Мамина терапия. Часть 2

Страница: 3 из 5

пожелание тренерши и встала на четвереньки. Тренерша опустилась сзади на колени, обхватив ягодицы девушки сильными руками. Затем еще некоторое время, но уже сзади, помассировала почти безволосую юную письку, ЛА и предложила проверить, не заразили ли девушку изверги, чем — то нехорошим.

«Для этого, — сказала ЛА, — я должна попробовать на вкус твои выделения: когда женщина заражается какой — то инфекцией, у нее почти сразу меняется их запах и вкус».

И не давая времени опомниться, ЛА принялась облизывать складки больших половых губ девочки. Затем мощным движением языка она раздвинула их и принялась тщательно вылизывать те, которые поменьше. Сильные руки бывшей спортсменки крепко сжимали ягодицы Марины не позволяя освободиться от проникновения языка к нетронутой перепонке девственной плевы. Теряя остатки воли, Марина начала постанывать от противоестественного удовольствия.

 — Тише, тише моя несчастная! Если нас услышат — у тебя будут проблемы! — Не то, успокаивая, не то угрожая шептала лесбиянка.

 — Подожди еще секундочку, мне нужно взять прибор для обследования твоей попы. Не бойся, тебе не будет больно, я сделаю это гораздо лучше, чем любой доктор. — ЛА отпустила ягодицы подчиненной, но та, свесив голову вниз, покорно продолжала стоять на четвереньках.

Быстро вернувшись к прерванному медосмотру, ЛА выдавила на свою ладонь немного детского крема и предупредила:

 — Сейчас я смажу твою попу и твою дырочку в ней кремом, что бы прибор мог свободно войти в твое заднее отверстие! Затем ты почувствуешь легкую вибрацию, но это так и должно быть, что бы прибор мог провести нужный анализ. Главное не напрягайся и расслабь свое тело, тогда ты не ощутишь никаких неприятных ощущений. Доктора это делают очень, очень больно. Я сделаю это совершенно безболезненно и даже приятно для тебя, — продолжала успокаивать ЛА.

Лесбиянка бережно размазала крем по ягодицам Марины, после чего нанесла крем на кончик указательного пальца и принялась медленно вращать им вокруг анального отверстия. Когда она почувствовала, что анус достаточно расслабился, она ввела палец чуть глубже и снова помассировала дырочку. И только тогда, когда кольцо сфинктера, еще не принимавшее в себя неестественных посторонних предметов, расслабилось настолько, что стало легко пропускать в кишку указательный палец, ЛА быстро его оттуда вынула, а внутрь ввела прохладный металлический цилиндр с округлой головкой на конце. Погрузив его на достаточную глубину в кишечник, ЛА включила «прибор», от чего Марина почувствовала легкую, медленно нарастающую, вибрацию. От этого у нее внизу живота вдруг начало подниматься непонятное ощущения одновременного распирания и пустоты, которые отключали остатки контроля разума за происходящим.

Ощущая, что девушка находится на подходе к пику удовольствия, ЛА начала активнее вводить цилиндр в кишку Марины и извлекать его чуть ли не целиком. Эти движения становились все быстрее и сильнее. Вибрации прибора порождали импульсы сладостного напряжения внутри организма девушки и после очередного такого введения по телу Марины пробежали судороги. Сокращения были такой силы, что ее руки и ноги, на мгновение, конвульсивно задергались. Заметив это, ЛА быстро отключила прибор, извлекла его из кишки, после чего девушка обессилено распласталась на ковре. Придя в себя, она обнаружила, что тренерша сидит за столом и что — то записывает.

 — Вот сейчас заполню твою карточку и запишу, что с тобой все в порядке. После чего мы закроем это дело и тебе больше нечего будет бояться!

Но Марина уже поняла, что ее нагло надули и надругались над ней. Что она, только что, поучаствовала в сеансе лесбийской любви став невольной игрушкой в руках опытной лесбиянки.

 — И последнее: Марина, — назидала ЛА, — никому не надо рассказывать о том, что здесь произошло. Ты умная девушка, сама понимаешь, что бабская болтовня к добру не доводит. Запомни только то, что после нашего обследования у тебя открываются новые перспективы в нашем интернате и вообще в спорте.

Глава 10

Пока длился рассказ Марины на улице уже начало смеркаться. Комната постепенно погружалась в мягкий полумрак; длинные тени от осенних деревьев еще больше заслоняли солнечный свет. Голова Марины покоилась на груди Татьяны и та, как бы утешая рассказчицу, поглаживала ее густые волосы, укладывая их локоны за ухо и вокруг затылка. Глаза девушки постоянно следили за реакцией Тани, периодически вспыхивали возбуждающими искорками. Подняв голову с груди Татьяны она прервала свой рассказ и предложила зажечь свечи. Татьяна была абсолютно не против. Так как бутылки с шампанским были уже пустыми, а трезветь обоим, почему то, не очень хотелось, хозяйка предложила «одолжить» бутылку у кого-то из своих соседок. На их удачу в одной из тумбочек оказалось достаточно приличное крепленое вино. Хоть такие вина и не были из числа любимых Татьяны, но выбирать не приходилось.

Марина зажгла свечи, от которых потянуло сладковатым ароматизированным дымком, из-за чего у Татьяны окончательно закружилась голова. Она растянулась на кровати, а рядом с ней, сбоку, примостилась девушка.

 — Может быть, Вам не интересно, и я только нагружаю Вас своими проблемами?

 — Нет, конечно же, нет, — погладив голову Марины, прошептала Татьяна. — Продолжай, пожалуйста. — Хоть Татьяне и пора было уже уходить, но приятное головокружение не позволяло ей подняться с постели.

Марина не заставила долго себя уговаривать, и новый рассказ неторопливым ручейком потек из ее уст.

 — Приближались новогодние каникулы, все стали разъезжаться, а мне ехать не хотелось: у папы с мамой завелась еще одна девочка. То ли по дури, то ли по пьяни, они залетели, мама своевременно не сделала аборт, и теперь ей приходилось практически в одиночку растить еще одного едока. Так что в нашей «семейной каморке» и разместиться теперь не представлялось возможным. Хотя и оставаться в интернате, тоже особо хотелось. На каникулы душ часто закрывали, поэтому нужно было бегать с кастрюлями и ведрами в общий санузел на первом этаже.

И вот через несколько дней после начала каникул, в пустом коридоре интерната меня поджидала ЛА. Она стояла возле окна, очевидно решая стучаться ко мне или нет. Но к ее счастью, я сама вышла из комнаты, поэтому тренерша сразу подозвала меня к себе.

 — Марина, я хочу пригласить тебя к себе домой в гости. Ты же одна, скучаешь, а так мы вечером попьем чайку с конфетами, посмотрим «видик»...

Я попыталась отказаться, но ЛА, припомнила мне:

 — Ты моя должница и я бы, на твоем месте, не вела себя дерзко, как непослушная девица!

... Покорно придя по указанному адресу и поднявшись на последний этаж высокой «сталинки», Марина осторожно нажала на кнопку звонка. Дверь быстро распахнулась и на пороге квартиры с довольной улыбкой Марину встретила ЛА. Она была одета в просторный домашний халат, на голове красовалась новая короткая прическа, а на лице — хорошо наложенный макияж. Пройдя в комнату, Марина увидела на столе бутылку шампанского, конфеты, чайник, и различные бутерброды.

Когда они попили чай, на улице уже практически стемнело, и Марина, надеясь, что ее пронесло, попросилась обратно в общежитие. На что ЛА категорически заявила:

 — На сегодняшнюю ночь я выписала тебя домой, так что в интернате тебя никто не ждет. Переночуешь у меня, а завтра утром вернешься. Я несу за тебя ответственность и ночью тебя никуда не отпущу. Ты же знаешь, сколько маньяков шляется сейчас по городу: не ровен час — ты снова попадешь в историю, как уже однажды с тобой случилось, но в этот раз я не смогу тебе помочь. А так, давай посмотрим телевизор: может что ни будь и поинтересней чем передачу спокойной ночи малыши.

ЛА включила «видик» и на экране пошли кадры эротического фильма,...  Читать дальше →

Показать комментарии (2)

Последние рассказы автора

наверх