Мамина терапия

Страница: 3 из 9

невмоготу. Виктор свернул в темноту деревьев и выключил зажигание и свет.

Татьяна спрыгнула с седла и скрылась за осыпающимся кустарником. Сняла трусики, присела и выпустила горячую струю мочи, что впрочем не вызвало облегчения, а только создало ощущение холодной пустоты внизу тела. Вытерши письку заблаговременно приготовленной салфеткой, она несколько раз потрогала свой клитор, который, как когда-то у Люськи, приобрел непонятно отчего, большие размеры и повышенную чувствительность. Вернув белье на место, Таня заторопилась обратно к мотоциклу, ориентируясь на красный огонек раскуренной Виктором сигареты.

 — А что ты такой невеселый?

 — Да так! Хотя чего уж тут, — обреченно вздохнул парень. — Поругался с Полькой!

 — А за что?

 — Знаешь, говорят любопытной Варваре — нос оторвали!

Татьяна недовольно наморщилась, и Виктор смягчился.

 — Она хочет уезжать куда-то за границу на заработки. У нее там тетка сиделкой устроилась у богатой итальянки, может и ее устроить к соседям. А мне то что там делать?

 — И правильно, на кого ты бабку Параску оставишь? — серьезным голосом поддержала его Татьяна. — А можешь дать мне покурить, — внезапно попросила она, — я никогда раньше не пробовала

Виктор поднес сигарету к ее губам, но только они раскрылись, как он впился в них своим поцелуем. Татьяна прильнула к его телу, страстно обняла и запрокинула голову. Виктор проник своим языком между ее зубов, слегка покусывая пухлые губы. Так страстно Татьяна еще никогда ни с кем не целовалась. Его рука крепко сжала ее грудь, и она почувствовала как от этого напряженным и чувственным становится сосок. Одновременно пустота внизу живота начала пульсирующее усиливаться, вызывая страстное желание заполнить ее, хоть чем ни будь. То ли от алкоголя, то ли от возбуждения, но ноги у нее подкосились, и она начала сползать на пожелтевшую траву, увлекая за собой Виктора. Пытаясь показаться опытной, Татьяна попробовала расстегнуть его брюки, но это у нее получилось плохо. Осознав намерения подружки, Виктор сам расстегнул штаны, быстро стянул рубашку, после чего высоко задрав ее юбку, обеими руками стал стаскивать узенькие кружевные трусики. Продолжая страстно целовать Татьяну в губы, парень одной рукой удерживал ее голову, а второй принялся массировать ее писю. Делал он это не так умело как того хотелось бы Татьяне, но все равно было очень приятно. Его руки чересчур сильно мяли ее половые губы, а пальцы неумело пытались нащупать бутончик возбужденного клитора, который при первом же прикосновении мужской руки послал в мозг сильнейший сигнал плотского желания.

 — Я хочу тебя, очень хочу, войди в меня мой миленький!

Виктор не заставил себя долго упрашивать, направив свой член в разгоряченное лоно партнерши. Но продвинуться во внутрь получалось у него с трудом, поскольку Татьяна была еще девственница. Однако нахлынувшее возбуждение заставляло Виктора не обращать внимания на ее стоны и слова пощады, а все глубже вонзать свой член в ее лоно. Острая боль пронзила Татьяну, заставляя извиваться собственное тело под тяжелым торсом молодого мужика, просить о пощаде ее пересохшие губы, заплетающимся языком умолять не делать ей больно. Но все это было уже слишком поздно: Виктор глубоко вошел в лоно нетронутой девушки, у которой проходящее страдание внезапно начало вытесняться накатывающей волной животного удовольствия. Но удовольствие оказалось слишком недолгим. Выполнив всего пару фрикционных движений, Виктор сделал последний сильный толчок и излился в Татьяну мощной струей густой жизне-вызывающей жидкости.

Глава 3.

А через 7 месяцев они поженились. Свадьбу справили маленькую: да и какая — там может быть большая свадьба, когда невеста брюхатая? Еще спустя 2 месяца Татьяна родила чудного мальчика, весом чуть больше трех килограмм. Школьные экзамены она сдавала уже дома — Виктор договорился на работе за машину и всю комиссию на каждый экзамен привозили в дом родителей Тани на стареньком УАЗике.

И потекла их хуторская жизнь по веками заведенному порядку. Но и в правилах, расписывающих этот порядок есть маленькая сноска: в мае жениться — всю жизнь маяться. А что это так то Татьяна поняла месяца через три, после рождения Юры. Качественного секса с молодым мужем у нее не получалось. Вначале это списывалось на Витину усталость: много, дескать, работает, а ночью малыш спать не дает. Но потом Таня с ужасом поняла что у мужа — преждевременное семяизвержение. Только Татьяна начинает возбуждаться как Витек уже кончил.

Что — бы он получше отдохнул и настроился, Татьяна отправляла его ночевать к бабе Параске. Но только в такие ночи Татьяна и могла получить хоть какое то сексуальное расслабление. Удобно разместившись в своей супружеской постели, молодая женщина широко разводила ноги и начинала играться со своим клитором. Возбуждаться ей помогали детские воспоминания, в которых они с Люськой, по-детски, ласкали друг дружку. Из памяти всплывали сцены, как Люська разместившись между ее ног целовала ее в пупик, затем опускаясь все ниже и ниже, возбужденно нашептывая слова: твой будущий муж будет часто целовать твой пупик, он будет облизывать твою щелку, эти розовенькие губки, которые покроются шелковистой порослью, затем он будет глубоко вводить свой член тебе в дырочку, пощипывая при этом твою упругую грудь.

При этих воспоминаниях Татьяна глубоко вонзала два пальцы в свое влагалище, да так глубоко, что начинала ощущать их кончиками упругую ткань шейки. Сделав несколько вращательных движений, она содрогалась в экстазе нахлынувшего облегчения. И еще находясь в полузабытье, ее губы непроизвольно шептали: «Милый, доставь мне маленькую радость, любым способом, я на все согласна». — после чего она крепко засыпала в безмятежном забытье телесного покоя.

Как-то однажды ночью перед сном она попыталась завести разговор на больную тему с мужем:

 — Дорогой, но ведь есть разные виды секса и удовольствие можно получать по-разному!

 — Танюша, ты меня принимаешь за пиздолиза? — недовольным голосом проворчал муж. — Или предлагаешь, что бы я свои в мазуте пальцы сунул в твою розочку? Мне это совсем не нравится. И пусть меня хватает ненадолго, но я получаю определенное удовлетворение. Может быть это ты сама — похотливая телка?

 — Знаешь, я вдруг поняла, что не могу долго обходиться без оргазма; так я могу превратиться в злобную неудовлетворенную стерву. Или ты хочешь жить со стервой — приблизив свои губы к уху Виктора, дразнящим голосом прошептала Татьяна.

 — Давай прекратим этот разговор. Если я тебя не удовлетворяю, я могу уйти!

 — Милый, прости меня молодую дуру за этот разговор, не сердись на меня, ладно?

Виктор перевернулся на другой бок, так ничего и, не ответив жене.

Оставаясь без оргазма, Татьяна действительно становилась злобной и раздражительной. Она часто ругалась с родителями, иногда даже достаточно болезненно отшлепывала сына. Мастурбировать в присутствии мужа ей не хватало духа, поэтому те ночи, когда он шел помогать бабе Параске и оставался у нее ночевать, для нее становились временем сексуальной разрядки. Она даже начинала ловить себя на мысли, что отсутствие мужа становится для нее более желанным временем, чем его возбуждающее присутствие на супружеском ложе.

Как начинающий экспериментатор, Татьяна использовала для мастурбации все подходящие подручные средства. Самым любимым предметом стало вырезанное из дерева пасхальное яйцо на вершине округлой и гладкой колонны с массивной подставкой. Неровности на конструкции правдоподобно имитировали конфигурацию мужского члена с его головкой телом и основанием. Достаточно возбудив свой клитор, она медленно вводила яйцо во влагалище, до появления ощущения соприкосновения верхушки с шейкой. Она пыталась ...  Читать дальше →

Показать комментарии (2)

Последние рассказы автора

наверх