Попала... Записки проститутки. Часть 8

Страница: 3 из 5

прихватила Эльза (то есть Светка) и уже изо всех сил его клеит. Аборигенки этого чудного заведения совсем обалдели от нашей прыти.

Так, ну как тут my honey? Зажимаем рюмашку девушке? Ладно, чёрт с тобой, пойдём ебаться! Ой, как он церемонно меня конвоирует, как невесту, право. А вот дружок его со злодейской бородкой явно не промах. Выходя вижу, как он ненавязчиво и со знанием дела лапает Светкину ляжку, посасывая что-то из бокала. Орёл! А мне, вот, похоже, дятел тоскливый достался. Какие глаза у него были, когда он свои евро из кошелька вытаскивал у кассы!

Ну, вот мы и в нумере. Дверь захлопнулась, и клиент уже откровенно разглядывает меня, видно, как дрожат лапки, но тронуть боится. И сказать что-либо. Ну, ладно, мы сюда ебаться пришли, или на кастинг? Быстренько освобождаю своего козлика от очков (у меня и так всё прекрасно видно, а что плохо видно — можно щупать), плаща и пиджака, боже, он ещё и в галстуке! Когда начинаю его снимать, козлик проявляет инициативу. Он, наконец, осмелился робко прикоснуться пальчиком к одной из моих не самых худших в мире сисек. Дурачок, смелее, ведь уплачено! Беру его руки в свои и помогаю получше ощутить всю прелесть моих молочных желез. Вот, вот так, это гораздо лучше!

Козлик освобождён от галстука, а его главный мыслительный орган уже освобождён из тесного плена брюк и трусов. Он очень даже и вполне! Ну ко, каковы же мы на вкус? М-да, руссо туристо, банные дни только по субботам, а сегодня, что характерно, среда. Благоухаем, аки бомж смердящий... И это так возбуждает! У меня уже тихо сводит ляжки. Скорее, на колени перед нашей прелестью, ласкаем ручкой, язычком его по головке, по уздечке аккуратненько, самым кончиком. Теперь пройдёмся от уздечки вниз по стволу. О-о-о-о, как здорово! Кажется, мужику, приделанному к этому чудному хую, тоже нравится, он что-то там бормочет. Так, подрачиваем, подрачиваем и губками ласкаем головку. Теперь поглубже, за щёчку и ещё раз поласкаем язычком! А он взбухает, растёт! Чудесно!

И что это я слышу? Ах, «ещё, миля, ещё!» А я останавливаться пока и не собиралась. Давай, терпи казак! А ему уже не терпится, во вкус вошёл (хотя нет, во вкус это я вошла, а ему просто понравилось), уже мой затылок ладошкой подталкивает, в глотку, значит, трахнуть хочет. Да боже ж мой! Но только ещё и ниже!

Продолжаю доставлять себе и свой добыче максимум острых ощущений, но вот чувствую, что он близок к разрядке международной напряжённости. А как же моя кисонька?! Всё, хватит орала, сэр, займёмся классикой. Долой изо рта, ложись, милый, дальше Лотта всё сама сделает!. В который раз за сегодня вспрыгиваю на мужское пузо и аккуратненько принимаю его хобот своей норочкой. Только резиночку наденем. Вот эту, с гофре... Вот так. Сейчас попрыгаем. А-ах! А-а-ах! А-а-а-ах! А-а-а-а-а-а-а-х! Уф-ф-ф-фa///

Обессиленная валюсь прямо на него, а этот сластолюбец, еле дыша... начинает меня лапать. Да ещё и комментирует мой моральный облик. Думает, по-русски девка из голландского борделя не поймёт! Что мы там лепечем?

 — Ах ты шлюха, ах ты курва! О-о-о, какие у тебя сиськи! У-у-у, поблядушка! Ох, какие бёдра, с-с-сучка! Бля-а-а-адь, а какая задница! В неё бы тебя навернуть!

Последнее предложение кажется мне интересным. А пуркуа бы не па? Чем попа хуже ротика и писечки? Она вполне достойна ещё одного члена! А как он, этот член, я ведь над ним неплохо потрудилась, ещё не встанет. М-да-а-а-а, как всё запущено... Но надежда-то есть, она всегда умирает последней. Ну-ка, сколько у нас времени? Ничего себе, куда же я так, собственно говоря, спешила. Тогда попробуем...

Над лепечущим матюги и сомнительные комплименты телом копошится маленькая трудолюбивая Лотта. Ручками, губками, язычком, зубками временно опавший член вновь приводится в рабочее состояние. В пору цитировать незабвенную фразу из «Аленького цветочка»: « Ты восстань, мой сердечный друг!» Но, не до заклинаний тут. И не до цитат. Ротик у нас занят. Во-о-о-т, пациент скорее жив, чем мёртв! Правда, жив! Да ещё как жив!

Принимаю должную позу и всем своим видом приглашаю клиента насладиться моей сахарной попкой. Он же хотел. И вот что-то не хочется мне сегодня ему демонстрировать своё славянское происхождение, вот совсем не тянет. Давай, трахай без собеседований.

До клиента, наконец, доходит, что он правда по настоящему может выебать живую проститутку в жопу. Господи, ну и тормоз! Он начинает неумело тыкаться возрождённым с такими трудами членом в район моего ануса, но по неопытности никак не попадает. Черт! Так ведь мои труды даром пропадут. Соблазнительно посасываю пальчик, потом зачёрпываю им из баночки анальный крем, смазываю свою вторую дырочку и гостеприимно раздвигаю руками свои булочки. А теперь попасть слабо? Нет, не слабо. Ну, вот и славно, трам-пам-пам! Давай, работай, жеребчик, а я помогу. И мы начинаем...

А что, для дилетанта он очень даже ничего справляется! Да и я не промах! И вообще, тут ещё надо разобраться, кто кого трахает! Но, мне не до авторских прав! Наслаждение становится всё сильнее! А мой бычок ещё невольно возбуждает меня, продолжая свой матерный монолог в мой адрес. Я от членораздельной речи воздерживаюсь. Любая нормальная женщина в такой ситуации либо просто часто дышит, либо орёт нечто нечленораздельное (или, говоря литературным языком, страстно стонет). Так вот я ору нечто нечленораздельное. А это, кажется, возбуждает моего визави...

 — Орёшь, стерва, нравится, с-с-сучка, когда в жопу наяривают! Вот тебе, голландская блядь, наш советский подарок!

А вот последнее он зря сказал, я чуть не задохнулась, чтобы не заржать! Ишь, патриот сексуальный выискался! Да ещё советский! Лучше засаживай поглубже, да почаще! Вот так, и вот так, во-о-о-т т-а-а-а-к!!! О-о-о-о, хорошо то как! И ему тоже. Даже не замечает, что сопля из носу потекла на усы.

Который час? М-да, же пора. С некоторой даже грустью показываю клиенту на часы.

 — If you want me once again, you are to pay 50 euro.

Слова to pay и euro действуют магически. Клиент, пугливо поглядывая на часы, начинает скоропалительно одеваться, как солдат по тревоге. Бедненький, боится, что сразу счётчик включается! Помогаю ему снарядиться, а то он чуть воротник к ширинке не пристегнул и провожаю до двери. Здесь он, ой мамочки, нежно целует меня В ГУБЫ!!!

Да-а-а-а, волшебная сила искусства. Даже забыл, чем я ему хуй сосала! Ну, прощай, козлик!

Спускаюсь в бар. Мадам нежно треплет меня по щёчке

 — Ах ты озорница! Я рада, что ко мне вас прислали. У всех отбоя от клиентов нет, а тебя и вашу чёрненькую м-м-м Лизхен клиенты обязательно хвалят. Давай, девочка, не сбавляй темпов. Но береги себя, а то ведь так можно и сгореть

 — Да мадам, конечно, мадам

Рука мадам, видимо, совершенно непроизвольно, начинает ласкать меня между ног. И в ласке чувствуется богатый опыт. Расслабляюсь и получаю удовольствие. Но надо отблагодарить мамочку. Ныряю под стойку, забираюсь головой под хозяйский подол, ба-а-а-а, да тут нет нижнего белья. И киска у мадам подбрита. Здорово! Начинаю ублажать её язычком и пальчиками, и, судя по нежному поглаживанию затылка и плеч, это одобряется. Вот ляжки мадам Ван Тромп напрягаются, она судорожно стискивает ими мою белокурую головку, и её соки бурно устремляются на волю. И мне в ротик!

Вылезаю. Девочки с интересом (а некоторые явно с завистью) наблюдают эту сцену.

 — Лотта, ты просто золотая девочка!

Но высказать мне всё, что она об этом думает, мадам не успевает. Вваливается очередная порция посетителей. И это, кажется, опять моряки. Да, точно, опять этот запах солёной воды, водорослей, рыбы...

Но, не до ароматов. Меня шлёпает по заду здоровенный дядя лет сорока с голубыми глазами навыкате, седоватыми усами щёткой

 — Идём, малышка!

Ого, я уже и по голландски понимаю!

 — Идём, миленький, выпить не хочешь?

Это ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх