Извращенцам их же участь...

Страница: 1 из 8

Колин молчаливо и грациозно пробирался по лесу, закрываясь рукой от колючих и вредных ветвей, так и норовящих ткнуться в лицо, ободрать и поцарапать. Смирившись, что придется накладывать целебное заклинание на щеки, он уже не ругался, ни в слух, ни про себя, сохраняя полное самообладание волшебника. По долгу не останавливаясь на одном месте, стройный и высокий юноша, все дальше забредал в дремучую чащу. С тех пор, как его выгнали из школы магии, он решил, попытать счастья в западных королевствах.

Выгнали его, как это не банально, за нарушение строгих общественных правил и беспардонное поведение. Мэтры Никсианской школы магии, долго терпели несносного Колина, но когда его застали рано утром, спящего за священным фолиантом в секретном отделе школьной библиотеки, терпение много мудрых наставников лопнуло в дребезги, и в свой 22 год, ему уже не суждено было поступить на третий курс.

На следующий же день, он стоял на мосту за воротами, смотрел на золотую резьбу, выгравированную розовым магическим орихалком на черных стенах школы, и горько читал проклятия, которые успел выучить. Читал он их, зная, что ни одно из них не пробьется за невидимый экранированный барьер школы, и от этого ему становилось еще обиднее. В душе, он скорей жалел наставников, за такое грубое отношение, ведь в магии не может быть барьеров для истинного искателя. Любые ограничения, побуждали его только идти на них, и хитро побеждать. Но, не правильно переведя в секретном фолианте заклятие сонных чар, он допустил грубейшую ошибку, и вместо всей школы, на которую он хотел их наложить, заснул он сам. Заклятие вернулось к отправителю, не встречая сопротивления по второму принципу магии. Тем же злополучным утром, и решилась его дальнейшая судьба.

К несчастью, Колин не знал точной дороги в западные королевства, и вот уже несколько недель плутал по лесу. Выживать, добывать пропитание, ему помогали знания, полученные в школе магии. Последний встреченный им путник, при вопросе: «Милейший, в какой стороне ближайший город?», небрежно махнул рукой в сторону темного леса, даже не потрудившись открыть рта, и заковылял своей дорогой, куда бы он там не шел. Колину оставалось только пойти в указанном направлении, ну и предварительно произнести заклинание «Верной дороги». Но, что-то, как это всегда бывает именно с тобой, пошло не так с самого начала.

 — Будь проклято это идиотское заклинание! Я ведь все сделал правильно! Зачем нас ему учили, если оно ни на что не годно!? — вслух с недовольством выругался молодой волшебник, — Что мне теперь делать? — он задрал голову к небу, но темный свод деревьев, так ничего и не прояснил, — Даже по звездам теперь не сориентироваться.

Именно из-за того, что заклинание «Верной дороги» подвело его, он и заблудился. Вину, за незавидное положение, в котором он очутился, он, разумеется, смахивал на бывших учителей. Светлая лесная чаща вскоре перешла в дремучую и темную, и тогда Колину пришлось зажечь небольшой файрболл, пустив его вращаться на верхнюю орбиту своего биополя, освещая путь.

Надежда на выход из леса, у него еще имелась. Он рассчитывал выйти отсюда, следуя силовой линии, проходящей в воздухе, в нескольких метрах над землей. Именно эти энергетические потоки и используют маги, для увеличения мощи своих заклинаний. Модным стало строить свои жилища на пересечении таких линий. Колин, рассчитывал рано или поздно, встретить избушку какого-нибудь чародея отшельника, но вероятность, что она будет в лесу, уже практически отпала.

Волшебник зевнул, и потянулся. По-видимому, пришедшая внезапно усталость, означала приближение ночи за этой сумрачной иллюзией дремучего леса. Он сел на поваленный неведомо кем толстый ствол дерева, свесил со спины небольшой рюкзачок, и достал оттуда фляжку с водой. Вода была пропитана магией, что позволяло выпившему ее, не испытывать жажду целый день. Весь секрет был во фляжке, которую Колин соорудил на уроках предметной магии. Жидкости оставалось на самом донышке, и Колин решил найти пресный источник. Немного отдохнув, молодой волшебник достал из-за пояса тонкий широкий кинжал, и шепча под нос какое-то мантрическое заклинание, продолжил пробираться в сумрачную бесконечную зелень.

Временами доносился странный стрекот, вой, гул, непонятно кого, или чего, что изрядно заставляло нервничать молодого волшебника, хоть и шедшего под оберегом природной магии. Но ни одного агрессивного нападения, еще не произошло, что оставляло само по себе двойственные ощущения: либо кто-то уже давно следит за ним, подбирая подходящий момент для расправы над одиноким юношей, либо же, это природный оберег, висевший на шее, качественно исполнял свое не хитрое дело, охраняя хозяина.

Уже потеряв счет времени, Колин все брел, отвоевывая каждый шаг у густой растительности, как между высоких деревьев не вдалеке, сверкая под световыми вспышками висевшего над волшебником фаерболла, показалась водная гладь.

Волшебник расплылся в широкой улыбке, похвалив себя, лишний раз за то, что он доучивает заклинания до конца, и, спрятав кинжал назад, за пояс, зашагал к озеру.

Через минуту, он уже умывался и жадно глотал прозрачную, кристально чистую водицу. Перед этим, прочитав заклинание «отчистки», фильтруя тем самым молекулы воды от вредных бактерий. Наполнив магическую фляжку, волшебник стянул с себя тяжелую робу, полностью оголился, и рельефность в меру накаченного тела, предстала лишь одному наблюдателю на обозрение — черной бессознательной сущности, пронизывающей каждый квадратный сантиметр темного леса. Колин окунулся в прохладной воде, и дневная усталость на миг померкла. Еще не много понежился в освежающей массе, и выбрался на берег. Ноющая усталость вновь накатила, лишенная блаженного антидота, и уже не отстранялась назад частыми зевками и потягиваниями. Нужно было искать место для ночлега. Изможденный волшебник, не придумав ничего лучше, решил заночевать у берега.

Вскоре в кронах деревьев, над озером, вынырнула из-за туч и показалась большая бледно-желтая Луна. Колин к тому времени уже уснул в пышных мягких кустах, предварительно натаскав побольше листьев, из которых и устроил себе небольшое ложе. Спать было не очень удобно, но ощущение утомленности игнорировало все не приятные ощущения. Молодой юноша провалился в забытье довольно скоро. Погрузившись в мир Тени, который скрывается в глубине сновидений, где путешествуют все маги, он нашел своего духа помощника, попросив его добыть информацию о западных магах Миралиона.

Позже, вынырнув из мира Тени, он расслабился, и отпустил своего сновиденного двойника гулять по карте снов. Снился ему девичий смех, раззадоривая, и в тоже время, убаюкивая, он то нарастал, то утихал в неведомой дали. Вдруг, грань сна начала расходиться, и этот смех стал ощущаться физическим слухом. Поднявшись, опираясь на ладонь, Колин прислушался повнимательнее. Волшебника быстро привел в чувства, доносившийся со стороны озера самый настоящий смех! Не понимая ничего, Колин, окончательно проснувшись, прокрался поближе, скрываясь в густой растительности, пока не оказался всего в паре десятков метров от источника шума.

Не веря своим глазам, он, наконец, осознал, что любуется на купающихся в озере темных эльфиек. Их было много, наверное не меньше двух десятков. Откуда они взялись в этом лесу, волшебник не знал, и даже не мог предположить. Подступивший к горлу комок, лишал всяческих анализирующих способностей молодого юношу. Столько голых женских тел, и все без цензуры! Боясь, что это иллюзия, и что она сейчас развеется, Колин поедал эльфиек глазами, впитывая каждую деталь, и боялся даже моргнуть. Но это длилось не так уж и долго. Вскоре эльфийки вышли на берег, молча оделись в темную обтягивающую одежду, и незаметно, как тени, которых и вовсе не было, скрылись в темных зарослях. Волшебник уже было, хотел уходить, пресекая все мысли о преследовании, как заметил, что не все девушки покинули озеро. Плавая поодаль, друг от друга, две обнаженные ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (2)
наверх