Попала... Записки проститутки. Часть 7

Страница: 3 из 5

коллеги, которому ради того расстегнули соответствующее отверстие в маске. Другой шумно и с удовольствием пускает газы. Что ж, Германия всегда была образчиком культуры для окружающего мира.

Перекур окончен. Я, наконец, востребована как женщина. На глазах у несчастного раб один из господ имеет меня в рот, а второй в зад. Последнюю мою дырочку обрабатывают ручкой плети. Ну, что ж, после порки я это вполне заслужила. Кончать под плетью, это, конечно, пикантно, но всё-таки в душе я предпочитаю менее радикальные методы. Вот так миле, один хуй в рот, второй хуй напротив, давайте. Ещё, ещё, ёщё! А-а-а-ах! Падаю.

 — Соси, сучка! Ты сама этого хотела!

 — Йа-а-а!

Сосу, а прикованный раб корчится в оковах, глаза горят, слюнки текут, конец снова начинает перемещаться с половины седьмого на двенадцать.

 — Червь, ты всё ещё её хочешь?

 — Ja-a-a, das ist fantastisch!

 — Смотри, червь, смотри, как она может трахаться!

Сейчас я насажена на два члена попой и киской, и они бодро двигаются во мне, пытаясь, видимо, встретиться где-то в районе моего желудка. Их лапищи нагло шарятся по моим прелестям, я хриплю в экстазе на этих мощных поршнях. Ах, как они умеют! Пусть ещё раз также выпорют, лишь бы ещё раз также трахнули!

Но нет, они злые. После того, как мы во весь голос кончаем, и я обессилено падаю на пол, добрые доктора мочатся на меня.

 — А такую ты её тоже хочешь, раб?

 — Йа-а-а-а!

Палачи, наконец, отпускают жертву. Та, дробно стуча локтями и коленями по полу, на четвереньках подбирается ко мне.

 — Ну, трахни эту обоссанную сучку!

Мне в ротик отправляется член страстотерпца, и я стараюсь всемерно вознаградить его моральный и физический урон. Но, чтобы жизнь не казалась мёдом, один из господ потрахивает раба в спину ручкой плети. А второй возобновляет упражнения стеком с моёй щелкой, явно пытаясь выпороть клитор. А потом плётка перемещается уже в мою задницу, киска сдана в аренду страдальцу. Член одного из господ у меня за щёчкой, а второго — в рабском анусе. Да, так меня ещё не любили! И это опять же дьявольски возбуждает. Какое-то время мы сливаемся в некое единое целое, двигающееся в едином ритме, стонущее, сопящее и хрипящее.

Первым разряжается несчастный раб: долгое воздержание и массаж простаты делают своё дело, за ним — я — все мои дырочки пылают в оргазме, наши палачи ещё какое-то время имеют нас, но вот и они доходят до кульминации и, пошатываясь, добираются до кровати.

 — Эй, ты, вылижи шлюху! А ты, девка, вылижи пол.

Желание господ — закон, мы зыками убираем следы их мочеполовой невоздержанности. При этом пока работаю поломойкой, несчастному рабу приходится носиться вокруг меня на карачках, возвращая мне чистоту и свежесть.

 — Хорошо поработали, получите десерт!

На десерт я сосу и дрочу почтенным господам, которые в это время лениво попинывают и постёгивают своего раба-приятеля. Но вот мне в рот извергаются финальные струйки спермы, заливая заодно лицо и сиськи. Раб с удовлетворением фотографирует этот натюрморт, после чего славная троица уже без деления на рабов и господ подхватывает меня и тащит в душ, где отмывается сама и приводит в порядок маленькую Лотту.

Да-а-а!

Возвращаюсь в свой нумер, на скорую руку сушу косу, подмалёвываюсь, переодеваюсь в любимые чёрные чулки и грацию и возвращаюсь в залу. Доктора уже ушли, но, похоже, оставили добрую память — фрау Дорт молча суёт мне ещё пару жетонов. Мои коса и кокошник творят чудеса. Тут же меня и Ирму-Лену забирают в голубой зал трое крепких краснолицых бюргеров, похожих друг на друга, как близнецы.

Они весьма целеустремлены, в бар идти отказываются и требуют пиво прямо в номер. Впрочем, один, похоже, уже где-то заправился и весьма основательно. При этом что любопытно, лапам волю почти не дают. Из разговора на лестнице выясняется, что они действительно братья, и у них мясная лавка недалеко от нашего заведения. Лена после своего прежнего борделя всё ещё напряжена, вздрагивает. А весёлые братцы принимают это за девичью стеснительность и стыдливость, кои очень им импонируют.

Для начала они рассаживаются, где попало, и начинают хлебать своё пиво. Нам предлагается поласкать друг друга. Это они здорово придумали. Раздевая и лаская Лену, я потихоньку привожу её в чувство. Она перестаёт дёргаться при каждом резком движении, напрягаться. Её движения всё более расслаблены.

Она ласкает меня сначала скорее механически, но мои старания не пропадают втуне. Как когда-то я при первых моих лесбис-опытах, она старается отблагодарить меня за приятные ощущения. А ведь тут главное не техника, а чувство. Наши ласки становятся всё более бурными, а когда я начинаю язычком исследовать бутончик Лены, она растаивает окончательно. Прямо на ковре мы принимает пресловутую позу 69 и доводим друг-дружку до синхронного и продолжительного оргазма.

Бюргеры оживают, правда, не все. Один прямо на глазах начинает перемещаться в пивную нирвану. Засыпать то есть. Ну и хрен с ним, тут вполне достаточно и без него. Пока братцы мясники дуют своё пиво, начинаем им посасывать. При этом я шутки ради попробовала помимо вменяемого, обслужить и приснувшего братца. Оба бодрствующих выражают свё всяческое удовольствие. Оказывается так и надо! Раз уплачено за троих, милые фройлян должны оказать милость всем! Включая спящих или, скажем, погибших. Да-а-а, весёлый народ эти немцы. А я дура.

Теперь я поочерёдно сосу то бодрому Генриху, то уже храпящему Иоганну. Третий братец, Фриц, которого готовит к бою Лена, тихо давится от смеха, любуясь моими потугами. Вот уже два члена готовы к бою, и мы с Ленкой седлаем их, начиная скачки. Генрих и Фриц бодро нас трахают сидя, совмещая половой акт и лапание наших прелестей с распитием тёмного баварского. Иоганн нагло дрыхнет, откинувшись на сексодром, а я, в силу оказанного мне высокого доверия, должна ему на ходу дрочить! Ой, мамочки, и ведь у него встаёт! К этому времени Генрих неторопливо и даже как-то торжественно кончает и дружеским шлепком о заду направляет меня в полное распоряжение храпящего родственника. Всеми силами пытаюсь пробудить его к жизни, но он не Спящая Красавица, а я не принц.

Пробуждается и уже окончательно его сизо-малиновый детородный орган. Вообще зрелище потрясающее. Я голая в кокошнике и танкетках ползаю вокруг бренного, целую его, облизываю трусь сиськами и киской. При этом спящий стервец посягает доставшееся ему счастье лапать. Но из комы не входит. Гад. Тут же по соседству на том же сексодроме Ленка страстно отдаётся Фрицу и Генриху. Впрочем, их стоны м мычание прерываются ехидным хихиканьем. Любуются, подлые моими страданиями. Ленке, значит, двое нормальных мужиков, а мне этот очень одинокий труп?! Нет в жизни справедливости. Ну, погодите, мне терять нечего. Бодро сажусь на торчащий средь пьяного тела член и начинаю нагло получать удовольствие. Предварительно, конечно натягиваю на его пивной слив презерватив. А и ничего, у него и у сонного стоит лучше, чем у некоторых бодрых. Только ножки мои бедные устают. Зато дырочка радуется.

Мерно насаживаюсь на кол Иоганна, и вдруг две мощных лапы охватывают меня сзади, меня густо обдаёт пивным перегаром, а в районе попы начинается некое оживление, завершающееся вероломным вторжением арийского хуя в мою славянскую задницу. Одновременно перед моим лицом возникает мощный торс, заросший густым и потным рыжим волосом, из которого торчит фаллос, покрытый всяческими мужскими и женскими выделениями. Ну, вот, правда восторжествовала. Ленка отдыхает, а меня пользуют в два члена, а третьим я сама себя ублажаю. Ах! Но слаб немец, слаб, оба моих новых кавалера кончают довольно быстро. А как же я? А как же братец Иоганн? Так, а что это там внизу, в районе слюняво-невменяемого постамента моего вибратора? Ой, ой-ой, ой-ой-ой! Вот это да! Он ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх