Солнце Египта

Страница: 4 из 7

плохо учили??? — конечно же, мама не могла ответить. Её рот был основательно занят., — но, братцы, её рот это рай!!!

Он вышел из маминого рта. Мама повалилась на бок, тяжело дыша и отплёвываясь. Её глаза были просто обезумевшими.

Алим опять схватил её за волосы, дал пощёчину, поставил на колени, заставил ее приподнять зад и упереться руками в песок. Зайдя матери за спину, он звучно шлёпнул маму по попке, так что она вскрикнула. Молчун одобрительно закивал. Алим схватил маму за бёдра и потянул её на себя... Огромный и чёрный, он возвышался над мамой, словно коршун над беззащитной белой голубкой.

Мама жалобно вскрикнула, когда огромный член безжалостно вошёл в неё. Алим с рычанием вонзался в маму, громко шлёпая своими бёдрами о упругие ягодицы мамы. Для пущего эффекта он сжал своими лапищами плечи мамы, и с силой толкал её тело навстречу своим и без того могучим толчкам. Мама была безвольной игрушкой в его лапах.

О, боги... Я сходил с ума от ревности... И ещё от кое-чего... Я видел свою мать, которая голая стояла на четвереньках. Мой член был возбуждён до предела. Такого острого похотливого желания я ещё никогда не испытывал. Я видел молочнобелую, послушно выпяченую нетронутую загаром мамину задницу, сотрясаемую от ударов бёдер Алима. Я смотрел, как её трахают, как сотрясается от толчков её тело, как болтаются её груди, как сотрясаясь, сжимаются ягодицы о бёдра со смаком имеющего её нубийца.

Алим взревел. Он насадил мать на себя изо всех сил. Мама захныкала. Ещё несколько резких и сильных рывков и Алим обессиленно навалился на мать. Она не могла выдержать такого веса и повалилась на покрывало. На какой-то момент она полностью исчезла под огромным телом Стража.

Молчун и Шерхад громко заржали. Они уже хорошенько набрались вина. Алим долго не мог прийти в себя после оргазма. Он отвалился в сторону и громко дышал, мама лежала рядом недвижимо и беззвучно, уткнув лицо в покрывало.

Может, она надеялась, что это всё... Если так, то она жестоко ошибалась.

Алим очнулся и погладил её по попке.

 — Шикарная шлюшка! — с восторгом поделилися он с товарищами, — у неё такая узкая тугая дырочка!

Он улёгся рядом с Шерхадом и стал жадно пить вино. К маме потянулся Шерхад.

Он просто перевернул маму на спину, широко развёл в стороны её бёдра, уселся меж ними и, закинув мамины ноги себе на плечи, принялся неторопливо и размеренно иметь её. Он не пытался оскорбить или обидеть маму. Шерхад просто утолял свою похоть. Мама безропотно отдавалась ему, отвернув голову в сторону, лишь постанывая, когда их бёдра соприкасались. Любовное орудие Шерхада тоже было гигантских размеров. Вот, откинув голову назад, он захрипел и прижимая к себе бёдра мамы, принялся кончать.

Молчун уже покусывал губы от нетерпения. Шерхад ласково потрепал маму по щеке и поднялся на ноги.

 — Хорошая женщина, — просто сказал он.

Молчун и не думал вставать, он лишь откинулся на спину, приподнявшись на локтях. Он был уже без набёдренной повязки и его член могучей колонной несгибаемо стоял, хищно блестя обнажённой головкой.

 — Женщина! Иди сюда и насаживайся! — он ткнул пальцем на свой елдак. Мама медлила в нерешительности и он грозно прикрикнул, — живее!!

Это подстегнуло её. Шатаясь, она поднялась на ноги и подошла к Молчуну, поникшая и тихая.

 — Садись на него, я сказал!! — лениво рявкнул Молчун.

Мама неловко нависла над нубийцем, опёрлась ладошками о его мускулистые плечи и широко разведя в стороны бёдра стала присаживаться над ним. Боясь даже моргнуть, я наблюдал, как мамина киска растягивается, вбирая в себя бугристый вздыбленный член Молчуна. Мама добровольно, в буквальном смысле, насаживалась на этот большой чёрный член. Опустившись до самого конца, она замерла, боясь, казалось, даже вздохнуть. Я даже представить себе не мог где и как в ней могло уместиться копьё нубийца.

Молчун довольно урча, хлопнул маму по попе, заставляя её двигаться. Мама поморщилась. Сначала, она медленно вздымалась и опускалась на его члене. Молчун руками мял и тискал её грудь, то и дело припадая к ней губами, оставляя на молочно белой коже большие засосы. Под конец, сжав ягодицы мамы, он стал быстро двигать тазом, заставляя маму подпрыгивать на нём.

 — О, сучччка... — пророкотал Молчун, — ты просто прелесть... Ты была бы хорошей наложницей..

Мама молча продолжала прыгать на его члене.

Молчун тоже долго не продержался и скоро, как и остальные, кончил в маму, бурно выражая свои эмоции и восторг.

Потом все трое уселись пить вино и отдыхать. Они весело обсуждали маму и то, как они её отлично отымели. Стражи просто лоснились от удовольствия. Особенно Алим. Этот аж светился..

Они разрешили маме дойти до озерца искупаться и подмыться. Мама подчинилась. И не глядя на меня, побрела к воде.

Но скоро им показалось, что мама слишком долго там возится. Алим снова за волосы притащил её к покрывалам.

Поставив маму на колени, чернокожие гиганты окружили её, маме в лицо смотрели их возбуждённые члены.

 — Соси, белая сучка, — прошипел Алим.

Я наблюдал, как маму заставляют сосать. Она не сопротивлялась и послушно, по очереди сосала их члены. Алим неиствовал. Он обзывал её всяческими похабными ругательствами и отпускал в ее адрес непристойности, о которых мама, должно быть до сих пор и не слыхивала, шлепал ее ладонями по щекам, по попке и по сиськам, хватаясь пальцами за соски, выкручивал их или до боли оттягивал. Маме приходилось нелегко. Нубийцы были уже в изрядном подпитии и трахали её в рот, словно куклу, стараясь загонять свои члены как можно глубже, мама давилась, чуть ли не задыхалась, а они только усмехались на это и отвешивали ей за это звонкие пощечины, словно наказывая проститутку за плохую работу.

 — Что, шлюха, как тебе на вкус чёрные члены?! — Алим снова схватил её голову своими огромными лапами и принялся яростно вгонять член в рот матери. Мама закашлялась, не выдержав такого темпа, из её глаз снова брызнули слёзы.

Но отдышаться ей не дали. Шерхад легко, словно пушинку, оторвал

маму от земли. Он приказал ей развести ноги в стороны и со всего маху насадил её на свой член. Мама жалобно вскрикнула, а Шерхад держа её за таллию стал с огромной скоростью насаживать её на свой член. Молчун и Алин восторженно засвистели. От нетерпения они принялись подрачивать свои члены.

Увлёкшись, Шерхад оступился и повалился на спину, но маму не отпустил, крепко прижимая её к себе. Какое-то время они лежали неподвижно, потом Шерхад сжав мамину попку, принялся снова её трахать..

Я увидел, как лицо Алима исказила злобная похотливая гримаса и он стал пристраиваться к маме сзади.

 — Нет! — испуганно вскрикнула мама, — не надо так! Пожалуйста!!

Она рванулась в сторону. Но Шерхад своими сильными ручищами просто прижал её к себе, лишив всякой возможности сопротивляться. Мама беспомощная, только хныкала и стенала. Брыкаться она не пыталась, нубийцы своими пощёчинами уже научили её послушанию. Шерхад что-то тихо зашептал с улыбкой ей на ухо, как будто утешая.

Алим несколько раз смачно плюнул на головку своего члена, размазывая ладонью слюну по всему члену.

Он склонился над мамой, несколько раз весомо шлёпнул её попке. Мама задрожала и Шерхад крепче прижал её к себе. Алим сжал её ягодицы, раздвинул их в стороны и медленно-медленно стал входить в попку мамы.

Она взвизгнула, запричитала, заелозила попкой, пытаясь уклониться от члена Алима. Но стиснутая между огромными нубийцами, в их могучих руках она была совершенно беспомощна. Они были вольны с ней делать всё что угодно.

Алим сделал очередной толчок. Мама снова заскулила.

 — Молчун, брат! Да, закрой ты ей рот... , — весело усмехнулся Шерхад, — я её утешаю, а ...  Читать дальше →

Показать комментарии (8)
наверх