Попала... Записки проститутки. Часть 7

Страница: 2 из 5

то сиськами. Герр Карл млеет, любуясь моим обновлённым обликом и, безусловно, совершенно случайно, инстинктивно, лапает меня между ног и за попу. А я уже трусь о его бок своей киской.

 — Лотта, деточка, кругом люди! — он смущается и безропотно тащится за мной в бар, где я раскручиваю его на шампанское. Благородный напиток возвращает моему кавалеру утраченное душевное равновесие, и мы, прихватив ещё и бутылку коньяка, отправляемся ко мне.

Да, за эту неделю я многому научилась. Мы ещё только зашли, а у него уже явно стоит. На меня. Надо помочь страждущему.

Заученными движениями освобождаю моего «крёстного» от пиджака и шляпы, сажаю его на кровать, спускаю ему штаны и начинаю свой чудесный минетик. Карл сопит, кряхтит, хрипит от счастья. А попутно освобождает меня от бюстгальтера и развлекается моими сисечками. Ну, что ж, тут есть чем развлекаться. Что выросло, то выросло. Но он уже почти созрел, и нам пора сменить позицию. Моя пещерка нуждается в посетителе!

Изящно извиваясь в полном соответствии с уроками моих подруг-стриптизёрш, освобождаюсь от трусиков и занимаю своё место на колу Карла, предварительно опрезервативленном. Или, скажем, на его коралле. Начинаю подмахивать. Теперь все мои прелести в полном распоряжении этого сластолюбца, и он с удовольствием старается все их ощупать. Я активно ему помогаю, теребя свои соски и клитор.

Как и положено страстной женщине, гарцующей на члене неистового мачо, издаю громкие стоны. Когда между ног становится мокро, стоны превращаются в неподдельные. Неистовый мачо доволен и даже пытается мне помогать. Ну вот, его член вот-вот разрядится, и я почти дошла до должной кондиции. Вот, ещё чуть-чуть, только не кончай раньше времени, милый, ещё, ещё, ещё-о-о-о-о-у! Ух! Кончили.

Карл благостно откинулся, а мне надо работать. Секс-рабыня я, или где? Снова ручками и ротком начинаю восстанавливать его трудоспособность с небольшими перерывами на приём коньячка вместе с пациентом. Какой интересный букет у меня во рту — сперма, мои выделения и всё это с привкусом коньяка. Надо запатентовать. Представляете — шоколадные конфеты «Сперма на коньяке»! Мечта минетчицы!

Ну вот, у Карла снова встаёт. Не сразу, но как следует.

 — Лоттхен, а как та дырочка, в которой я был первопроходцем?

Ах ты шалунишка!

 — Она ждёт своего покорителя, своего Кала Великого, милый!

И Карл Великий отправляет свой член в новый поход в недра моей задницы. Покорная Лотта в кокошнике, беленьких чулочках и танкетках на высоченном каблуке стоит на четвереньках перед своим повелителем, а тот, крепко сжимая её бёдра, уверенно вгоняет в её анус своё национальное достояние. И неплохо, подлец, вгоняет. В первый его приход я, по понятным причинам, не могла во всей полноте оценить его искусство, а теперь понимаю, что передо мной не любитель, но профессионал высокого класса. Ах, как он меня натягивает! Ну, давай, давай! Есть, он разряжается внутри меня, я уже минуты три, как кончаю, заходясь в сладострастном хрипе. Вот это да!

 — Лоттхен, ты прелесть! Настоящая польская красавица! (а, он же знает, что я с Востока) А какая у тебя попка, лучше, чем у любого из этих мальчишек!

Вот это да! Так мы бисексуалы! Вот откуда тяга к заднему крыльцу! А Карл привычно суёт мне купюры в чулок, одевается и убывает. Вот так всегда. Пришёл, оттрахал, заплатил... А поцеловать?

Спускаюсь в залу, подсаживаюсь на диванчик к Ирке, деловито клеящей какого-то потного субъекта. Плазма демонстрирует репортаж из нумера Инесс, где она обрабатывает жирного пыхтящего бюргера. Прямо «Звёздные войны-VI», принцесса Лея в плену у Джаббы Хата. В двери вваливается шумная троица. О-о-о-о, это же мои вчерашние мальчики из поликлиники. Они меня тоже узнали.

 — Фройлян, мы только с вами.

Фрау Дорт, пересчитав с чувством глубокого удовлетворения купюры суёт мне три жетона.

 — Ступай, детка, в голубой зал!

Ступаем. Здесь в нашем облике происходят радиальные изменения. Мы с одним из докторишек получаем на шеи элегантные ошейники с роскошными шипами, на мне высоченные ботфорты и странная ажурная конструкция из чёрных ремешков, которая ничего не скрывает. Мальчики в чёрных кожаных фуражках, шортах, напульсниках с шипами и тяжёлых армейских ботинках. На того, который в ошейнике, натянута ещё чёрная кожаная маска. Вот его приковывают стоя на цепях, спускающихся с потолка и привинченных к полу, причём так, что двигаться он практически не может. А потом тоже продлывают со мной, причём ноги и руки у меня растянуты так, что я напоминаю букву Х или, скажем, Андреевский крест. Подвесившие нас мальчики вооружаются один плетью, а второй гибким стеком и подходят к своему приятелю

 — Ну что, червь, тебе нравится?!

 — Йа-а-а

Следует хлёсткий удар плетью по спине

 — А так?

 — Йа-а-а-а!

Ещё серия ударов, причём этот прикованный Прометей по-прежнему утверждает, что ему ну просто замечательно. Это подтверждает его пенис, который медленно, но неотвратимо встает. Что не остаётся незамеченным.

 — Что, раб, у тебя встаёт на эту маленькую белокурую сучку, ты её хочешь?

 — Йа-а-а-а!

Теперь добрые доктора Менгеле направляются ко мне. Мама! Один из них начинает демонстративно лапать мои груди, подкручивая соски, а стеком щекочет между ног мою совершенно голую и беззащитную киску, второй едва касаясь проводит кончиком плети сначала по спине и заду, а потом по животу. Господи, ведь сейчас они займутся мной. Предвкушение боли почему-то не очень пугает, я жду её скорее с интересом. Когда-то со мной такое уже было. Ах да, с Шульце на вторую ночь работы!

 — Что, раб ты хотел б её поиметь вот сюда (стек проникает в мою киску), или сюда (в ротик), или сюда (шлепок по заду)?

Раб яростно кивает и мычит.

 — А ты, сучка, наверное, хочешь хорошего члена? А лучше много членов?

Лёгкие едва уловимые прикосновения плети и стека по самым интимным точкам моего тела. Ежесекундное ожидание удара откуда угодно вызывают у меня необычайное возбуждение, я вот-вот потеку. И интимные вопросы моих милых мучителей находят самый откровенный ответ.

 — Да милые господа, скорее, трахните вашу рабыню Лотту!

Хлёсткий удар петелькой на конце стека прямо по моей щелочке

 — У рабыни нет имени!

 — Да мои господа!

Стек вновь и вновь хлещет по моим несчастным гениталиям, а зад атакован плетью, которая сначала мягко и редко меня пошлепывает, а потом обрушивается всё чаще и сильнее. Я вою от боли и странного, ранее не изведанного наслаждения, по бёдрам начинают стекать мои выделения, я вся горю.

 — Течёшь, шлюшка! Смотри, червь, как она течёт, как хочет, чтобы её трахнуи! — в ходе этого назидания лектор одной рукой хлещет меня стеком по пизде, а второй периодически пережимает воздушный шланг, отходящий от маски моего визави. Он хрипит, а потом белёсая струя сильно бьёт из его стоящего насмерть фаллоса (ему тоже досталось от хозяйского стека), да так сильно, что мои лицо и живот оказываются залиты спермой. Вот это брандспойт!

Капли, попавшие на лицо, я непроизвольно начинаю слизывать. Это не остаётся без внимания.

 — Наша похотливая сучонка хочет спермы! Что, хочешь сосать, тварь?!

 — Да-а-а-а милый господин.

Цепи, фиксирующие мои руки ослабляют и я тяело оползаю на колени. Ну, где ж член, который будет сосать рабыня? А лучше два... Или три.

Но сначала мне предлагают вылизать сперму, попавшую на пол, и мои собственные сиськи. Далее мне разрешено очистить от последствий несанкционированного выброса спермы в атмосферу моих мучителей. А заодно слизать пыль с их ботинок. Между делом один из людей в чёрном закуривает и в качестве пепельницы использует рот своего распятого ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх