Извращенцам их же участь...

Страница: 4 из 8

— игриво замотала головкой Иллэйн, — Ты ведь так хотела с мужчиной, малышка Айли, — Скажи спасибо, что это не простой крестьянин!

Она встала и подошла к Колину. Волшебник лежал, как ни в чем ни бывало, глядя пустым стеклянным взглядом в пространство. Вскинув правую руку, Иллэйн прочитала заклинание контроля, и затем сняла с юноши паралич. Колин медленно и молча поднялся, сейчас он не соображал, им управляла программа Иллэйн. Все, что потребовала бы темная жрица, любая прихоть, исполнилась бы беспрекословно юным волшебником.

Однако это был не простой человек, а волшебник! У него оставался козырь — духовный помощник из мира Тени. Темная жрица не знала об этом. Она приблизительно догадывалась, что по магии Колин еще очень слаб, но обо всех возможностях волшебника, знает только сам волшебник, да и то не всегда. Часто остается что-то потаенное, скрытое в душе, что открывается в 33 года. Ну, или вот такие маленькие сюрпризы, как олли, или неорганические помощники магов, о которых заранее не узнаешь.

Алдарис, дух Колина, вернулся с отчетом о западных магах, и обнаружил сознание хозяина под действием чужих чар. Естественно, ему не понравилось, что кто-то зачем-то ввел хозяина в измененное состояние сознания. Сам Колин, умел входить в него без посторонней помощи, и Алдарис знал об этом, поэтому тут же почуял подвох. Найдя бесконечную точку в пространстве, внутри волшебника, которая являлась его сознанием, Алдарис растянул ее, и связал с нитями энергии физической оболочки. Волшебник начал понемногу обретать сознание, но темная жрица ничего не почувствовала.

 — Подойди к ней, — строгим голосом приказала Иллэйн.

Волшебник сейчас находился, словно под действием алкоголя. Сознание понемногу обретало верх над контролирующими чарами эльфийки, но противиться командам старшей жрицы, Колин не мог, поэтому подчинился. Алдарис рассказал, что произошло с волшебником, тот уже был в курсе. Поблагодарив духа, Колин отпустил его.

 — Разденься! Сними с себя все, — властно потребовала жрица.

Колин развязал матово-черный пояс, бросил его в сторону и скинул темно-синюю робу. Волшебник был красив, и по стандартам даже по стандартам эльфиек считался очень симпатичным. На эльфийской заставе практически не было мужчин, и красота мужского тела для девушек дроу была ну если не в новинку, то уж точно не каждодневным зрелищем. Он ослабил шнурки на свободных штанах, и подобно извивающимся змеям, которым прищемили хвост, они втянулись в металлические дырочки, явно магического характера. Штаны сами сползли под силой гравитации, оголяя сильные ноги; волшебник только перешагнул их и встал, глядя перед собой беспристрастным взглядом. Иллэйн даже облизнулась с улыбкой, думая о чем-то своем, скорей всего грязном и развратном.

Айли тем временем осознала, что с ней сейчас произойдет, с новыми силами начала проклинать соратницу.

 — Ты пожалеешь! Пусть ты и старшая жрица, но верховной матери ты не ровня! Когда мать Улиар узнает, она прикажет тебя выпороть твоей же трехглавой змеиной плетью! Да тебя больше ни одна жрица не признает, этот позор останется с тобой до конца жизни! Ллос откажется от тебя...

 — Довольно! — Иллэйн с раздражением крикнула на лежащую молодую Айли, — Так своевольно пользоваться именем паучьей королевы... — Иллэйн злобно глянула на соратницу, — ... Хватит медлить! Человек, заткни ей рот!

Колин к этому времени уже взял под контроль почти все энергетические нити физической оболочки, которые связывали его с сознанием. Сейчас волшебник имел достаточно воли, чтобы сопротивляться выполнению приказов, но для битвы с темной, сил у него пока не было, поэтому он решил играть по правилам жрицы. Немного замешкавшись, так как прямой ментальный сигнал эльфийки уже блокировался, он понял ее желание дословно, и, опустившись на колени рядом с лежащей Айли, прикрыл ее ротик своей рукой.

 — Что ты делаешь, идиот!? Член ей в рот засунь, а не ладошкой своей прикрывай! — Иллэйн уже не сдерживала властного раздраженного тона жрицы.

У Колина забылось сердце, он уже было решил, что его освобождение раскрылось, и успел разогнать синоптическую активность мозга до максимального предела, чтобы найти как можно больше вариантов решения в этой необычной ситуации. Но эльфийка, судя по всему, списала первичное неподчинение на свой гнев, в котором она не уточнила приказ, поэтому у волшебника все еще оставался его козырь. Однако сердце волшебна от этой успокаивающей мысли биться не переставало. Мало кто знает, но волшебникам до 21 года, заниматься сексом противопоказано. Магическая энергия развеивается, выходит бурным потоком из полового органа, и начинает постепенно угасать. А вот после 21 года, когда маг уже умеет управлять своими чакрами и танкецу, секс становится уже попросту не интересен. Появляется множество других интересных вещей, которые превосходят секс и по наслаждению, и по постоянной наркотической тяге. Вот и страдают молодые волшебники, что не смогли «до», и что уже не хочется «после». Хотя если быть точным, они не страдают, лишь нейтрально вспоминают, не решаясь придать этому ни положительных параметров, ни отрицательных. Колину уже стукнуло 21 в этом году, и желание овладеть женщиной понемногу начинало стихать, потихоньку заменяясь желанием путешествий в Тень.

С женщиной волшебник так и ни разу не был, поэтому с осознанием действительности, после снятия ментальных барьеров жрицы, пришла какая-то блаженная нервозность. Ощущения тела вернулись к Колину, и первое, что он почувствовал — как кровь бурным и ритмичным потоком, играла по жилам, разжигая жар всего тела, который равномерным теплом развевался в окружающее пространство. Когда Иллэйн уточнила приказ, он вдруг почувствовал неугасаемый жар внизу живота, и украдкой посмотрев вниз в поисках причины, понял, что если он не вставит свой член в ротик эльфийке, последний может просто взорваться от напряжения.

Колин перекинул ногу через лежащую на спине темную эльфику, обхватил ее головку своими руками и почему-то остановился.

 — Прекрати! Человек, ты слышишь меня!? — Айли решила обратиться прямо к волшебнику. Внутри горел шарик надежды, что он ее может слышать и понимать, — Тебе не жить, если ты сделаешь это! Я найду тебя... найду и убью, когда ты не будешь ждать смерти, ты будешь муча...

Голос Айли погас, оборвавшись на полуслове. Эта угроза смела последний барьер с Колина. Угрожать волшебнику, значит вызывать его на дуэль. Сейчас дуэли устраивать не было нужды, но вернуть грубые слова в деле, беспомощной эльфийке, лежащей на травке под ним, он мог с лихвой. Сомнений в Колине уже не оставалось, и он, не дослушав до конца угрозу, нежно обхватил длинные торчащие в стороны милые ушки девушки, и потянул за них на себя. Наглым и резким без предупреждения движением, большая и розовая головка члена, надутая почти докрасна, проскользнула между губками, а затем и зубками Айли, потревожив своим присутствием нежный маленький ротик.

Эльфийка всхлипнула, когда ощутила во рту горячий инородный орган, и попыталась выплюнуть его, подталкивая своим язычком.

Член Колина был слишком большой для эльфийки, ведь раса дроу являлась по стандартам роста чуть ниже людей, но и это не мешало Колину использовать ротик эльфийки для получения своего наслаждения. Есть такое человеческое изречение: «Размер не имеет значения», так вот, это из той же оперы. Старания Айли выплюнуть головку члена из ротовой полости, только приносили дополнительное удовольствие волшебнику, и он решил немного помучить молодую девушку.

Он слегка поддался на ее выталкивающие движения, и когда эльфийка поняла, что у нее получается, припала своим язычком к головке члена с новым упорством, полизывая ее с разных сторон, она старалась не думать о том, что делает юноше приятно. Головка члена почти покинула ротик девушки, и Колин не без доли ...  Читать дальше →

Показать комментарии (2)
наверх