Мамина терапия. Часть 2

Страница: 2 из 5

Татьяна, — а еще наливные яблочки и бананчики.

Марина подошла к Татьяне взяла у нее из рук связку бананов, отломила от нее один и задорно улыбаясь сказала — Я очень люблю бананчики, особенно если они не переспевшие, — и захватив всей ладонью плод сделала несколько характерных вращательно — поступательных движений. Татьяна попыталась поддержать шутку: отломила другой, очистила верхушку и обхватила губами верхушку, затем откусила и томно произнесла — Да, он обязательно должен быть плотным. Обе женщины весело рассмеялись прогоняя остатки неловкости, вызванной новой для Татьяны обстановкой.

Выпив бутылку шампанского и легко перекусив, женщины перешли к разговорам.

 — Марина, колись пожалуйста: с кем ты встречаешься. Наверное это какой — нибудь молодой спортсмен-рекордсмен?

 — Ой Татьяночка Петровна! Не знаю, как Вы к этому отнесетесь, но я мужиков вообще терпеть не могу. Они такие грубые и отвратительные. От нас женщин, по — моему, они только одного хотят, что бы мы им доставляли удовольствие. А сами — эгоисты, о нас, о нашем удовлетворении и о наших чувствах себя думать вообще не заставляют.

 — Не слишком ли ты категорична?

 — Ни в малейшей степени, Татьяна Петровна. Вот взять хотя бы Вас. Вы такая молодая, красивая, а я же вижу, что Вы предпочитаете быть одной, чем с каким-нибудь олухом.

 — Ну, у меня своя история жизни, — отмахнулась Татьяна и попыталась перевести тему разговора в другое русло. — Ты лучше расскажи, почему у тебя такое мнение о мужиках?

 — Это долгая история, — грустным голосом ответили Марина и принялась открывать вторую бутылку шампанского.

Когда воздушные пузырьки игристого вина уже засверкали в бокалах, Марина предложила пересесть на кровать, что бы Татьяне удобно было слушать рассказ о ее жизни.

... Родители Марины работали на заводе, отец часто пил, мать увлекалась чужими мужиками и на ребенка внимания не обращали. Но ей повезло: в их школе проходил отбор для республиканского спорт-интерната по гимнастике. Она прошла конкурс и с радостью согласилась уехать от родителей на новое место. Успехи Марины в спорте оказались не такими значительными: чаще на соревнования она ездила запасной, но она была готова на все, что бы остаться здесь как можно дольше. И вот где — то за пол года до окончания заведения их команда получила призовое место и, вернувшись в родные стены, решила отпраздновать победу. Кто — то из девчонок пригласил парней. Те принесли с собой несколько бутылок вина и водки.

В тот злополучный вечер Марина пила в первый раз и как это часто бывает, дозу не рассчитала. Ей стало плохо, она неуверенной походкой отправилась в туалет, что бы срочно освободить организм от лишнего алкоголя. Но девушка совсем не заметила, как вслед за ней из комнаты выскочило двое парней, которые по возрасту явно превосходили своих новых подружек. Освободив желудок от алкоголя и, сполоснув лицо холодной водой, Марина прошла к выходу из туалета. Но оказалось, что там ее терпеливо поджидают новые знакомые. Один из них, курчавый брюнет, грубо схватив Марину за волосы, противным от перегара голосом, прорычал прямо в лицо: «Пошли, сучка, потрахаемся», — и потащил девушку в туалетную кабинку. Второй, стриженый, подталкивал Марину в спину, пытаясь при этом задрать ее короткую юбку и стянуть трусы. Марина попыталась закричать но, парень крепко зажал ей рот и зашептал прямо в ухо:

 — Не ори, сука? Если нас засекут, то сама быстро вылетишь из интерната, без аттестата, со справкой. И никому на хрен нужна не будешь, разве что публичному дому!

Стриженный, уже почти стянув трусы, расстегнул свою ширинку, откуда показался достаточно большой член. Курчавый попытался положить ее спиной на унитаз, второй же при этом, взяв свой, раздавшийся в размерах член, приблизил его к Марининой письке. Поскольку она еще оставалась девственницей, попытка проникновения мужского члена вызвала резкую боль в гениталиях, отчего у девушки еще прибавилось сил к сопротивлению. А пацаны явно преувеличили свои силы, вернее они не учли, что Марина занималась не в шахматной школе, а в спорт — интернате. Поджатые под себя ноги, девушка толчком в грудь опешившего насильника выпрямила, отбрасывая того к стене туалета, при этом выполнила кульбит, высвобождаясь от захвата второго громилы. От неожиданности тот отпустил ее волосы и Марина, сломя голову, бросилась наутек. Выскочив в коридор, она стремглав побежала к лестнице, пытаясь выскочить на улицу.

Сбежав по лестнице и промчавшись по длинному коридору, внезапно в дверях, ведущих на улицу, Марина натолкнулась на тренершу, невесть откуда оказавшейся в интернате в столь позднее время. Та о чем то болтала с престарелым охранником и увидев зареванную и перепуганную девчушку, как могла успокоила ее, постаравшись выяснить причину такого состояния. Поняв, что речь идет о попытке насилия над воспитанницей, женщина оставив девушку на попечение старичку, бросилась наверх. Но ребят уже и след простыл — как вошли через незакрытое окно первого этажа, так через него и вышли, о чем свидетельствовали только грязные следы от ботинок на чистом подоконнике. Соседки по комнате от всего отпирались, в один голос утверждая, что Маринка все выдумала: дескать, сама напилась и инсценировала изнасилование, что бы опорочить их чемпионскую славу.

На следующий день тренерша, которую звали Любовь Александровна, а в среде интернатовцев называли ЛА, вызвала Марину в свой кабинет.

Девушка нерешительно постучала и обреченно отворила массивную дверь тренерской комнаты, прошла вовнутрь и, дождавшись разрешения, присела с краешку на стул. ЛА поднялась из — за стола, подошла к ней и нежно погладила по голове. Марина, от неожиданной нежности, расплакалась и ЛА немедленно предложила ей какую-то успокоительную настойку. Накапав несколько капель в стакан с водой, женщина дождалась, пока девушка перестанет реветь и приступила к расспросу.

 — А теперь во всех подробностях расскажи мне, как все произошло. И помни, если ты скроешь от меня хоть какую — то деталь мне придется поставить в известность директора. А там сама знаешь... Исключение, извини за каламбур, нельзя будет исключить.

 — Они набросились на меня... Хватили за волосы... Грубо тискали грудь...

 — А ну давай посмотрим, не причинили ли они тебе вред, — предложила ЛА. Марина покорно расстегнула застежку спортуниформы, сняла куртку, затем майку, под которой нижнего белья не было.

ЛА склонилась над грудью и нежно помассировала ее.

 — Нет, слава богу, они здесь ничем тебе не навредили! А там? — вопросительно кивая вниз, спросила тренерша.

 — Нет, там у меня все нормально. — отрицательно закивала головой пострадавшая.

 — Но, Марина, я должна во всем убедиться лично. Я же не могу тебя послать к гинекологу, поскольку если там что — то не так, мне придется официально поднимать этот вопрос перед руководством. А это, как я уже говорила, может привести к твоему отчислению.

От слова отчисление Маринке стало совсем плохо. Она приподнялась со стула и принялась стягивать с себя штаны и трусики.

 — Подвинься, пожалуйста, на край стула и раздвинь ножки, — попросила ЛА, и Марина послушно выполнила требование тренерши. Тренерша левой рукой как бы предложила откинуться Марине на спинку стула, а правой начала исследование писечки девушки. То ли от успокоительного, то ли от новых ощущений ласковых прикосновений посторонней женщины, девушка «поплыла». Она закрыла глаза и обессилено откинула голову на спинку высокого стула. Вдоволь намассировав половые губы, ЛА попросила Марину спуститься со стула на ковер и стать раком: «Так мне будет удобнее полностью тебя осмотреть», — объяснила она.

Марина покорно выполнила ...  Читать дальше →

Показать комментарии (2)

Последние рассказы автора

наверх