхание от каждого касания моих горячих губ. Её пальчики блуждали в моих волосах.

Я отпустил её сладкую попку и повел ладонями по её телу вверх, к груди, всё так же продолжая целовать девичий треугольничек. Чуть смял мягкие, изящные груди в ладонях и нащупал соски. Сильно очертил их пальцами, а потом сжал, с наслаждением ощущая, как они чуть сильее набухают у меня в руках. Я мял нежную девичью грудь и целовал этот открытый и доверчивый лобок, забыв обо всём.

Неожиданно мои руки были изгнаны чужими ладонями: Макс подошёл к Наташе сзади, захватил её полушария в свои руки и стал целовать её шею и плечи. Я опустил руки на её ягодицы и снова занялся ими.

Макс в конце концов развернул Наташу, слившись с ней в поцелуе, а я воспользовался моментом, чтобы раздеться. Меня возбудила картина страсти: обнаженная девушка, стоящая ко мне спиной, в объятиях и поцелуе припавшая к мужчине в джинсах и рубашке, крепко сжимающем своими грубыми ладонями её нежные ягодицы. В какой-то момент Наташа вдруг вжалась в Макса ещё сильнее, обвив его своей изящной ножкой.

Мой член уже стоял, как каменный, и я изнемогал от возбуждения. Я не без усилий отнял Наташу у Макса, развернул к себе и приник к её губам: они были влажны от поцелуев, но безумно сладки и отзывчивы к моим ласкам. Наташа прижалась ко мне, потом чуть отпрянула, наткнувшись животиком на торчащий член, а потом прижалась ещё крепче, даря моему горячему стволу чуток прохлады своего тела.

Я ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх