Весенняя авантюра

Страница: 1 из 4

(этот рассказ — полностью правдивый).

Недавно случилась история, которая зарядила нас впечатлениями надолго. До сих пор голова кружится.

В общем, когда пришла весна, моя жена Даша стала нервничать — в ней начал ворочаться чертик, спавший почти всю зиму. Я-то видел, как сильно ей хотелось чего-то эдакого, хотелось сумасбродств, всяких безумных поступков — в общем, гормоны давали прикурить :). Да и сам я тоже ошалел слегка: воздух такой, и солнышко, запахи всякие весенние...

Поэтому она начала по-всякому сумасбродничать: на улице принималась петь, танцевать, стала одеваться вызывающе, прически всякие делать... я уж следил вовсю, чтоб она ничего не сделала со своими волосами. Не красила их ничем и не стригла, не дай Боже. (У нее абсолютно невероятная грива мелких кудрей, тонких, и такого необыкновенного цвета — то ли бронзового, то ли золотистого — светлые, но с темной глубиной внутри). Однажды она перемазала волосы гуашью во все цвета радуги — и так и ходила по городу. А дома она порхала голышом, и я видел, с какой неохотой она одевается перед выходом. То есть она старалась, раз уж обязательно одевать все эти тряпки, вырядиться, как павлин: понакрутит разных лент, разноцветных пимпочек, накрасит мордочку густо-густо и смешно...

Так продолжалось с неделю, наверно. В общем, все это меня и натолкнуло на мысль устроить ей приключение. Я видел, что она маялась без сильных впечатлений, — а ведь если сама себя развлекаешь, как она, это совсем не то.

И — в интернете я увидел штуку, от которой прямо задрожал: как девушки ходили по городу совершенно голые, но с нарисованной одеждой. И люди реагировали по-разному: кто не замечал, кто засматривался, а кто фоткал их и фоткался с ними. А они — видно, что стеснялись, но... я догадывался, как сносит крышу эта штука: у меня у самого колом стоял, когда я смотрел на них и представлял себя там...

Но, конечно, так просто предложить Дашке выскочить голой и разрисованной на улицу я не мог. Во-первых, она ни за что не согласилась бы — «чертик» сочетается в ней с большой стеснительностью, которая здорово усиливается, если Дася долго не делает ничего «эдакого». (Про наши прошлые приключения см. по ссылке «читать другие рассказы этого автора) Во-вторых, Даша, хоть и художница, не смогла бы изобразить на себе одежду — она уже пробовала рисовать на своем теле, и получалось что-то путное только на груди и животе, а про спину и попку и говорить нечего. А из меня художник, мягко говоря, нулевой. Я вот недавно только под Дашкиным руководством научился человечьи морды чертить, чтоб на рыб не были похожи:).

Ну и самое главное — если к такой затее специально готовиться, как к докладу — это ж совсем не то:) Надо, чтоб все стихийно было, я хорошо понимал это.

В общем, вначале у меня появилась идея выманить Дашку голой и разрисованной на улицу, и я даже почти придумал, как это сделать... как вдруг увидел в сети объявление о студенческом конкурсе бодиарта, и о наборе моделей. И вижу: последний день приема заявок... думаю: неужели — такой шанс?

Отправил, в общем, заявку от Дашкиного имени (пароли от наших ящиков мы оба знаем:) — прислал фото, одно даже голое — все, как полагается. И ее приняли! А Дашке ничего не сказал.

Конкурс этот был как раз в Дашкин выходной — в четверг. А сам я с работы слинял... И вот — сказал Дашке, что в выходной сделаю ей сюрприз, отвезу ее в одно интересное местечко... У нее личико разгорелось, когда она влезала в машину, аж светилось все — ужасно хотелось узнать, что ж такое я придумал. Дело было рано утром.

А я привез ее прямо на конкурс... Можете представить себе, что было, когда мы приехали:) Я говорю девушке-администратору с бейджиком: «Вот, модель вам привез». Она: «давайте скорее, что ж так поздно!» А Даша, открыв рот: «какую модель?» — «Как какую? Для бодиарта» — «Для какого бодиарта? Кто модель?» — «А ты еще не догадалась?...»

Даша, как поняла — аж задохнулась. И — вначале на мне рубашку чуть не порвала от бури чувств:) но администраторша начала кричать «давайте скорей!»... в общем, вышло так, что Дашка, переваривая новость и (как бы) еще не соглашаясь, прошла через пропускной пункт в вестибюль — и я с ней. Меня вначале не пускали: «только по пригласительным». Но я поднажал на эмоции — мол, не могу же я не увидеть любимую жену (ее участие подразумевалось как бы делом решенным), незаметно всучил девушке сотню гривен — и она пропустила меня.

Дальше — умолчу о том, как Дашка визжала «ты бандит поганый, что ты придумал?», а глазки блестели, и улыбка моя знакомая, любимая уже светилась; как ее регистрировали, как она знакомилась с художниками... обычно общительная, а тут — застеснялась! Еще бы: знакомиться с человеком, который через пять минут будет рисовать у тебя по голому телу... Дашка ж никогда не была моделью, вот только педагогу позировала обнаженной, и на пляже... И — как на грех, большинство художников были девушки, а у нее — парень.

В общем, Дашу увели куда-то, а я ушел искать зал. Нашел не без труда, а там — битком набито. И все — девушки и парни молоденькие, постарше никого. Проложил себе локтями дорогу к первым рядам...

И тут как раз все началось. Вначале долго вещали по микрофону; потом — какая-то «звезда», тоже разрисованная, вышла и спела дурацкую песню про «Увези меня на небо»; ей не сильно хлопали — ждали главного. Наконец — стали выходить художники и модели, и все захлопали и засвистели. Я очень хорошо все видел. Сердце замерло, потому что я сразу заметил Дашку — она была «в первых рядах». Волосы ее были убраны в «хвост» (по мере возможности, — с ее буйной гривой это непросто сделать), личико — розовое, нервно-улыбчивое; она сильно волновалась.

Все модели были босиком и в халатах, одетых на голое тело. На сцене были уже расставлены стенды, столы с причендалами — они туда все порассаживались, и художники принялись за работу. Дашку посадили посредине сцены, так что я мог ее видеть, хоть и не так хорошо, как девушек с краю. Я с гордостью отметил, как Дашуня выделялась на общем фоне. Художник брал ее за руки, обнимал за плечи — вел себя вовсю по-панибратски, и я начинал закипать от ревности...

Суть конкурса была в том, что в течение двух часов моделей должны были разрисовать, а в это время публику развлекали болтовней и песнями. Потом жюри должно было определить победителей, и в конце — большое дефиле, где каждая модель красовалась раскрашенными телесами перед публикой и кайфовала от своей роли по-полной. Это я забегаю вперед — вначале я еще не знал регламента, и весь извелся от нетерпения.

Я все ждал, когда моделей начнут обнажать, и с ними — Дашу. Но вначале никто не спешил раздеваться — большинство художников начало рисовать на лицах. Потом некоторые действительно сняли халаты — и я увидел, что кто-то из моделей в трусиках, а кто-то — без. Модели все были чуть постарше, чем Дашка (ей 19 лет), и немного стеснялись: первый миг обнажения заставлял их жмуриться и улыбаться. А Дашу все никак не раздевали... Художник красил ей головку аэрографом, и Дашкино личико, ушки и вся шевелюра, с затылка по макушку, становились небесно-голубого цвета — все гуще и гуще. Она сидела, зажмурившись, с полуулыбкой на лице, а художник что-то говорил ей. Я уже давно «плыл»: меня страшно возбуждает краска на теле, а Дашуню — еще сильнее, я это знаю точно, — не говоря о наготе. А тут такое обилие раскрашенных тел...

... Наконец художник сложил аэрограф, и Даша стала шевелиться. Я замер, думая, что она сейчас обнажится, но она только приспустила халат. Худоник стал красить ей шею и плечи, и она раздевалась по мере того, как он спускался вниз. Дася смотрела на свое тело — как оно покрывается краской — и ее густо-синяя ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх