Парижские выходные: часть вторая — клуб

Страница: 2 из 3

выше и выше, все дальше и дальше проскакивала под подол ее платья.

Когда рука девушки была уже достаточно высоко, чтобы коснуться ткани ее трусиков, она раздвинула ноги, явно давая понять, что она совершенно не против того, что сейчас между ними происходило. Девушка тут же встала со своего места и зайдя ей за спину, как бы прикрывая ее от общей толпы, нагнулась создавая видимость того, что что-то шепчет ей на ушко. Но она ничего не шептала — она целовала ее шею. По женски страстно, требовательно. Она рисовала на ней языком какие-то фигуры, а ее руки в этот момент, задирали подол платья. Буквально пара секунд и она почувствовала как женские пальцы коснулись ее между ног, как они проскользнули в возбужденную такой публичностью щель, как тут же проникли чуть-чуть внутрь, а потом вырвались сразу наружу, смачивая ее соками бугорок ее клитора.

Это было безумно возбуждающе.

Даже, не смотря на то что накануне она всю ночь занималась безудержным сексом. Ее тело отозвалось на давно забытые женские ласки, ее мозг возбудился от перспективы быть увиденными сейчас всеми. Она сдвинулась поближе к краю барного стула, чтобы ее новая знакомая могла поглубже ввести свои пальчики. Та не заставила себя долго ждать. Одной рукой она раскрыла под платьем ее половые губки, а второй нежно ласкала ее клитор.

Потом она подтолкнула ее в сторону какого-то коридора, ведущего вглубь заведения. В одной из дверей она показала кому-то какую-то карту и они оказались в отдельной комнате. Мебели там почти не было — только кровать, небольшое кресло и тумбочка. Света не было так же. Единственным, что освещало это помещение были огни из основного зала клуба, которые попадали туда через стеклянную стену, напротив кровати. Это было очень интересное решение. Такого она еще не видела нигде. Она точно помнила что с той стороны, из зала, не было видно ничего — там было зеркало. А вот теперь она знала что пряталось за ним. Некий рай для стеснительного эксгибициониста — видимость того что на тебя смотрят сотни людей.

Ее новая знакомая, облокотила ее руками на это самое зеркало-стекло, предварительно сняв с нее всю одежду. Она гладила ладошками все ее тело, целовала ее спину, поглаживала попу, груди, шею и самое эрогенное ее место — ключицу. Девушка касалась ее мягкими подушечками пальцев, смоченными соками, которые вытекали из ее расставленных в стороны ног.

Она прогибалась, прикусывала губу и всматривалась в женщин, танцующих по ту сторону стекла. Да, она была права — вон там в углу, одна девушка надрачивает другой, в другом — они пока только сладострастно и самозабвенно целуются, гладя друг другу грудь.

В этот момент она почувствовала как ее новая знакомая прислонилась к ней плотней сзади. Ее рука скользнула к линии волос на ее лобке и медленно спустилась ниже. Она сначала коснулась клитора, потом раздвинула половые губки. Снова его коснулась. Пальчики проскальзывали дальше и глубже, ласкали стенки ее влагалища, снова выпархивали наружу, а потом погружались обратно. При этом она непереставая целовала ее шею и плечи, второй рукой ласкала поочередно ее груди, зажимала между своих пальцев набухшие соски, играла с ее пупком, а потом проводила этими пальцами по линии ее слегка приоткрытых губ.

Когда девушка почувствовала что Она готова кончить, она отстранила ее от стекла и подтолкнула в кресло. Достав из тумбочки ленту, она завязала ей глаза, а так же аккуратно зафиксировала ее руки. Убедившись что она ничего не видит, девушка стала обсасывать ее груди, постепенно спускаясь неровной линией поцелуев к ее паху. Она то и дело дразнила ее, отстраняясь от своей траектории, касаясь поцелуями в совершенно неожиданном месте, заставляя требовательно прогибаться навстречу ее губам в жажде получить ожидаемую ласку. Она дразнила ее долго — несколько минут, которые показались вечностью, пока не услышала недовольный стон. В этот момент ее язык коснулся подставляемого ей возбужденного бугорка между ног — требовательно, властно. Она надавила ладонью ей на живот, заставляя ее опуститься попой на кресло, которое приятно холодило контрастом своей кожаной обивки. Она целовала, лизала и обсасывала ее клитор, пальцами второй руки лаская внутреннюю сторону ее бедер, она впивалась ногтями в ее нежную кожу, покрывшуюся мурашками не то от возбуждения, не то от прохлады обивки кресла.

А потом она добавила к своим ласкам два пальца. Она медленно вводила их ей в возбужденное влагалище, а потом замерла там внутри и просто стала ласкать его стенки, то и дело надавливая подушечками чуть вверх, вторую руку она спустила с ее живота и стала помогать своему языку, поглаживая ее пальцами еще и снаружи. Потом девушка отстранилась ненадолго. Она не видела этого, но могла только догадаться, потому что в какой-то момент она перестала чувствовать ее жаркое дыхание у себя на коже — только пальцы... внутри и снаружи, которые ласкали ее, надавливали с двух сторон, будто стремясь встретится. Непроизвольно, она стала ей подмахивать, насаживаться на ее ласки, прогибаться навстречу. Периодически она чувствовала как кончик языка ее новой знакомой касался быстро и легко ее клитора. Это было острое, очень острое ощущение, которое сильно контрастировало с размеренными ласками ее пальцев. Потом ее язык вернулся к постоянным прикосновениям и в этот момент она кончила. Ее тело прогнулось на кресле, связанные руки впились в сидение, царапая кожаную обивку.

У нее не получилось сделать это молча. Ощущение было настолько сильным, настолько приятным, что она не могла не проронить ни звука.

Девушка поднялась с колен, облокотилась одной ногой на кресло, и склонилась над ней, нежно целуя ее в губы. Это был очень женский, очень нежно эротичный жест.

В отличии от стереотипов, навязанных большинству гетеросексуалов порнофильмами, ей ничего не нужно было от нее взамен. Она кончила гораздо раньше, как призналась, когда они одевались обратно. Еще когда ее пальцы коснулись ее тела у стекла, еще когда она почувствовала какое реальное удовольствие она доставляет своей партнерше.

Выпив за знакомство, они посидели еще пару десятков минут, потом еще раз страстно поцеловались и, не обменявшись ни контактами, ни телефонами, разошлись.

Когда она вышла из клуба на часах было около десяти. Она одернула платье, поправила прическу и направилась в сторону отеля, смакуя только что пережитые давно забытые ощущения от женских рук. Она шла почти вприпрыжку, то и дело прикусывая нижнюю губу и поглаживала свою ложбинку между грудями. Телу было хорошо, в голове было пусто. Но неожиданно с каждым шагом в сторону от клуба, она понимала что все же чего-то не хватало. Какой-то маленькой частички, чего-то еще более сумасшедшего.

Ответ пришел сам собой, когда она увидела того самого официанта, который днем подал ей в подарок тирами су. Он убирал уличный столик в уже закрывающемся ресторане.

При виде этого сладкого юноши, внизу живота немножко заныло, ей неконтролируемо остро, прямо в тот самый миг, вдруг захотелось почувствовать его внутри, не медля ни секунды. Она свернула в сторону ресторанчика, чем немало обрадовала тут же выпрямившегося над столами официанта. Он вежливо поинтересовался как прошел ее вечер и не хочет ли она чего выпить. Хоть они и были уже закрыты, но для такой belle он бы сам лично принес из бара все что она пожелает и при том полностью «free». Она согласилась на шампанское и попросилась посидеть внутри, потому как на улице в столь легком наряде, становилось уже зябко.

Он был определенно симпатичный. Немного растерянный, потому как не ожидал что она все же придет.

Когда он вернулся с двумя бокалами, фартука на нем уже не было — только обычная с виду одежда: классические брюки, обычная белоснежная рубашка и укороченный галстук. То что это «форменная» одежда выдавал лишь ее цвет, сливавшийся с цветом скатертей и диванов в этом ресторане. Он сказал что все уже ушли, только на кухне остался повар, а где-то в подсобке еще кто-то... то ли сторож, то ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх