Мамина терапия

Страница: 5 из 9

выше того, что бы требовать от Володи бросить семью, но вот попользоваться чужим мужем — что уж здесь грешно? Да и заниматься привычной мастурбацией, снимавшей регулярно накатывавшее, естественное сексуальное напряжение молодой женщины, становилось затруднительно. Теперь для этого она переместилась из кровати в ванную, где забавлялась с душем и бутылками моющих средств с обтекаемыми головками.

С этого момента Татьяна старалась пораньше возвращаться с работы, что бы побольше времени уделять сыну. Однако месяца через два, в начале сентября, когда на смену летней жаре приходят теплые осеннее вечера у них в цеху отмечали день рождения одной из сотрудниц и после работы они все вместе отправились в ближайшее открытое кафе для проведения торжеств.

Выпив пару бокалов шампанского, прибавив к ним несколько вина, Татьяна пустилась в пляс, а партнером, как всегда оказался зам начальника цеха — Виктор. Переполненная гормонами кровь молодой самки вскипала в сосудах, порождая в сознании невероятные фантазии достижения чувственного удовольствия. Она крепко прижималась к мощному торсу своего ухажера, ощущая бедром его вздыбившийся член.

 — Пойдем, что ли перекурим, — после одного из танцев предложил Володя. Они вышли из кафе, завернули за угол и очутились под разлогим могучим дубом.

 — Может, пойдем к тебе, — раскурив сигарету, предложил Володя. — Дома я предупредил, что могу уехать в командировку за бумагой.

 — Это невозможно, — сожалеющим тоном произнесла Таня, — у меня теперь живет сын.

 — Какой сын?

 — Да мой сын, ему уже пятнадцать с хвостиком. Раньше он жил в селе с моими родителями, но когда мама умерла, мне пришлось забрать его к себе.

 — И как ты собираешься жить в своей конуре вместе с взрослым пацаном?

 — Посмотрим. Как нибудь да проживем.

 — И где же нам теперь встречаться? По кустам прятаться, что — ли? Вот блин так новость! — Виктор с досадой плюнул на окурок и выбросил щелчком пальцев сигарету далеко к обступившим их деревьям.

 — Не ной, что-нибудь придумаем!

Они еще немного постояли, затем Витя провел ее к остановке и посадил ее на проходившую маршрутку. С чувством глубокого разочарования и неудовлетворенности, она входила в свою комнату. С улицы ей показалось, что свет в окне еще горит, но когда открыла дверь, то в комнате уже было темно. Татьяна тихонько, на цыпочках подошла к постели сына. Тот лежал отвернувшись лицом к стене и казалось крепко спал. Подгоняемая материнским чувством она решила поправить подушку, но только засунула руку под нее, обнаружила там какой-то журнал. Она извлекла его и раскрыла по середине. В тусклом свете уличного фонаря на журнальном развороте, демонстрируя все прелести женской плоти, красовалась длинноногая блондинка в розовых очках. Татьяну как кипятком обдало; она быстро нашарила выключатель настольной лампы, и как только зажегся свет, набросилась на сына:

 — Что — это такое мне скажи? Откуда у тебя эта гадость? Так ты не уроки учишь, а девок голых рассматриваешь — орала мать. Сын уставился на нее виноватым взглядом, не говоря ни слова. Татьяна занесла руку, чтобы заехать сыну журналом по лицу, как совершенно случайно ее взор упал на вздыбленную простынь на уровне ниже пупка. Уже не отдавая отчета о своих действиях, Татьяна сдернула с сына простынь. Под углом девяносто градусов по отношению к горизонту в небо поднимался возбужденный член. Трусов на Юре, разумеется не было.

 — Все вы мужики — рабы своего писюна — завопила она, — Только в мозгах и мыслей, чтобы кому-нибудь его вставить. Молоко на губах еще не обсохло, а уже подрочить захотелось? Может быть, ты в мою комнату не только журнал но и бабу собираешься притащишь? А матери заявишь, мол, выметайся! — Заполненный алкоголем разум Татьяны уже не контролировал поток произносимых ею слов. — А что умело подрочить самим не получается, на бабу попялиться нужно, — не унималась Татьяна. — Так я могу тебе помочь подрочить. — С этими словами она крепко обхватила член сына ладонью и, сделав несколько фрикционных движений, обнаружила, как обильная струя спермы летит прямо ей в грудь. — Засранец, как и твой отец, не умеешь себя сдержать...

Слезы потекли по щекам Татьяны и она, не раздеваясь, завалилась в кровать. Обняв подушку, Таня засыпала с таким коктейлем несовместимых чувств, что если бы не изрядная доля алкоголя, принятая накануне, вряд ли бы она смогла вообще уснуть этой ночью.

Вечером, после работы она отошла от своего в течение месяца вырабатываемого графика, и отправилась прогуляться с Марьей Петровной, известной советчицей, уборщицей из бухгалтерии, прогуляться по осеннему городу. Не вдаваясь в детали произошедшего накануне, она стыдливо начала разговор.

 — Вчера вытащила порно журнал из — под подушки сына.

 — Какой порно — недоумевала баба Маша.

 — С голыми бабами.

 — А сколько лет, пацану — то?

 — Пятнадцать с гаком!

 — И что здесь удивительного-то?

 — Как, что удивительного, мал еще об этом думать. А если, насмотревшись, таких картинок задумает жениться. Где мы жить то тогда будем?

 — Ну, милочка, во-первых, пацану уже время узнать, что такое у баб между ног. А такое только из подобных, как ты сказала порно, журналов в этом возрасте и узнают. Во — вторых, что такое жениться и как это связано с любовью — это ты сама должна своему ребенку объяснить. Просто жила ты без него долго и не знала, как твой мальчик взрослеет, поэтому теперь не стоит удивляться, что он становится мужчиной.

 — Так получается я сама еще и виновата, что его за эту гадость наказала?

 — Поощрять это, разумеется, не следует, но и наказывать его за такое, тоже не самый хороший выход. Лучше поговори с ним, как в народе говорится: про птичек, про собачек. — И баба Маша хитро подмигнула Татьяне и та обуреваемая воспитательским позывом отправилась разговаривать с Юрой.

Но смелость ее улетучивалась прямо пропорционально расстоянию до двери квартиры «Все же я сама виновата, забросила ребенка, а теперь удивляюсь, что он вырос!».

Начать разговор она не решалась до самого отбоя и только когда, безнадежно пытаясь заснуть, услышала, что сын ворочается и тоже не спит, позвала его.

 — Юра, иди к маме. — Но Юра не ответил. — Я кому сказала: подойди ко мне, нам нужно обсудить, то что произошло вчера, — потребовала Татьяна.

Юра подошел к кровати: в этот раз он был в трусах и майке. Татьяна, приподняв край одеяла, предложила забираться к ней.

 — Извини за вчерашнее, но ты тоже не должен настолько увлекаться подобной литературой, что прямо под подушку прячешь. Я, конечно, тоже хороша: не уделяла тебе достаточно времени. Но поверь — я очень тебя люблю. Ведь у нас семьи только и осталось, что я, ты, да дед.

Она крепко обняла своего сына за шею и поцеловала сначала в лоб, а затем в адамово яблоко. Юра лежал рядом, не шелохнувшись. Татьяна чувствовала силу любви к сыну, ей хотелось покрыть поцелуями все его тело, гладить его спину, ягодицы. При этом с ее стороны эти желания совершенно не имели сексуальной подоплеки. Она все сильнее и сильнее притягивала сына к себе. Татьяна даже не заметила, что крепко обняв сына, она сильно прижалась бедром к его интимному органу.

Юра же это очень даже заметил. Он ощущал возбужденные соски, прижатые к нему, упругое бедро, сдавливающее его член, он слышал учащенное дыхание молодой женщины, а также ловил пьянящий аромат женского тела, пробуждавшие в нем непонятные чувства. Двойственность ситуации стимулировала мужское возбуждение, контролировать которое он пока еще не научился....  Читать дальше →

Показать комментарии (2)

Последние рассказы автора

наверх