Моя первая работа (инфантилизм)

Страница: 25 из 32

Коленьке грудку, — ласково приговаривала я, наблюдая за красным от стыда шестилетним мальчишкой, — А теперь ручки.

В отличие от заливающегося смехом полуторагодовалого Серёжи Коля обиженно молчал, поджав губы.

 — А теперь массаж! — объявила Лена, насухо вытерев Серёжу маленьким полотенцем.

Я, как обычно, принялась повторять Ленины движения — благо она подробно объясняла и показывала всё на своём карапузе.

 — Столько у тебя за полдня выучила детских процедур, — улыбнулась я, массируя Коле пухленький животик.

После массажа Лена занялась с Серёжей детской гимнастикой. Разумеется, я решила попробовать те же упражнения на своем шестилетнем мальчишке.

 — Вот так согнем ножки, — приговаривала Лена, — А теперь разогнем. Сначал вместе. А сейчас поочередно — как будто едем на велосипеде.

 — И Коля сейчас покрутит педали, — сказала я, принявшись поочередно сгибать ноги лежащему передо мной голенькому мальчишке, — Так прикольно, Ленка, делать ему велосипед.

Неожиданно Коля громко пукнул.

 — Хочешь какать? — насторожилась я.

 — Каждого пука боишься! — засмеялась Лена.

 — Постелю ему под попу марлю, — решила я, — На всякий случай.

Я пихнула Коле под попу толстый кусок марли.

 — Ну что? — обратилась я к мальчишке, — Теперь когда попа лежит на марле, можешь какать.

«Не понимает, чего от него хотят» — улыбнулась я, перехватив растерянный Колин взгляд.

 — Надо покакать, — сказала я мальчишке.

 — Я не хочу, — смущенно ответил Коля, густо покраснев.

 — Точно не хочешь? — хитро прищурилась я, снова начав делать мальчишке «велосипед», — Может всё-таки покакаешь на марлечку?

До отказа задрав мальчишке ноги, чтобы заставить его полностью разжать ягодички, я намылила указательный палец и принялась массировать им Колину дырочку в попе.

 — Настя! — недовольно посмотрела на меня подруга.

 — Что? — улыбнулась я, — Пусть покакает. Лучше тут, на марлю, чем по дороге домой в подгузник.

Я нажала намыленным пальцем на детскую дырочку, медленно проникая внутрь. Выгнувшийся дугой мальчишка на пару секунд испуганно замер и обиженно скривившись, начал отчаянно вырываться. Разумеется, в беззащитной позе с задранными ногами он никак не мог мне помешать.

 — Сомневаюсь, что ты сейчас заставишь его сходить по-большому, — скептически усмехнулась Лена.

Она была права. Я шуровала пальцем у Коли в попе чуть ли не две минуты, но он так и не покакал.

 — Какой упрямый! — набросилась я на мальчишку, — Почему не какаешь?

 — Ну что ты к нему пристала? — улыбнулась Лена.

 — Ты ж сама сказала, что дети после еды обычно ходят по-большому, — вспомнила я, — Уже наверно минут 20 после полдника прошло. Если не покакает сейчас, точно по дороге домой наложит кучу в подгузник.

 — Вам только 5 минут туда идти, — усмехнулась Лена.

 — Я еще хочу пройтись по магазинам, — сказала я.

 — Как знаешь, — пожала плечами Лена, — Я б шестилетнего мальчишку так с большими делами не доставала.

 — А я наоборот решила, что раз Коля не хочет дружить с горшком, у него будет режим детских делишек, как у грудного, — заявила я, — Пока не научится самостоятельно проситься.

 — Ты, Настюх, еще упрямее своего мальчишки, — заметила Лена.

 — А как еще с его упрямством бороться, — вздохнула я, — Только ответным упрямством.

Я выжидающе посмотрела на лежащего на столе шестилетнего мальчишку.

 — Сейчас ты у меня быстренько покакаешь! — уверенно сказала я Коле, снова сунув ему в попу намыленный палец.

Вторая попытка вызвать у мальчишки позыв по-большому тоже оказалась безрезультатной. «Придется принимать меры посерьёзней, — подумала я, — Я его приучу делать детские дела, когда положено». Я принялась размышлять, как заставить мальчишку сходить по-большому. Единственным проверенным способом был вставленный в попу кусочек мыла. «И наверно клизма, — подумала я, — Может её сейчас попробовать?»

 — Интересно, вы часто делаете Серёже клизмы? — спросила я у подруги.

 — В последнее время очень часто, — сказала Лена.

 — А кто обычно этим занимается, — поинтересовалась я.

 — Как кто? Вика, — ответила Лена, — Хотя я ей всегда помогаю. Думаю, что и у самой бы не хуже получилось.

 — Слушай, а может ты меня научишь? — попросила я.

 — Только не говори, что ты на Коле хочешь попробовать, — усмехнулась Лена.

 — А на ком? — улыбнулась я, — Давай поставим мальчишке клизму.

 — Сама утром сказала, что не хочешь превращать Колю в учебное пособие, — проворчала Лена, — А сейчас совсем по другому к нему относишься.

 — Ну пожалуйста, — принялась упрашивать я.

 — Ты, Настюха, не успокоишься, пока все детские процедуры на своём мальчишке не перепробуешь, — усмехнулась Лена, — Карапузу, как мой, всё это делать еще куда ни шло, но шестилетнему? Может тебе еще продемонстрировать на нём технику пеленания?

 — Можно попробрвать запеленать, — улыбнулась я.

 — Ты что, серьезно? — спросила Лена с нотками раздражения в голосе.

 — Абсолютно серьёзно, — сказала я, — Прикинь, как прикольно шестилетний мальчишка в пелёнках будет смотреться.

 — У меня и пелёнок таких больших нет, — усмехнулась Лена..

 — Сложи вдвое простынку, — предложила я, — Лен, ну пожалуйста...

 — Какая ты настырная, — улыбнулась Лена, — Хорошо. Только выбирай что-то одно — клизму или пеленание.

 — Даж не знаю, — замялась я, — Обе процедуры хочется попробовать. Слушай, а давай поставим Коле клизму и сразу же его запеленаем. Чтоб использовал пелёнки по назначению.

 — Так и знала, что ты этот вариант предложишь, — засмеялась Лена, — Не надоело придумывать для мальчишки эксперименты?

 — Ну давай, — попросила я, — Будет так прикольно. Засечём время и посмотрим, сколько мальчишка после клизмы продержится.

 — Да, изощренная у тебя фантазия, — усмехнулась Лена, — Ладно, уговорила.

Быстро одев своего карапуза, Лена отнесла его в манеж и вышла из комнаты. Я украдкой взглянула на Колю — мальчишка лежал с таким испуганным лицом, что казалось, ещё секунда, и он громко заревёт. «Надо было какать, когда няня тебя об этом просила, — злорадно ухмыльнулась я, — А если не понимаешь, что тебя всё равно заставят это сделать, придётся терпеть неприятные процедуры. Я сейчас распоряжаюсь твоими детскими делишками: и большими, и маленькими».

 — Двух простынок должно хватить, — сказала вернувшаяся к столу Лена, — А клизму поставим вот этой спринцовкой.

Лена продемонстрировала мне резиновую грушу.

 — Сейчас постелю пелёнки, — сказала она, — А ты пока сложи из марли подгузник.

 — Треугольником? — уточнила я, взяв в руки большой кусок марли.

 — Ага, как в прошлый раз, — кивнула Лена, — А теперь клади сюда, на пелёнки.

Я уложила марлевый треугольник на расстеленные на столе простынки.

 — Можешь укладывать мальчишку на пелёнки, — сказала Лена, — Ага, попой на марлю.

Лена ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх