Попала... Записки проститутки. Часть 7

Страница: 4 из 5

же кончает! Кстати, я тоже. Уфф!

В благодарность мне дают отдохнуть. Я лежу рядом с Иоганном, а невозмутимый Генрих методично долбит мою пещерку. Ему Леночка, солнышко моё, пососала, хуй в рабочее состояние привела, пока я этой полунекрофилией занималась с пьяным в стельку телом. Ленку в попу трахает Фридрих. Ему она подрочила. Молодец, талантливая. С таким бы счастьем ей, а не мне с Иоганном кувыркаться. А вот нет...

Генрих вновь тычет мне пальцем в сторону снулого братца. Ну что ему ещё то надо? Ах, теперь эта жертва пьяной летаргии должна получить свою порцию анала! Потому, что уплачено. Вот Господи!

Вновь начинаю приводить в чувство если не всего Иоганна, то его, безусловно, лучшую часть. Ах, какая я умница! Мои ручки и ротик вновь возвращают его скукоженную поганку в сексуального красавца. Но пока я это делаю, подлые Генрих и Фриц откровенно ржут надо мной.

Ленка хоть не очень веселилась: с двумя членами во рту особо не похихикаешь, но слёзы по её щекам текут явно не от глубокого горя...

На сей раз придётся добывать пламя Прометея из его органа попой. Начинаю трудиться. Честно скажу, без энтузиазма, подустала. И обидно, ведь ситуация самая идиотская — трахать спящего клиента. Да электровагину ему на член, и он во сне весь наш бордель вместе с половиной города оттрахает. Так нет — подавай им живое исполнение. Исполняю. Потихонечку где-то в глубине меня вновь начинает разгораться желание. Работаю всё энергичнее, забываю обо всём, пусть хихикают, плевать. Сейчас я разминаю свою попку идеальным вибратором — живым. Тело подо мной, помимо мерного сопения и надувания — сдувания начинает, кажется, потихоньку оживать, что-то там, как говорится, «шавелится». Тем лучше.

Я ласкаю свои груди, массирую киску, клитор и насаживаюсь свей блядской задницей на его сонный член всё энергичнее, глубже и чаще. Ах, как здорово. Всё явственнее подступает оргазм. Он уже где-то тут. Он рядом. Вот, вот оно! А-а-а-х! И почти сразу с рычащим храпом Иоганн пускает мне в попку струю спермы, часть которой проливается наружу, документируя успех моей творческой деятельности. И фактически тут же Генрих начинает поливать свежей спермой из своего брандспойта Ленку, а Фриц изливает своё содержимое мне в ротик.

После чего оба бодрствовавших братца церемонно благодарят нас, причём меня особо, «за почти материнскую заботу о нашем милом брате Иоганне» (ничего себе у них мамочка!).

Почтенные мясники прощаются и убывают, волоча на плечах невменяемого Иоганна. И это немцы — культурная нация!

Мы с Леной подмываемся и спускаемся в залу. Нас встречают дружный хохот и аплодисменты. Подлый Курт протранслировал мои пассы над павшим Иоганном на экран, и все, кто был внизу смогли полюбоваться сексом Снегурочки с зомби. Мне навстречу Сильвия тащит свежего кавалера и, целуя меня на ходу за ушко, шепчет

 — Ты — прелесть, пока ты там кувыркалась, никто не поднимался в залу, даже из бара прибежали, тебя сейчас на сувениры порвут. Только вот тот, похоже, будет первым.

Действительно, сквозь толпу поднимающихся в нумера парочек и претендентов на меня один проталкивается весьма активно, настырно и целеустремлённо, кидая по дороге несколько купюр фрау Дорт, и чуть ли не закидывает меня на плечо

 — Я был первым в очереди на эту фройлян!

Ого, это какие-то отечественные обороты! Но анализировать лексикон моего кавалера некогда, он летит, как бык, я едва не падаю.

 — Любезный господин, нам сюда, в четырнадцатый!

Чуть не проскочили. И трахал бы он меня прямо у стенки в коридоре, конфуз бы вышел, мы же всё-таки в учреждении культуры отдыха, а не на рэйв-фестивале на Казантиппе (видела года три назад ещё с супругом, наше заведение отдыхает).

Ну, вот мы и дома.

 — Здравствуй Анечка, давно не виделись!

Я тихо оползаю вдоль стенки на пол. Похоже, я сплю. И слишком много выпила. И зря смотрела столько порнухи каждый день. Так бывает только в кино, и то весьма не лучшем.

Я уже обслуживала своих студентов, своего завкафедрой, причём всё это в течение недели. Но неделя ещё не совсем закончилась, а передо мной милый Толик, Снежный Барс, мой бывший муж... Так не бывает. Такое впечатление, что меня продали в публичный дом прямо в родном В-ске.

А этот подлец откровенно мною любуется. Потом наливает из сифона на столе холодной воды.

 — Освежись.

Заботливо поднимает меня и как давным-давно берёт моё лицо в ладони и с интересом изучает. Потом отстраняется, садится на кровать и жадно рассматривает со стороны.

Я, хоть и зарделась вся, как юная гимназистка, впервые увидевшая член, уже невольно и профессионально принимаю позу посексуальнее, начинаю поправлять причёску, как бы невзначай двигать бёдрами.

 — Как ты хороша! Да ты рождена девкой! Надеюсь, ты не обиделась? Потому, что такой ты мне особенно нравишься!

 — Не обиделась, котик, это амплуа мне тоже больше всего нравится. Но я надеюсь, ты сюда пришёл не исключительно ради ностальгического свидания конкретно со мной?

 — Нет, я здесь проездом в Швейцарию, наша команда собирается подняться на Монблан с французами. Ну а тут решили приобщиться к тлетворному влиянию Запада. Захожу и вижу до боли знакомую попку, поднимающуюся с тремя амбалами. Думал, почудилось.

Сел холодненького хлебнуть, девочку выбрать, тут эта трансляция с твоим бенефисом. Планы были крупные, так что я все твои родинки пересчитал и опознал. А заодно увидел, что ты, оказывается, скрывала многие таланты.

Я снова рдею.

 — Так получилось, милый. Тем более что ты меня в своё время сексом не баловал, вот и добираю.

 — Извини.

Вижу, что ситуация напрягает нас обоих и нахожу простейший выход.

 — Ладно, котик, ты пришел к девочкам, изволь, обслужим со всем прилежанием, расслабься.

Походкой манекенщицы подхожу к нему, в пируэте развязываю шнурки стрингов и освобождаюсь от них, далее щедро вываливаю ему под нос содержимое лифчика. Он это видел не раз, но пусть вспомнит. Теперь рдеет он, а я привычно стягиваю с него пиджак, расслабляю узелок его галстука, и всё это время трусь об него своей киской и грудью. Лицо у Толика становится ну очень интересным. Чем-то моих здешних учеников напоминает, которых я впервые к сексу приучала. Это мне нравится. Ведь меня к сексу приучал впервые именно он, когда водил нас ещё студентами в плановый турпоход. Ну, сейчас я тебе покажу, чему не доучил, бездарь!

Заучено сажусь на колени у него между ног и отворяю ширинку. Вот и он, до боли родной орган, который принёс мне, как я убедилась за последнюю неделю, довольно мало удовольствия. Привычно беру его в руку и начинаю обрабатывать язычком, а потом и губками, одновременно подрачивая. Мой микрофон волшебный...

Экс-супруг начинает напрягаться и издавать нечленораздельные звуки, попутно поглаживая меня по голове и плечам. Микрофон растёт прямо на глазах... А теперь мы его позаглатываем! Экс-родственник хрипит

 — Анечка, богиня, волшебница, ещё! Как ты на неё похожа!

 — На кого ещё? — член выпал у меня изо рта, только руки работали автоматически, подрачивая его. Сейчас, наконец, узнаю, на кого этот гад меня променял. Умницу и красавицу.

 — На Сильвию Сайнт!

Вспоминаю, это, кажется, порнозвезда, которую как-то походя с глубоким раздражением вспоминала моя лучшая венгерская подруга. Этот-то её откуда знает, неужели трахал?

 — Ты что, от меня к ней сбежал?

 — Да нет, в интернете видел. Анечка, пожалуйста, ещё!

Ну, если только в интернете видел, тогда можно и ещё. Состояние его органа улучшается прямо на глазах. И вот этакое сокровище этот скупердяй столь редко пускал в мою дырочку! А две других, не будь я здесь, вообще бы паутиной покрылись! Ну, сегодня я им попользуюсь....  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх