Турецкое приключение.

Страница: 2 из 3

тут же с размаху влип второй, третий возвратился на родину — мне в рот, и я начала извиваться, трахая всех троих турок одновременно. Они, впрочем, с не меньшим энтузиазмом пользовали мои дырочки. Наконец, мне в рот и на лицо излилось содержимое первого члена, чуть позже почти одновременно кончили те, которые радовали мою девочку и анус. С ними во весь голос кончила и я. Турки довольны. Те, которые трахали меня в пизду и в жопу, показали на члены, мол, грязные. Привела их в порядок язычком, обсасывая по очереди. Третий в это время дрочил, глядя на нас, а когда его болт вновь обрёл должную упругость, вогнал его в мою задницу. Я одной рукой подрачивла член, свободный от моего ротика, а второй ласкала свою киску. К моменту, когда два члена разрядились мне в лицо, а третий в зад и на спину, я довела себя до второго оргазма. Здорово!

Но мои жеребцы уже подталкивали меня в душ. Не успела я смыть сперму и подмазаться, как появилась Зейноб. Она недовольно заворчала на меня, тыча морщинистым пальцем в часы. Ах, работа повремённая, кто-то где-то тоже нуждается в моих дырках!

Кое как закончив макияж, что сделало мою смазливую мордочку совершенно блядской, я обернулась полотенцем из душа, прихватила топик, юбочку, впрыгнула в туфельки. Вновь Зейноб крепко схватила меня за руку и потащила к лифту. В коридоре за мной с интересом наблюдал мальчишка-рассыльный.

Мы спустились на несколько этажей, и Зейноб завела меня в другой, явно более дешёвый номер, одновременно сдёргивая с меня полотенце. Вновь последовало сакраментальное:

 — Наташа! — ведь именно так на Востоке величают всех русских проституток

 — Мэраба!

На сей раз, на меня пялились пятеро молодых парней достаточно пролетарского вида. От них разило ядрёным мужским потом. Один из них тут же облапал меня между ног, другой за грудь, чья-то пятерня жадно проползла по заднице. Зейноб что-то отрывисто каркнула, и один из парней отсчитал ей несколько купюр. Подозрительно оглядев их, ткнув пальцем в меня, часы и погрозив мне, старуха удалилась.

Впрочем, об этом я уже лишь догадывалась, потому что стояла на кушетке на четвереньках и сосала одному из турок, а второй уже вовсю пользовал мою киску. Это продолжалось недолго — ведь трое оказались не охвачены моими милостями. Сначала они просто менялись передо мной и позади меня, причём сзади стоящие, не глядя, совали мне свои болты то в писю, то в попу, создавая весёлую сутолоку, плавно перетекавшую в типично-восточную свару.

Потом диспозиция изменилась. Я вновь была насажена своей мокренькой девочкой на член рассевшегося в кресле турка, другой начал шуровать своим достоинством у меня в заднице, третий насадил на свой член мой ротик по самые лёгкие, оставшимся я дрочила. Они шустро имели меня, а потом менялись. Вот же черт! Мне было уже почти совсем хорошо, а у этих козлов пересменка! Вновь я почти улетела, но они... опять поменялись. Я уже не могла. Изо всех сил насаживалась на них и, наконец, пришла к столь долгожданному финишу. Какой кайф! Одновременно на меня начали со всех сторон кончать мои мальчики. Я их всех снова люблю!

В дверь всунулась Зейноб. Я в это время по очереди сосала и подрачивала всей бригаде. Один, самый обязательный, вскочил, залез в карманы валяющихся по всему номеру брюк, рубашек и курток, достал оттуда деньги и протянул моей бандерше. Та вновь весьма подозрительно на них зыркнула, отсчитала часть, а остальные положила на журнальный столик и, ткнув пальцем в часы и каркнув нечто по-турецки, вновь ушла.

Мальчики ожили, и марафон с членами во всех дырках возобновился. Но скакать устали все. Меня положили грудью на стол и по очереди трахали спереди и сзади, как в начале, сочно пошлёпывая по заднице. Я непрерывно кончала. Наконец, они тоже. Меня немедля затолкнули в душ, быстро смыли сперму, залившую спину, зад, лицо, сиськи, живот и даже волосы. На этот раз я даже успела подмалеваться и надеть свою «спецодежду», прежде чем зашла Зейноб. Так как я была готова вовремя, старуха ворчала явно более благосклонно. И одновременно конвоировала меня в следующий номер.

На сей раз клиентов было только двое и это были европейцы.

 — Мэраба!

Ого, и эти отуречились!

 — Наташа! — это меня рекомендовала Зейноб. Получила деньги и ретировалась.

 — Ну-ка, бейби, покажись, — теперь уже на почти «родном» английском обратились мои «женихи».

Да, пожалуйста, я скинула излишки и предстала перед ними во всей красе. А чтобы ничего не проглядели — повернулась, а потом присела на софу, пошире расставив бёдра. Любуйтесь! Только мне бы ещё и поебаться... Им бы тоже. По крайней мере — одному. Он шустро скинул туфли, рубашку, брюки... Ну вот, он ещё более голый, чем я — на мне хоть чёрные чулки-сеточки, красные танкетки и крестик на шее. У него — только крестик. Зато какой член!

И этот замечательный член он нес наперевес прямо к моему ротику! Да, да, да, именно такой конфеты я уже давно не пробовала. Уже минут пятнадцать. Соскучилась. Член устремился мне в рот, а второй, батюшки, за что платил-то? Глядя на нас второй просто дрочил. Гад. У меня ещё две дырочки не были заполнены. Но пошлый мастурбатор не понимал, как он не прав и продолжал своё чёрное дело с большим тщанием. Хуй в моей глотке ещё зрел и зрел, а этот уже подбежал и с хохотом кончил мне прямо на грудь. Для антуража, конечно. После чего извлек здоровенный фотоаппарат, и начал меня щёлкать в самой недвусмысленной позиции. И это, чёрт возьми, возбуждало. Но моя дырочка жаждала, чтобы её тоже трахнули. Я начала ласкать её. Между делом переместилась с софы на пол, теперь я сосала, стоя на коленях перед клиентом. Папарацци (это он стимулировал наше перемещение) продолжал щёлкать. То-то будет весело, если он выложит эту фотосессию в нете (а ведь явно выложит). Мой благоверный любит полазать по таким страничкам. Увидит жену, голую, обкончанную, берущую в рот у чужого мужика — ему будет приятно!

А мы уже созрели и для новых развлечений. Теперь мой ёбарь сидел на софе, а я могла попрыгать на его лошадке. Замечательно! Давно пора. Я изо всех сил насадилась на его мощный столб, захрипела от восторга, он тоже что-то хрюкал. Фотограф снимал, забыв спрятать своё мужское достоинство, и я заметила, как оно потихоньку ожило даже без помощи рукоблудия. Вот так, а мог бы е подсматривать, а трахнуть!

Упс! Клиент сдёрнул меня со своего сука, повали раком на кушетку и с ходу засадил мне в зад! Ох, как хорошо. Там я тоже соскучилась! Давай, давай, не спи! Кончила...

Но, надо работать. Я села на кушетку, передо мной воздвигся мой кормилец. Он кормил меня своим членом, попутно опять поливая грудь. Папарацци щёлкал. Я широко улыбалась в объектив своим залитым спермой личиком.

 — Exellent!

И всё? Ой, правда. Едва я успела привести себя в товарный вид, как опять явилась старуха и потащила меня по новому адресу.

 — Мэраба!

В номере опять сидели европейцы, и на сей раз много. Ого, шестеро!

Да, это даже круче, чем с турками. Зейноб, получив деньги, исчезла, выразительно посмотрев мне в глаза и на часы. Мальчики предложили выпить. А неплохо бы! Вообще-то, во мне уже всё пересохло! Я раскинулась на диванчике. Справа мужик, слева мужик, закинула ноги им на ляжки — изучайте товар. Мы выпили, после чего, двое или трое сразу же начали стаскивать с меня одежду. Вот спасибо, голенькой я стала во мгновение ока. И даже крестик сняла. Не забыть бы. Бабушкин.

Но пора и честь знать! Мой роскошный мужской гарем отконвоировал меня к здоровенной семейной кровати: для начала опять нужно было поработать ротиком. Я была готова. Один за другим чередовались члены у меня во рту, кому-то я помогала руками. Толком не разбирала, уж очень их много. И какие-то бестолковые. Могли бы и в зад трахнуть, и между ног, а они как наши — колхозом. Краем глаза увидела, что те,...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх