Фотосессия. Эротическая повесть. Часть 3

Страница: 3 из 3

на поиски. Звонок подбросил его, и он рванул к двери, опрокинув табурет. Открыл ее...

А там... при тусклом свете коридорной лампочки — металлический, как в ужастиках, гуманоид — в Валиной одежде, леденяще похожий на Валю, — стоит, молча смотрит на Сергея... У Сергея ухнуло внутри, царапнула мысль — не сходит ли он с ума... — а гуманоид вдруг дернулся, надрывно разревелся и повис у Сереги на шее. Прошло несколько неописуемых мгновений, прежде чем Сергей вполне осознал, что это — всамделишняя Валя.

Сергей остолбенел, ничего не понимая, — его захлестнула горячая радость, что Валя жива и рядом с ним — но... Он онемел, прижимая Валю к себе, — из него рвался один большой вопрос, но он не знал, какие слова для него требуются, — и говорил — «Валюш... но как... что...» — щупал ее лысую, неживую на ощупь головку, холодел, — «Ты... что с тобой?...» Мозг буравили тысячи мутных догадок — самой вероятной из них была леденящая мысль о встрече Вали с инопланетянами и превращении ее в мутанта.

Валя, вжимаясь в Сергея, подняла заплаканное лицо — и вдруг неистово впилась ему в губы. Сергей обомлел, ощутив вместо привычного нежно-солоноватого вкуса Валиных губ — что-то жесткое, терпкое, как пластик. А Валя впивалась в него остервенело, будто выедая ему лицо, потом — вдруг начала срывать с него и с себя одежду, не говоря ничего — только пронзительно глядя в глаза.

Сергей увидел, как глянцевый металл Валиного лица переходит в такой же металл шеи, плеч, всего тела... «Валь... Это что — краска, да? Тебе... не плохо? не опасно это? Смоем ее?... И — твои волосы... как же...» — Валя сняла все, и — вдруг он будто увидел ее другим зрением: увидел, что она вызолочена до последнего миллиметра, что золото ее тела мерцает, переливается, отражает в себе комнату и его, Сергея; увидел странную красоту ее тела — в нем не было ничего общего с Валей, его Валей, это была фантасмагорическая красота киберэстетики, компьютерной графики и гламура.

Валя вся была гладкая, округлая, обтекаемая, без единого волоска, резиновая на ощупь — и в ней мерцал неописуемо роскошный золотой блеск. Рассудок возвращался к Сергею, и он начинал понимать, что Валя, наверно, сделала это с собой, чтоб отомстить ему, — и жалость к ней странно сочеталась с невероятностью ее облика: Сергею казалось, что Валю заколдовали, превратили в игрушку, в компьютерную программу, как в фильме «Газонокосильщик». Он сильно, необычно возбудился — и тут же оказался без трусов...

Это был самый невероятный секс в их жизни. Золотое существо — полу-кукла, полу-человек, — хрипящее на нем, возбуждало Сергея до безумия — тем более, что он знал: оно было Валей, его Валей. Сергею казалось, что он в причудливом, болезненно-эротичном сне; загадочность всей ситуации подогрела гормоны до кипения. Он почувствовал, что кончает — и в этот момент золотая кукла издала пронительный стон, больно вцепилась ему в грудь, запрокинула лысую голову — и заплясала ходуном, выжимая жаркие капли из его члена, словно желая вспороть им себе внутренности...

Впервые в жизни Валя кончила с Сережей внутри. Сбылась его самая заветная мечта, которую он не умел осуществить (и стеснялся учиться)...

... Потом, когда они лежали рядом, и Сергей гладил Валю, ощупывая непривычно сухое, шершавое от краски тело, Валя попросила его:

 — Пообещай мне, что никогда не будешь флиртовать с девчонками.

 — Но я ведь не флиртую! Валюша, солнце мое. Я отношусь к ним в чисто эстетическом смысле...

 — Пообещай!!!

 — Хорошо. Обещаю. — Они помолчали. — А потом — когда захочешь — ты расскажешь мне, что с тобой сегодня произошло...

 — Я тебе нравюсь?

 — Очень. Как никогда в жизни. — Сергей был искренен абсолютно, стопроцентно: Валя-загадка, неведомо как ставшая золотой куклой, сразила его наповал.

И выкрашенная лысая Валя счастливо зарылась ему под мышку...

***

Однажды, уже следующим летом, Валя — 21-летнее экстравагантное создание, одетое в глянцевую кожу, металл и кружева (трогательно белеющие из-под черной блузы), налысо обритое, сочно и необычно накрашенное, с узорами в тон одежде, нарисованными на макушке, лице и ногах (и с неожиданно светлыми, ласковыми глазами) — заметила, как ее муж засмотрелся на девушку с длинными локонами.

Когда Сережа в очередной раз пригласил Валю на бритье, она вдруг отказалась. Стеснялась, краснела, — и ни в какую. Изумленный муж не стал настаивать, а Валя не выходила из дому две недели, после чего всех удивила свежей шевелюрой, отросшей на полпальца.

Волосы, к которым Валя наново привыкала, оказались почему-то намного светлее прежних — они были русые, с золотистым отливом, почти рыжие, и росли тоненьким пушком. Валина головка превратилась в пушистый одуванчик.

Валя не стриглась, и за пару месяцев одуванчик разросся в умопомрачительные золотистые кудряшки, о которых Валя втайне мечтала с самого детства. На курсе, когда увидели новое Валино обличье — не поверили, что это свои, родные, пытались сдернуть парик, — отчего Валя едва не лишилась своего нового сокровища, проплакав все пары от боли и обиды, а девки решили, что парик намертво приклеен к лысине.

Муж не уставал вертеться вокруг Вали, не мог наглядеться, наухаживаться за ней, носил ее на руках — и каждые 10 минут норовил затащить ее в постель. Валя купалась и парила в этом обожании, от частого секса розовела и наливалась еще больше, и на нее заглядывались прохожие. Ей пришлось снова сменить имидж: старый, «лысый» гардероб большей частью почил в шкафу, хранясь на память, — а Валя подобрала себе полный комплект «небесного создания»: струящиеся ткани, светлые, пастельные тона, украшения из тонких плетений... Привычку рисовать на лице она так и не оставила — уж очень нравилась себе разрисованной, — но, конечно, рисунки стали другими: без экстравагантных узоров-иероглифов — только цветочки, бабочки, радуги, — и не такими большими: маленькие акцентики на щечке, на лбу, на плече...

Кудри ее отросли ниже лопаток, и Валя иногда, когда никто не видел, втайне плакала от счастья, глядя в зеркало. Конечно, Валя ничем не красила свое сокровище, которое становилось все пышней, кудрявей и золотистей.

Серега, получивший единую жену в четырех лицах (шатенку с длинными прямыми прядями; коротко обстриженную брюнетку; лысого, экстравагантного чертенка; золотисто-рыжее, кудрявое, ангелоподобное создание — их не могли сличить по фотографиям даже близкие знакомые) — счастливый Сергей был смертельно влюблен в каждое из Валиных обличий. Валюшка, разгуливая уже с приличным пузиком (плод пылкой Сережкиной влюбленности), понимала, что такие обновления удерживают мужа рядом с ней лучше любых кандалов, — девки совершенно перестали интересовать Сергея (как в чисто эстетическом, так и во всех других смыслах), и все свое время они проводили вместе. Валя уже продумывала следующий свой имидж: конечно, с кудрями она делать ничего не будет, это — святое, — но что-то изменить надо. Валя догадывалась, что новый имидж ее будет связан с беременностью, с материнством, — и рисовала себе в воображении образ Матери, Богини Плодородия — налитой, обильной, прекрасной, как античные нимфы...

Фотографий из «Позитиффа» она так и не получила. А звонить, осведомляться — боялась и стеснялась. Ее рассказ о безумной фотосессии, так изменившей их жизнь, стал семейной легендой — полуправдой, полусном.

Конец.

(другие части этой повести можно найти, кликнув по ссылке «другие рассказы этого автора», и там — перейдя на страницу 2).

Пишите отзывы по адресу: vitek1980@i.ua

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх