Моя первая работа (инфантилизм)

Страница: 28 из 32

Ирина, — У меня б не хватило терпения за этим следить.

 — Пришлось конечно из-за горшка повоевать, — усмехнулась я, — Он у Вас такой упрямый.

 — Ты почему няню не слушаешься? — строго обратилась к Коле Ирина.

 — У меня свой подход, — улыбнулась я, — Сказала, что если не будет, как большой мальчик, вовремя проситься на горшок, начну обращаться с ним, как малышом. Со всей полагающейся атрибутикой: сосками, бутылочками, погремушками. Пришлось всё это сегодня в «Детском мире» купить.

Я махнула рукой на лежащие на пеленальном столе пустышки.

 — Заодно купила там эту лошадку, — добавила я, кивнув в угол комнаты, — Просто не могла удержаться.

 — Интересная методика, — засмеялась Ирина, — А я никак не могла понять, откуда у нас появилось столько детских вещей.

Судя по благожелательному тону Колина мама полностью поддерживала мои воспитательные методы.

 — Вы не беспокойтесь, я всё на свои деньги купила, — сказала я.

 — Ты что? — засуетилась Ирина, роясь в сумке, — Даже не думай. Сейчас я тебе всё отдам. Такая молодчина. Просто удивляюсь, как я тебя нашла.

«Навряд ли она когда-нибудь узнает, зачем мне понадобилась эта лошадка, — ухмыльнулась я, взяв протянутые Ириной деньги, — И мальчишка, уверена, о моей системе наказаний постесняется ей рассказывать».

 — Попьём чай? — предложила Ирина, — Я такие вкусные пирожные купила.

 — Я наверно пойду домой, — вежливо отказалась я, отправившись в прихожую обуваться.

Быстро обувшись, я попрощалась с Ириной и вышла из квартиры.

Прошла неделя и наступило 1е сентября. В школу мальчишку повела я, потому что его маме не удалось отпроситься с работы. После проведенной с Колей недели я стала Ирине кем-то вроде младшей сестры — так она мне во всем доверяла. И мальчишка больше не капризничал. Хватило буквально двух дней, чтобы приучить его беспрекословно слушаться — особенно во всём, что касалось горшка. Одного напоминания о стоящей в углу пластмассовой лошадке было достаточно, чтобы заставить Колю старательно тужиться на горшке. Единственным, что осталось в его поведении прежним, была стеснительность. Шестилетний мальчишка продолжал смущенно прикрываться между ног во время детских процедур.

 — Первый раз в первый класс! — сказала я Коле, зайдя с ним в школу.

«Подгузник под брюками почти не виден, — усмехнулась я, оглядев мальчишку с ног до головы, — Хотя наметанный взгляд все равно определит».

К медсестре я отвела Колю в тот день всего один раз — на второй перемене. Несмотря на полный подгузник, который надо было срочно менять, мальчишка ужасно капризничал и упирался.

 — Вот Вам еще один малыш в подгузнике, — улыбнулась я, втолкнув Колю в медицинский кабинет.

 — Братик? — поинтересовалась молодая медсестра.

 — Подопечный, — ответила я, — Колина мама попросила за ним присмотреть.

 — Понятно, — протянула медсестра, — Ну что, Коля, снимай штаны и ложись на кушетку.

Нехотя стянув с себя брюки, красный как рак мальчишка улёгся на медицинскую кушетку.

 — Ай-яй-яй, какой мокрый, — неодобрительно покачала головой медсестра, расстёгивая Колин подгузник, — Что покраснел? Как вы все этой процедуры стесняетесь.

 — Ага, Коля такой стеснительный, — сказала я.

 — Ты еще здесь? — обернулась на меня медсестра, — Теперь понятно, почему мальчишка так смущается.

Медсестра попросила меня выйти и подождать за дверью, пояснив, что смена подгузника — довольно интимная процедура. «Как будто я до этого ему подгузники не меняла, — обиженно подумала я, покидая медицинский кабинет, — Посмотрим, как ты сама с ним справишься. Еще позовёшь меня помочь». Как будто подтверждая мои мысли из кабинета послышалась возня и вслед за ней громкий Колин рёв.

 — Кому сказала лежать спокойно! — раздался из-за двери недовольный голос медсестры, — Хуже годовалого карапуза!

Я оказалась права — через полминуты медсестра пригласила меня обратно в кабинет.

 — Подержи своего мальчишку, — попросила она немного раздражённым тоном, — Так сопротивляется, что невозможно ничего делать.

 — Чего капризничаешь? — обратилась я к всхлипывающему Коле, зажав ему ноги.

 — Не хочу-у! — снова заревел Коля, отчаянно пытаясь вырваться.

«Тяжеловато удерживать мальчишку на этой кушетке» — подумала я.

 — Подними ему ноги, — попросила медсестра.

 — Вот так? — улыбнулась я, заученным движением задрав Коле голые ноги.

 — Ага, — кивнула медсестра, быстро вытирая Колины ягодички мокрой салфеткой, — Подержи его так еще полминуты. Сейчас помажу попу детским кремом.

Сильнее прижав мальчишке ноги к животу, я принялась наблюдать, как медсестра мажет его детским кремом. «Будет прикольно, если Коля устроит ей фонтанчик неожиданности» — подумала я и буквально в следующую секунду мальчишка пустил из своего смешного стручка сильную струю.

 — Ой! — удивлённо вскрикнула медсестра.

«Так тебе и надо, — злорадно улыбнулась я, — Если б не выгоняла меня из кабинета, я б тебя о Колиных пописах предупредила»

 — Весь халат мне замочил, — с улыбкой пожаловалась медсестра, — Это ж надо! Как будто в ясли пришла работать, а не в школу. Даж не знаю, ругать его за это или смеяться.

Медсестра сходила к стоящему в углу шкафу за чистым подгузником и снова присев на кушетку, ловко одела его Коле.

 — Свободен! — бросила она мальчишке, снимая описянный халат.

Дождавшись, когда Коля натянет брюки, я взяла его за руку и повела в класс.

 — Можешь идти быстрее? — прикрикнула я на мальчишку, — Меньше минуты до звонка осталось.

Уроков у Коли разумеется было меньше, чем у меня, и я отвела его на пару часов в продленку. Забрав оттуда мальчишку через пару часов, я решила поменять ему подгузник. «Такой полный памперс, что просто не помещается в штанах, — нахмурилась я, — Даже начал протекать». Я пощупала проступившее на Колиных брюках мокрое пятнышко. Снова вести мальчишку к медсестре мне не хотелось и я просто зашла с ним в один из пустующих классов.

 — Ложись вон туда! — приказала я Коле, показав на ближайший школьный стол, — Сейчас поменяю тебе подгузник.

 — А может дома? — смущенно пролепетал красный от стыда мальчишка.

 — Поменяем памперс здесь! — отрезала я, — Ты что, последние два часа непрерывно туда дул? Этот подгузник уже не в состоянии ничего впитывать. Скоро все штаны будут мокрыми.

Коля взглянул на свои брюки и еще больше покраснел.

 — Ну? — выжидающе посмотрела я на него, скрестив на груди руки, — Я тебе сказала лечь на стол!

Мальчишка нехотя залез на стол, чуть не плача от обиды.

 — Сначала снимем штанишки, — ласково улыбнулась я, расстегивая Колины брюки, — А теперь займёмся твоим подгузником.

Я осторожно отвернула пухлый памперс.

 — Какой мокрый, — вздохнула я, задрав мальчишке ноги, чтобы вытянуть из-под него подгузник, — Ничего, сейчас вытрем маленького Коленьку между ножек.

Ласковое сюсюканье было одной из ключевых методик в моём «воспитательном процессе». Каждая смена памперса должна была напоминать Коле, что только малыши мочат подгузники.

 — Настя? — окликнула меня заглянувшая в класс одноклассница, — Что ты тут после уроков ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх