Попала... Записки проститутки. Часть 10

Страница: 2 из 5

Что такое? Мама родная, я же шторку не опустила, сомлев от смущения при явлении первого клиента, и к витрине прильнуло уже несколько мужиков разного возраста и, что совсем забавно, какая-то старушка. Кидаюсь к витрине, опять же раскрасневшись от смущения, за стеклом — не слышные, но вполне видимые аплодисменты. Уф-ф-ф, шторка опустилась, включаю свет...

Стоп, любимый, а ты куда, Give me my money!

Клиент, приободрившись после нашего уединения и явно списав всё на мою неопытность и смущение, гордо суёт мне купюры. Ого, двойной тариф! Это, наверное, за мою поруганную честь. И невинность.

Лепечу благодарность, пытаюсь поцеловать в губы, но их он уже не даёт. Зря, что ли в рот давал? Я теперь в его глазах и шлюха, и вафлистка, и жопошница. И что ему особенно приятно — с его лёгкой руки. То есть хуя.

Ну не будем разубеждать. До свидания, милый, было чудесно, обязательно приходи ещё.

Милый выходит, и его еле пропускает следующий. Ой, нет, их трое...

Да, вот это я себе устроила промоушн! Ну, держись Анечка! То есть Лотта. Анечкой или Анной Владимировной я была с предыдущим сластолюбцем, который меня столь виртуозно растлил. А теперь уж я в своей привычной ипостаси Лотты-шлюхи.

 — Здравствуйте, господа, я — Лотта! Что заказываем?

Заказывают всё. И в трёх экземплярах. Понятно. Предварительно кошусь на витрину, слава Богу, вот сейчас всё нормально. Хватит баловства, ещё неизвестно, чем предыдущее реалити-шоу завершится...

Так, мальчики, присаживайтесь, сей же момент обслужу! Спасибо, вы очень щедры. И очень хорошо, что платите вперед. Кстати, финансовый план на сегодня я уже, считай, выполнила.

Садиться мальчики не хотят, они уже вполне созрели, любуясь моим сексуальным творчеством сквозь стекло и не желают терять времени. Тем более, что я себя после первого мужика в порядок не приводила. Мельком вижу себя в зеркале — голая, в одних танкетках (их мне снять так и не дали), белокурая грива в живописном беспорядке, грим подтёк, помада подразмазалась, на всех примечательных частях тела — красные следы пальцев моего сегодняшнего «первенца». В общем — шлюха шлюхой. Конечно, такую нормальный мужик захочет трахнуть прямо сразу. Эти, вроде, нормальные...

Они достают свои причиндалы. Смотрят на меня. Понятно. Становлюсь на колени, привычно беру один в рот, а к двум другим протягиваю руки. Стоп, это ещё что?

Один из клиентов, спустив штаны с трусами и, расстегнув рубашку, пристраивается рядом со мной и занимает льготный член. Так, значит нормальные, но не все... Ладно, побуду с «подружкой».

Обрабатываю одного, сосед — второго, потом тянет меня за руку: меняемся. При этом я всё равно охватываю противного голубого своим вниманием, дрочу ему потихоньку. Он сперва обалдевает, а потом успокаивается. Нравится...

Мальчики, которые действительно мальчики, готовы. Тот, которому сосала я, садится на кровать и предлагает маленькой Лотте покататься на его лошадке. Люблю кататься, давай, родной. Насаживаюсь киской, мокрой ещё от своего предыдущего клиента на поршень теперь уже несколько великоватых размеров и начинаю... А остальные как? Друг дружку будут, или к нам присоединятся?

И то, и другое. Ко мне в заднее крылечко заходит голубенький и начинает со знанием дела разрабатывать там шоколадные копи.

Удали ему добавляет его приятель, который подобным же образом имеет своего друга-полифункционала. Какое-то время сосредоточенно имеем меня и того, кто во мне сзади, синхронно подмахивая, сопя и повизгивая. Двое мальчиков при этом ласкают мои прелести, а третий мальчик ласкает прелести второго. Класс!

Я успеваю кончить, когда диспозиция меняется: крайние мальчики меняют дырки. Теперь первый трахает в попку второго, а третий — мою девочку. О-о-о-о! Как хорошо.

А теперь я стою на коленях, и вся троица дружно кончает на мои личико и грудь. То, что осталось на концах — я облизываю. На сей раз всем троим. Ну, вот и всё. И всё?

Мальчики уходят, а я бегу, наконец, подмыться и подмазаться. Какая теперь я чистоплотная. Ротик — реклама Колгейта и прочего Бленд а Меда, анус и киска блестят. И куда денешься, не охота благоухать, как свежая покойница... Да, хоть что-то полезное прививает профессиональная проституция... Так, готово, пора снова на работу.

Она мне нравится. Вновь стою в витрине и настроение у меня уже отнюдь не такое упадочническое, как в начале трудовой вахты. Хотя пейзаж за окном и не оптимистичный. Толпа моих давешних почитателей исчезла. Одни только что меня любили, другие ушли. Только давешняя бабулька сидит на лавочке, вяжет. Когда я вновь явила свои прелести в витрине — приветливо мне улыбнулась и помахала ручкой. Надо же. Наша старушка скорее плюнула бы. Да и не пристраивалась возле борделя вязать.

Вдалеке парень катит каталку с инвалидом. Да, это не клиенты...

Любуюсь облаками, катерками и прочими шаландами, ползущими по каналу. Кажется, скоро опять станет скучно. Парень с инвалидной коляской уже дополз до моей витрины. Наклоняется к своему пассажиру и... РЕЗКО ПОВОРАЧИВАЕТ К МОЕЙ ДВЕРИ!

Ого, что ж он, бросит болезного на улице или с собой возьмёт, полюбоваться, как меня трахает? Дверь открывается, вплывает коляска, за ней — водитель (или рикша?). Ничего, крепкий. А ебаться перед зрителями мне уже приходилось.

А дальше — совсем интересно. Парень вкатывает коляску поближе к кровати и недвусмысленным жестом предлагает мне заняться её обитателем! Вот это да! Паралитик меня ещё не любил!. А его сопровождающий уже расплачивается, щиплет меня за щёчку, шлепает по попке

 — Дядя, ну как тебе её задница?!

 — !!!

 — Детка, как тебе его член?!

Из ширинки инвалида, уже немыслимо быстро расстёгнутой торчит такое... Ну, правда, у похотливого карлика, которого я обслуживала на третий день своей бытности в борделе фрау Дорт, было ещё больше. Но, тем не менее, тут есть поле для деятельности.

Меж тем заботливый племянник, посмотрев на часы, убывает.

 — Покажи-ка себя, девочка, как тебя зовут?

 — Лотта! — и вываливаю паралитику напоказ свои многочисленные сиськи. Возьмите, люди, пользуйтесь! Вот это ручищи у него! Мечта садиста... Этими лапищами он исследует мои молочные железы, а я беру быка за рога, то есть его хуй в рот и начинаю делать его ещё совершеннее. Какое-то время мы оба издаём нечленораздельные звуки и знакомимся друг с другом всё ближе (а он со мной ещё и всё глубже). Его дышло становится уж совсем мощным, вот-вот до желудка мне засадит.

 — Лотта, я хочу тебя трахнуть!

Вот так, просто и понятно, а поцеловать? Впрочем, на это нам, шлюхам, как и коровам перед осеменатором, лучше не рассчитывать! С трудом пакую эту колбасу в презик, а затем карабкаюсь на неё. Так, сейчас мы тебя впустим, вот так, а теперь потихоньку насадимся... Ой, нет, не так шустро, ой!

Лапы несчастного инвалида резко насаживают меня на этот кол, а потом он буквально начинает дрочить себя мной. Силушки то хватает! Пищу, ору, слёзы из глаз... Но какой кайф! Давай, давай, трахай меня! О-о-о-о! Сейчас взорвусь! Нет, улечу! Улетаю...

А это ещё что за телодвижения. Нет, не хочу. Боюсь. Пожалуйста, родненький, не надо. МАМА!!! Меня разворачивают и сходу насаживают на этот кактус задом. Господи, хорошо хоть, мне его подразработали. Но что бы вы почувствовали, засунь вам с размаху в попу, скажем, полуметровую скалку? Нет, тубус! Ой-ой-ой-ой-ой! А-а-а-х...

Что со мной, где я? А, сижу на коленях паралитика, а он весьма сноровисто меня лапает. Дорвался. Маньяк. А он ещё ТАК может?

Клиент вместе со мной подъезжает к двери и открывает, вваливается племянничек.

 — Дядя, ну как?

 — Якоб, она — прелесть. В следующий раз опять привози к ней! Да, и доплати сейчас, я, кажется, опять перестарался....  Читать дальше →

Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх