Извращенцам их же участь...

Страница: 3 из 8

заставить делать все, что он пожелает, и выплеснуть весь бешеный ураган фантазий, накопленный за всю его молодую жизнь.

Он владел магией, он верил, что может сделать все, что просил его вынужденный сожитель, рвущий сейчас штанину. Однако Колин был волшебником, и уже не первокурсником! Весь первый курс адептов учат контролировать свои мысли, желания, пороки, и Колин, честно отучившись, считал, что достаточно продвинулся в самоконтроле. Для этого необходимо было использовать заклинание подавления, и он уже собрался произвести каст, собрав всю энергию в кулак, пусть шаткий, трясущийся от нежелания вдарить, но кулак настоящего волшебника! После, он просто хотел незаметно удалиться, и покинуть молодых извращающихся девушек, вернувшись на курс силовой линии.

Собрался, да так и пропустил момент, когда Иллэйн отвлеклась от совращения молодой подруги, и заподозрила что-то неладное в окружающем пространстве. Сначала она не поняла, в чем дело, но потом, окончательно отвлекшись от своего пикантного дела, сообразила, что где-то рядом идет аномальная концентрация энергии, что могло значить лишь одно — кто-то творит заклинание.

Что произошло дальше, Колину было не суждено увидеть со стороны. Тело вдруг охватил холод, берущий в плен накопленное им тепло, и сводящий его где-то в неведомой точке пространства. Сознание волшебника зависло на бесконечно долгий промежуток времени, и начало угасать, меркнуть и замораживаться. Только адский жар похоти, исходящий из паха, казалось, сопротивлялся больше всего остального. Но и упругий друг, если не сказать — недруг молодого юноши, с вечно бунтарским характером, не смог побороть парализующие чары эльфов. Его напористость замерла, остановилась, но и не собиралась спадать, лишь запечатлелась в анналах бесконечных поворотов Великой Спирали времени. А это были именно они, парализующие чары, и не самого низкого порядка.

Иллэйн не растерялась, соскочив с обнаженного тела подруги с грациозностью кошки, она громко и быстро выкрикнула слова эльфийского заклинания, тем самым, лишив волшебника ответного хода с его стороны. Эльфийские заклинания выше по силе и эффекту, нежели человеческие, поэтому соревноваться с эльфами, не самое лучшее занятие. В том числе из-за этого, оставшийся на тот момент разум Колина... или клочки оного разума, который при всей наигранной серьезности, назвать здравомыслящим ну никак нельзя было, и отказался от идеи овладения этими нечеловеческими созданиями. Но всю эту неделю, ему ужасно не везло, так получилось и сейчас.

 — Что здесь делает человек? Один... да к тому же волшебник? — недоумевающее поинтересовалась молодая Айли, поднявшаяся с травы, рассматривая лежащего в кустах молодого парня. В его синих как летнее небо глазах, отпечаталось напряжение отрицания, переливаясь с накатывающим сексуальным вожделением. Эта противоречивая картина, вгоняла в легкий ступор и непонимание, и что человек чувствует больше, разобрать было сложно.

 — Не поверишь, милая Айли, — игривым шепотом промурлыкала Иллэйн, — Похоже он подглядывал за нами, — она посмотрела на свою молодую подругу, и многообещающе улыбнулась, — И этому человеку, судя по этому, — она указала на вздымающий верх робы бугорок, — Очень даже нравилось, что он наблюдал!

Этот взгляд смутил Айли, она покраснела, и отвела свой взор в сторону, только сейчас осознав, что именно было, несколько минут назад.

 — Ну, я это... пойду, — Айли неуверенно начала поворачиваться спиной к своей старшей подруге, — Сестры, наверное, уже забеспокоились, что нас нет так долго... да, и Элвин, судя по всему, начнет волноваться, — сказав это, она бочком начала отодвигаться от Иллэйн небольшими шажками, то и дело посматривая на нее, словно опасаясь, что и самой придется отведать парализующие чары.

 — Не слова больше об этом недостойном мужчине! — раздражаясь, крикнула Иллэйн, — И не так быстро, — она отвлеклась от рассматривания и ощупывания молодого Колина, достав из-за пояса последнего, тот самый кинжал, с помощью которого волшебник нашел озеро, на берегу которого все и находились, и кинула его в сторону, — Мы с тобой еще не закончили!

 — Ну, ты же понимаешь... мне надо идти, — уже не находя слов для предлога удалиться, Айли развернулась и побежала.

Но не успела она отдалиться на десять метров, как резко остановилась, и упала ничком. Мягко повалившись на пышную траву, не издав ни единого звука, Айли в отличие от Колина, понимала, что с ней сейчас произошло. Понимала, и, тем не менее, не могла поверить. На заставе темных эльфов, расположенной в десятке миль отсюда, старшая жрица Иллэйн была непревзойденной по части темной магии. Заклинание паралича, как раз входило в ее арсеналы, чем сама жрица любила очень часто пользоваться, как оказывается, не только на врагах.

 — Ну, что же ты убегаешь, милая Айли? Чего ты так испугалась? — Иллэйн подошла к смиренно обездвиженному голому телу лежащей эльфийки, и присела на левую коленку, — Ты противишься воле старшей жрицы? Ах, прости, ты же не можешь говорить, — прошептав что-то невнятной речью, старшая повела рукой над личиком младшей, и застывшие зеркальные глазки молодой Айли быстро заморгали и забегали в стороны.

 — Ты пожалеешь об этом... развратная ведьма! Ненасытная паучиха! — первым вырвалось оскорбление, — Все узнают... я всем расскажу! Ты подняла руку на свою сестру! Ты... ты... — глаза Айли налились влагой, и голос дрогнул, — Если ты сейчас отпустишь меня, я буду молчать! Ну, пожалуйста, отпусти меня Иллэйн, — угроза померкла в первом приступе ярости, сменившись осознанием, что только усугубит ситуацию.

 — Все понятно, — расхохоталась Иллэйн, — До тебя дошли эти грязные и пошлые слухи, которые распутные девицы, в истоме страха и наслаждения распускают обо мне на заставе!?

 — Да! То есть... нет! — замялась Айли, — Я уверена, что все это просто слухи... грязные, не правдивые слухи, — она испуганно посмотрела в красные томные и сверкающие глаза Иллэйн, — Я всем буду говорить, что они не правы, и что ты не такая, если отпустишь меня и...

 — Какая такая? — резко оборвала ее старшая жрица, — ... Я не говорила, что эти слухи не правдивы! Более того, я скажу, что они преуменьшены... да-да моя миленькая Айли! — Иллэйн позабавило, как в глазах ее младшей соратницы проявился уже ничуть не скрываемый страх, — Я ведь сказала, что хотела давно с тобой позабавиться! Ты единственная девственница на заставе, как я могла упустить такой лакомый кусочек? Что прикажешь мне делать с тобой?!

 — Отпустить! — взмолилась Айли, уже не зная, остались ли у нее какие-либо надежды на спасение, — Я не хочу с тобой... я хочу первый раз с мужчиной! — молодая эльфийка прослезилась, — Ты мне вообще не нравишься!

Иллэйн разразилась громким, дьявольским смехом.

 — Ты что, серьезно думаешь, что я тебя отпущу, после всего сказанного тобой в мой адрес!? Ну, а что касается твоей просьбы про мужчину, — Иллэйн украдкой глянула на лежащего Колина, — Так уж и быть, я учту твое желание про «первый раз».

 — Что ты... — до Айли не сразу дошло, про что старшая жрица ей намекнула, — Нет... ты же не хочешь... — вопрос померк в устах лежащей темной эльфики, когда зловещая ухмылка Иллэйн стала еще шире, и под лунным светом показались белые зубки, — Иллэйн, нет! Только не с человеком! Это хуже чем с тобой... то есть, я хотела сказать, это же люди, они глупая и молодая раса. Это не понравится Ллос! — уже не находя разумных аргументов, Айли решилась на последнюю крайность, — Паучья королева против подобного!

 — Ллос ничего не говорила про сексуальные межвидовые связи,...  Читать дальше →

Показать комментарии (2)
наверх