Разговоры дождя

Страница: 3 из 3

к его члену. Я хочу расстегнуть его джинсы и впервые взять в свои руки член другого мужчины. Мне необходимо оглушить себя этим новым, бесстыдным ощущением, пока страх не вернулся и возбуждение не отхлынуло.

Я с силой рванул на себя его ремень, одновременно пытаясь поймать губами губы, чтобы заглушить возможный протест. Протеста не последовало, однако легкое замешательство было налицо. Обнаглев от страха, я вновь опрокинул его на спину и, не прерывая поцелуя, решительно расстегнул молнию. Ах, да, милая привычка после вечернего душа не надевать белье и еще некоторое время перед сном таскаться по дому в любимых джинсах... Через секунду в моей руке оказался его горячий, до предела возбужденный член. Я с каким-то особым удовольствием обнаружил, что он очень похож на мой собственный — примерно той же толщины, но, как мне показалось, чуть длиннее. Такой же прямой и упругий, с такой же нежной головкой. Привычным (страшно подумать!) движением я пробежался по нему пальцами и погладил у основания головки. Ответом мне явился сдавленный стон из занятых поцелуем губ.

По телу Олега пробежала легкая дрожь, и я почувствовал, как напряглись мышцы его живота. Ободренный успехом, я отпустил его губы, давая возможность нормально дышать. А сам принялся покрывать поцелуями горячую, гладкую кожу груди, продолжая ласкать его член. Я опускался ниже, размышляя, куда эта дорожка может меня завести.

Олег дышал почти спокойно, и временами я обнаруживал его пальцы то на моей руке, ласкающей его член, то в своих волосах. Он запутывался в них, легонько гладил меня по голове, потом по плечам, и снова вплетал пальцы в мои волосы. Так продолжалось несколько минут, пока я не решился зайти еще дальше. Осторожно и нерешительно я прикоснулся губами к нежной, розовой головке. Это было приятное ощущение, как поцелуй, только еще откровеннее. Осмелев, я сделал несколько движений губами вниз и вверх, и тут же услышал тихий благодарный стон. Его пальцы вынырнули из моих волос и снова вплелись в них с еще большей нежностью.

Через некоторое время мне даже показалось, что они пытаются непроизвольно подтолкнуть мою голову, но этот жест был пугливым и едва уловимым. Зато дыхание сильно участилось и то и дело срывалось на стоны. Я закрыл глаза и откровенно наслаждался процессом. Совсем раствориться в нем мешали только тугие джинсы. Я быстро расстегнул их и окончательно расслабился от ощущения полной свободы. Еще через несколько секунд я почувствовал характерные вздрагивания его члена; яички поднялись, головка стала твердой. Я не думал, что это произойдет так быстро (и так легко). За несколько секунд до финала я оторвался и взглянул в его лицо. О, боже, что я увидел... Длинные волосы разметались по полу, он как будто одновременно сопротивлялся и подавался ко мне всем своим существом... До сих пор сухая и теплая кожа на его груди теперь стала влажной и просто пылала; на лбу выступила испарина, и между бровей опять залегла моя любимая упрямая складочка. Воплощая свое давнее желание, я нежно разгладил ее большим пальцем.

Как будто очнувшись от лихорадки, он остановил затуманенные страстью глаза на моем лице, но уже в следующую секунду не выдержал и снова закрыл их. Не успев еще раз прикоснуться губами к его члену, я увидел, как из него мощными точками вырывается сперма... Теплые, тугие капли падали на его живот и грудь... Казалось, это продолжалось невероятно долго.

Пытаясь побороть легкое головокружение, я сделал большой глоток коньяка. Голова закружилась еще сильнее. Сам не знаю почему, я поспешно застегнул джинсы, хотя мой дружок отчаянно сопротивлялся вселенской несправедливости. Олег вернулся в комнату и сел рядом, касаясь меня коленом. И эта внезапная близость снова обожгла меня, как если бы мы не были так близки всего несколько минут назад. Пленник в джинсах незамедлительно поднял новый бунт.

 — Я молодец? — шутливо спросил я, не глядя на Олега. А он, напротив, не сводил с меня глаз.

 — Ты чемпион. И заслуживаешь медали, — внезапно охрипшим голосом произнес Олег. Его голос звучал (я готов поклясться)... сексуально. Я хочу сказать, он заговорил со мной так, как говорят с возлюбленными. С любовниками. Никогда раньше я не слышал от него такой интонации... В джинсах началась полномасштабная освободительная борьба...

Я не совсем понял, что он имел в виду своей фразой. А в следующий момент уже был опрокинут на пол и сбит с толку очередным искусным поцелуем. Но этот поцелуй был каким-то другим... Все тело Олега поминутно пронзала нервная дрожь. Теперь движения его губ не успокаивали и манили — они требовали и возбуждали. Ласковая трепетность и глубина сменились французским развратом. Бессознательно поддаваясь этому порыву, я сорвал с него рубашку и даже с силой схватил его за бедра (тут же ужаснувшись и отпустив). Но он, как будто нарочно, только распалял меня.

Ловкие пальцы расстегнули мои джинсы и несколькими бесстыдными движениями обследовали их содержимое. Он поместил свое колено между моих ног, тем самым вынуждая слегка их раздвинуть, и легко запустил в джинсы всю ладонь. Теперь он мог свободно ласкать мои яйца и проводить пальцами по всему стволу члена. Я почти задыхался от возбуждения... Было очевидно, что еще несколько секунд этого сумасшествия — и я взорвусь. Наплевав на все, я обнимал его за бедра, пытаясь прижать их к своим. Внезапно остановившись, он сел передо мной на колени и рывком стянул с меня джинсы. Я остался перед ним совершенно обнаженный. Потом туда же полетели и его джинсы. Бросившись друг к другу, мы упали на пол и сплелись в такие крепкие объятия, что я перестал понимать, где заканчивается мое тело, а где начинается его. Я почувствовал, как его член касается моего живота, и попытался еще раз насладиться этим ощущением, обняв его округлые ягодицы и прижав к себе... Я бессознательно стремился проникнуть в него... Хотя эта мысль еще даже не обрела четкой формы. Сквозь поцелуи я услышал его срывающийся шепот:

 — Ты хочешь меня?..

 — Что?... Да...

 — Как ты хочешь?... Скажи, что ты хочешь, чтобы я сделал? — он закрывал мне рот поцелуями, не давая обрести дар речи, — я сделаю все, что ты хочешь...

 — Все?... — я был так возбужден и шокирован, что с трудом подбирал слова. Поэтому посмотрел ему прямо в глаза, надеясь увидеть там ответ на свой немой вопрос. Ответ состоял из двух букв и был написан там черным по белому. Почти теряя сознание, я зарылся лицом в его волосы. Олег вытащил что-то из кармана лежащих рядом джинсов и вложил этот предмет в мою дрожащую ладонь. Это была та самая «медаль», понял я... Он хотел с самого начала... О, боже...

Надев презерватив, я повернулся к нему, но он лишь порывисто ответил на мой поцелуй и перевернулся на другой бок, прижимаясь ко мне бедрами. Я накрутил длинные черные пряди на руку, освобождая спину, и с наслаждением провел по влажной коже между лопаток; потом по пояснице; и, наконец, обнял его за бедро. Я не знал, что мне делать — желание обладать им спорило со страхом причинить ему боль. Почему-то стало очевидно, что он решился на такой шаг впервые в жизни. Его била мелкая дрожь и дыхание никак не успокаивалось. Я просто поместил головку члена между его упругими ягодицами и крепко обнял... потом начал слегка двигать бедрами, наслаждаясь этим ощущением, но не проникая... Он схватил мою ладонь и крепко сплел наши пальцы. Я целовал его шею и плечи, легонько покусывая. Момент соблазна был так прекрасен, что я хотел бы продлить его на долгие часы, если бы мог... Внезапно его рука скользнула между нами... и я почувствовал, как он направляет меня...

Я входил в него осторожно и медленно, ощущая весомое сопротивление. И это сопротивление просто сводило меня с ума... мне было так тесно и сладко... от острого наслаждения хотелось кричать. Приходилось то и дело сжимать член у основания, чтобы не кончить прямо сейчас. О, черт, если б я мог знать, чем вызваны его стоны и срывающееся дыхание — удовольствием или болью? Эта странная, жестокая ситуация невыносимо возбуждала меня... Хотелось снова и снова вонзаться в его горячее, красивое тело. Он принадлежит мне... Он мой! Он отдался мне... Я глухо застонал и опрокинул его на живот... я хватал его за волосы и с силой входил в него до самого конца... опять и опять...

Окружающий мир превратился в бесконечные цветные осколки калейдоскопа. В полубессознательном состоянии я упал на спину, не в силах даже пошевелиться. Оргазма такой силы я не испытывал никогда в жизни. Мое тело парило в воздухе, каждая клеточка была наполнена негой и полностью расслаблена. Казалось, даже время замедлило свой бег. С трудом подняв руку, я притянул к себе тело своего любимого мужчины. Оно было податливым и мягким... дыхание ровное, глаза закрыты. А души в нем, неверное, в этот момент еще не было... Теперь я понял, что означает фраза «вытрясти душу». Олег выглядел абсолютно обессиленным и очень тихим... Лицо, влажное от слез, выражало странное умиротворение. Я, наконец, подобрал подходящее слово... Он выглядел изнасилованным. Я вздрогнул от этой мысли. В ту же секунду серьезные карие глаза открылись и посмотрели на меня. Из них мне навстречу хлынул тихий океан любви... Я нелепо взмахнул руками, закрыл глаза и с радостью утонул в океане. Ищите меня там...

E-mail автора: madmouse@bk.ru

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

1 комментарий
  • Dina
    16 марта 2012 20:11

    Блин... Так долго искала что-то такое... Трогательное. Правда, зацепило, и «Ветер», и «Дождь». Совместить такие вещи... Талант.

    Ответить

    • Рейтинг: 0

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх