Девушка с разорванной попкой

Страница: 2 из 2

была так хороша, отверстия манили такой свежестью, нежностью и чистотой, что у меня опять встал член. И не у одного меня. Первый стянул брюки и принялся за дело. Меня как набитый опилками мешок толкнули к окну и теперь наши с Викой лица разделяло сантиметров двадцать. Мощные удары подбрасывали ее бедра вверх и назад, тело грациозно изгибалось, грудь вздымалась, и слышался выдох переходящий в тихий стон. Ее карие глаза были широко раскрыты, она смотрела на меня каким-то расфокусированным взглядом и улыбалась краешками губ. Темп рос, стон переходил в быстрый хрип, глаза ее еще больше затуманились. Неожиданно она дрогнула и застонала.

Первый с удовлетворением ухнул, выдернул свой обмякший член, протиснулся к окну с другой стороны стола, повернул голову Вики и вошел ей в рот. Теперь я видел лишь ее затылок и маленькое трогательное ушко. Стояк расстегнул было штаны, но первый одернул его.

 — Ты последний. Разворотишь там все своей шнягой. После тебя, что кобылу ебать.

Сказал пахан и заржал, как та самая кобыла.

Теперь пришла очередь Тихони и Быстрого. Я не видел Викиных глаз, но чувствовал, как возбуждение уступает в ней место страху. Я попытался развязать узел, стягивающий ее руки, но эластик затянулся намертво. Почувствовав прикосновение, Вика мягко сжала мою руку, когда она приближалась к оргазму хватка усиливалась, а потом разом ослабевала...

 — Не-е-е-ет! Мамочка! Только не это.

Вика замотала бедрами, задергалась всем телом, пытаясь освободиться от пут. Я посмотрел туда куда был направлен ее взгляд и ужаснулся. Это было невозможно. В-принципе, я слышал и о стальных шариках, шпалах и прочих шарошках, но никогда не думал, что эти обычаи дожили до наших дней. Внешне это походило на крупный початок кукурузы, украшенный жидкой метелкой усиков. Я вскочил на ноги и ударил Стояка в лицо...

Если не считать выбитые зубы, то отделался я удивительно легко. Во всяком случае я был жив. Сидел со связанным за спиной руками в углу у двери и пытался понять сколько зубов я лишился в этой трехминутной драке с четырьмя здоровыми мужиками. Впрочем пахан так и остался стоять у окна. Значит с тремя. Для меня достаточно.

 — Ы-ы-ы-а-а-а!

Первая фрикция. Вторая. Огромный бугристый ствол буквально рвал нежное тело на части. Стояк с силой дергал его на себя и девушка тянулась за ним до последней возможности, раскачиваясь будто на качелях, затем огромная балда появлялась вновь, вытягивая за собой вагину, с силой вырывалась из нее и тут-же погружалась обратно. Вика не переставала кричать. Только ы-ы-ы-ы в этом крике становилось все меньше а а-а-а-а все больше. Усики сделали свое дело. Боль и возбуждение смешались вместе в пьянящий коктейль, переливающийся через край. Викины бедра продолжали сокращаться выбрасывая порции спермы их переполненного влагалища.

 — Отвязать ляльку надо. Пусть подмоется.

Сказал пахан.

 — Вот еще, ее фраер разом вылижет.

Меня вытащили в середину купе и поставили на колени перед Викиной пиздой. Теперь она стала пунцовой и как-будто припухла. Щель не закрылась полностью, из нее продолжала сочиться сперма. Клитор увеличился в размере и сильно выпирал наружу. Я выплюнул выбитые зубы, уперся в ее широко раскрытую промежность, и начал вылизывать ей клитор.

 — Всю лижи! И глотай — сука!

Рваных ран не было видно, но сперма была чуть розовой и имела отчетливый привкус крови. Я аккуратно вылизал ее пизду и перешел к плотно сомкнутуму анусу, покрытому стекающей спермой. Мы оба понимали, что именно о нем думают сейчас урки и не ошиблись. Меня дернули назад и главарь начал пристраиваться к Викиной попке. Вика сопротивлялась как могла. Тогда этот мерзавец вынул изо рта сигарету и прижег нежный девичий сосок. Раздался отчаянный крик, который, впрочем, не произвел на урку особого впечатления. Убедившись, что трудности носят скорее объективный характер, он начал рыться в сумке своей жертвы. Обильно смазав отверстие кремом он запихнул сначала один палец, потом второй, а потом и весь свой член.

Начался второй тур марлезонского балета. Еще более болезненный и мучительный для жертвы. Девушке приходилось одновременно работать ртом готовя члены, которые должны были ворваться затем в ее попку. Впрочем, Стояк не зря приобрел такую кличку. Минет его не интересовал вовсе. Он просто стоял со спущенным штанами и ждал своей очереди, пока Виктория с выражением дикого ужаса в глазах ждала неизбежного.

 — У меня там водка есть...

Первый кивнул и достал бутылку из моего рюкзака. Они выпили по три глотка и вылили остатки в Викин рот, она захлебывалась, кашляла, фыркала и ей заткнули рот какой-то тряпкой, вывалившейся из ее сумки. Водка на голодный желудок сделала почти невозможное, расслабив мышцы и сознание девушки. Это не сделало проникновение шняги с шарашками в узкий девичий анус безболезненным, но он, по крайней мере, не порвался сразу. Пять минут мычания, стонов и довольного кряхтения насильника и вот уже впавшую в полубессознательное состояние Вику оставили в покое. Из Викиного анального отверстия высовывался, вывороченный наружу, сантиметровый кусок прямой кишки. Кровавая сперма, капала на пол, но это никого не интересовало.

 — Слышь, фраер, у тебя деньги есть?

Спросил Первый, роясь в моем рюкзаке. Найдя бумажник, он пересчитал наличность, и спокойно сказал:

 — Хочешь еще раз эту шлюху выебать? Нет? Ну так Стояк ее еще раз в жопу будет ебать. А потом еще. У него всегда стоит. Он со своими шарашками довыебывался. Едешь ты, как я понимаю домой. Билет у тебя есть. Даже, вот, проездной есть. Куда тебе деньги? А девке может жизнь спасешь. Я кивнул. Встал. Кто-то из этих мерзавцев расстегнул мне ремень. Вике сначала запихнули в задницу несколько тампаксов, а потом вытащили ей изо рта кляп. Кажется, она вполне понимала, что происходит. С каким-то лихорадочным энтузиазмом подняла ртом мне член. Мы трахались как будто перед смертью, только когда мой член случайно натыкался на комок затычек в ее прямой кишке, она с укором смотрела мне в глаза. Я так и не понял кончила она или нет, кажется — да. Сил у нее осталось немного.

Потом из плацкарта привели четверых «клиентов». Дедка, член которого Вике так и не удалось поднять, какого-то работягу, трахнувшего девушку так как он обычно рубил дрова или колотил костыли: методически точно и почти без эмоций. Еще двое были типичными вертухаями, ехавшими, очевидно, в отпуск. Дать отпор своим вечным врагам здесь, на их территории, они не решились, им было жалко потраченных денег, и свою досаду они вымести на Вике в полной мере. Из-за того, что задница лежащей на лопатках девушки была приподнята, член орудующий в ее влагалище упирался в брюшину. Увидев, что девушка даже чуть подмахивает ему, садист недоделок начал вертеть хуем, пока не попал в истерзанную перегородку между влагалищем и толстой кишкой, заполненной распухшими тампонами. На глазах девушки выступили слезы и вновь началась пытка. И так два раза подряд.

После этого Вику отвязали, отвели помыться, подкраситься, а потом долго фотографировали на мой мобильный телефон, заставляя ее принимать различные позы. Мне развязали наконец руки и я должен был помочь уголовникам отправить эти MMS в какой-то местный бордель. Я судорожно думал, что делать, а в это время у зэков появилась новая идея. Нас отвели в плацкартный вагон, где все желающие, включая подростков, могли пощупать Вику, помять ее груди, засунуть палец ей в пизду. Какой-то пацан засунул туда ладонь и смеялся. Время от времени Стояк громко и болезненно хлопал резинкой по викиным бедрам, призывая зрителей активней запихивать деньги под пояс и в резинки чулок. Наконец, интерес зрителей угас.

 — Представление на бис! Принимаются пожелания благодарных зрителей!

Объявил Стояк. Все молчали. Вдруг один из ебарей-вертухаев гнусно процедил:

 — А вдвоем ее трахнуть слабо?

Стояк пожал плечами.

 — Кто вторым будет.

Остальные зэки явно считали актерские роли унизительными для себя.

Вика взяла меня за рукав и потянула к себе.

 — Везет тебе фраер — любят тебя бабы. Давай я спереди буду, а ты уж там поосторожней.

Сказал расчувствовавшийся Стояк. Вика же продолжала жаться к моей груди.

 — Я хочу его, я люблю, а уж ты в попу меня...

Вика чуть нагнулась, развела ягодицы, Стояк вытащил оттуда комок пропитанных ссохшейся кровью тампонов и с сомнение посмотрел в дыру. Я видел как она прикусила губу чтобы не закричать, и хотел что-то сказать ей, как то ее переубедить. Но не нашел слов.

Она долго гладила и целовала мой член, пока он не встал во всю силу. Потом встала на носки, буквально нанизавшись на него, я поднял ее за бедра и она крепко обняла меня. Ее губы впились в мой рот. Викина задница отклячилась и Стояк воткнул в нее свой член. По ее глазам было видно как ей было больно, но она терпела. Я старался быть как можно более нежным. Стояк слегка приседал вместе с качающейся попкой девушки, чтобы случайно не порвать ее окончательно. Несмотря на всю свою осторожность, я порой все таки попадал в перегородку и ощущал ребристую елду Стояка. Тогда Вика вздрагивала и еще теснее прижималась ко мне. Мы c Викой, кончили одновременно, бурно и отчаянно. Кто-то принес новую порцию тампонов. Стояк медленно вытягивал своего балбеса, оттягивая анальное кольцо девушки, чтобы мягче прошел очередной шар или шпала. Но кровь, все равно, шла едва-ли не струей. Спермы там не было. Стояк так и не кончил на это раз, теперь он запихивал тампоны в ее широко раскрытый анал.

Я так и пошел с ней на руках в сторону купейного вагона, никто не стал нам мешать. Постучал в купе проводника, там оказался начальник поезда. Он отдал нам свой трехгранник и вышел. Это было штабное купе, и там была решетка на окне и блокатор на двери. Мы сидели там и целовались. Потом я сделал ей куни, а в это время бандиты безуспешно пытались выломать нашу дверь, их матерная брань заменяла нам музыку. Потом они сорвали стоп-кран и поезд остановился у какого-то переезда, подъехала мадам на джипе с двумя подручными. Урки нашли в будке у переезда топор и просто разнесли дверь в клочья. Вика вышла сама. Мадам осмотрела ее как осматривают лошадь, запихивая длинные когтистые пальцы, с бесчисленными кольцами, сначала в пизду, потом в рот, и с надрывом потребовала скидку за порванный зад. Потом, собрала ее документы, какие-то вещи в сумку и ушла вместе с ней. У самого джипа Вика повернулась ко мне и улыбнулась сквозь слезы. Я видел ее в последний раз.

Урки заперли меня в купе и смущенный начальник поезда выпустил меня оттуда лишь на вокзале. В транспортной милиции меня мурыжили до тех пор пока не подошел мой поезд. Мое заявление так и осталось лежать в дежурной части. Я взял отпуск и приехал в Мордовию через две недели. Списки купивших билеты на этот поезд таинственным образом были утрачены. Я вспомнил номер мобильного телефона на который звонили урки, но он был утерян какой-то старушкой год назад. Что Вика делала в этом городке? С кем встречалась? Если бы я смог понять это, то может быть напал бы на ее след. Иногда я, как фетишист, смотрю на, стянутые в узел, а потом разрезанные ножом, чулки со следами крови и спермы, и думаю, что должен что-то делать. Но, что?

E-mail автора: i.shmyakov@mail.ru

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх