Извращенцам их же участь...

Страница: 6 из 8

путь и мужчина этот другой расы, нежели она. Иллэйн не теряя времени, перекинула одну ножку через тело лежащей подруги, и устроилась прямо на личике растерявшейся Айли передом к трахавшему ее волшебнику.

 — Поиграй своим язычком, дорогая, — сказав это, Иллэйн придавила свой клитор прямо к мягким губкам девушки, — Делай это нежно и качественно, как я делала тебе.

Оставив находившуюся под собой молодую эльфийку, старшая жрица встала для удобства на коленки, прижалась попкой к головке Айли, и потянулась руками к Колину. Обхватила его шею и потянула к себе. Когда глаза их встретились, она жарко поцеловала юношу. Поцелуй темной эльфийской жрицы оказался пылким и страстным, язычок так и танцевал сплетаясь с язычком волшебника, в этот момент Айли начала полизывать клитор Иллэйн, поэтому старшая решила получить от этого максимум наслаждения. Иллэйн всегда любила целоваться с кем-нибудь, когда играют с ее киской, это заводило жрицу и придавало ей массу сладострастных ощущений. Юноша почувствовал, как на его попу легла рука Иллэйн, и начала жестко мять и сжимать ягодицы. Не понятно, было ли это приятно, или не приятно, но наслаждения от секса это не уменьшило.

 — Да... вот так малышка, продолжай, у тебя хорошо получается для первого раза... не останавливайся, — Иллэйн оторвалась на миг от Колина, и добавила, — Если, конечно ты лижешь писичку и вправду впервые, — после чего засмеялась. Заметив заминку Айли, она прижала свою попку плотнее к ее личику, не давая возможности ответить, или тратить драгоценное время на обдумывание ответа. Сейчас Иллэйн хотела лишь одного, и это были не разговоры — их время уже прошло.

Ритмичные толчки, которые делал Колин, вскоре стали все слаще и приятнее, и вот он уже не может сдерживаться, отодвигает оргазм как можно дальше, двигаясь медленней, стараясь получить как можно больше приятных ощущений. К тому же, целоваться с одной темной эльфикой, трахая при этом другую, было верхом наслаждения, даже для волшебника. Это взбудораживало в нем бурю порочных мыслей, которые он прятал всю жизнь на задворках сознания. Иллэйн почувствовала напряжение юноши, оторвала от него свой язычок, и словно суккуба жаждущая безмерной и бесконечно похоти, посмотрела ему в глаза.

 — Ты можешь излиться в нее, как сделал в ее ротик. Не сдерживай себя... отдай все до последней капли, пусть она почувствует в себе твою горячую сперму, — жрица облизнулась, и привстала над лежащей подругой, так усердно лизавшей ее киску — то ли от боли, которую ей причинял волшебник, от которой просто нужно было отвлечься, то ли от того, что ей по настоящему нравилось это делать.

 — Нет! Только не в меня! — завизжала Айли, — Не смей, ты слышишь! Прикажи ему этого не делать!

 — Не волнуйся так, дорогая. Радуйся, ведь именно этого ты хотела! — злорадно прошептала Иллэйн, сверкнув глазками и не дав младшей подруге сказать и слова, снова разместилась у нее на личике. Айли начала сопротивляться, дергаться, вырываться, но старшая жрица надежней прижала ее коленками, стиснула ее ручки, и тоненький язычок Айли неминуемо снова повстречался со сладким местом.

Колин сделал последний толчок, засовывая свой член как можно дальше, и первая струя не замедлила выстрелить во влажное, почти мокрое лоно молодой эльфийки. За ней последовала вторая, третья, четвертая, не спадающая интенсивность начала пугать... волшебник не сдерживался, ему начинало нравиться делать то, что не нравится той, в которую он разряжался. Вероятно потому что Айли все же нравилось, но она, как и все скромные девушки, старалась прятать свои желания под маской стеснения и смущения. Юноша вдруг задумался, сколько же спермы он может из себя извлечь, сейчас он заметил, что старшая жрица манипулирует потоками энергии, заставляя его вливать в узенькое влагалище столько, сколько при обычном оргазме ни за что не выделится. За этой мыслью пришла другая — так он потеряет силы, которыми должен попытаться противостоять жрице. Этого нельзя было допускать. Колин все выстреливал плотными струйками, когда внутри стало невыносимо мокро, и сперма начала выливаться из эльфийки, стекая на траву. «Это не дело!» — подумал он, — «Нужно что-то делать. Но, что?».

В этот момент старшая жрица закатила глаза и начала громко дышать и обильно стонать, сильно сжимая ручки молодой подруги; волна оргазма дошла и до нее. Иллэйн еще плотней бедрами прижала головку молодой соратницы, которая довела ее до этого чудесного состояния. Колин понял, что в данный момент жрица себя не контролирует, и нужно действовать. Сейчас, или никогда!

Волшебник отпрянул от молодого и чудесного тела Айли, доставившего ему столько наслаждения. Собрал в кулак всю волю, дремлющую в сердце, всю энергию, накопленную им после того, как жрица сняла с него паралич и, поднимая обе руки в направлении извивающейся жрицы, которая даже не увидела, что происходит, закрывая веки, выкрикнул несколько непонятных слов, которые являлись заклинанием сонных чар. Это было то самое заклинание, из-за которого его выгнали из школы магии. Вернее сказать, заклинание послужило ключевым фактором, если можно — пиком недовольства многоуважаемых мэтров, факт произнесения которого они уже не могли стерпеть.

Память у волшебников тренируется еще на первом курсе, поэтому вспомнить формулу заклинания ему не составило труда. Помнил он и свою ошибку, из-за чего заклинание вернулось к нему самому. Он все учел, все рассчитал, никакой ошибки сейчас быть не должно было, и на этот раз, заклинание его не подвело. Все сработало идеально, и даже слишком... Колин сам подивился своей решительности и ловкости. Выстреливающий струйки спермы член, перестал изливаться только тогда, когда Иллэйн обессилено, свалилась на лежащую под ней Айли. До этого кастующий волшебник, произносящий одно из мощных заклинаний, смотрелся довольно комично, кончая на симпатичных девушек обильными выстрелами.

Прошло еще не много времени, как Айли наконец поняла, что ситуация резко изменилась. Молодая эльфийка грубо спихнула с себя бесчувственное тело Иллэйн, и, облокотившись на левый локоть, правой рукой потянулась к своему влагалищу. Промежность немного ныла болью, из него во всю вытекала сперма. Однако было очень странное ощущение, непривычная теплота внизу живота не проходила и анестезировала болевые ощущения.

Член юноши тут же немного обмяк, после умопомрачительного напряжения, и до волшебника дошла колющая боль в яйцах. Еще бы, выделить столько спермы, пусть и за первый раз в жизни, было без вмешательства магии просто невозможно! Теперь он не будет еще долго думать о сексе... а может быть, начнет думать еще больше.

Боль в промежности у Айли начинала затихать, и глазки эльфийки медленно поднялись до уровня глаз волшебника. Он смотрел на нее и улыбался.

 — Давно? — прошептала еле слышно Айли, приподнимаясь с травы, — Давно ты пришел в сознание?

 — Не буду тебя обманывать, — твердым, но спокойным голосом сказал Колин, — С тех пор, как твоя подруга навесила на меня гипнотические чары.

Айли только сейчас хорошо рассмотрела юношу в полный рост. Его грудь вздымалась в такт глубокого и шумного дыхания, на лице выступили мелкие бисеринки пота, вероятно от концентрации на произнесенном им заклинании. Глаза волшебника сейчас светились силой и уверенностью.

 — Но это же с самого начала!? — без притворства удивились темная эльфийка.

 — Именно так, — кивнул он, но, заметив, как на лице его собеседницы появляется не доброе выражение, поспешил добавить, — На тот момент у меня не было достаточно силы, чтобы противопоставить твоей подруге достойное заклинание... я был вынужден импровизировать, хоть волшебники этого и не любят.

Айли немного расслабилась. Она попыталась войти в положение волшебника.

 — Я понимаю,...  Читать дальше →

Показать комментарии (2)
наверх