Разговоры ветра

Страница: 1 из 3

Разговоры ветра

08.08.09.

Надо что-то делать... Неотвратимость трудного разговора всегда давит мне на психику, особенно когда дело касается близких людей. Мой друг и деловой партнер, Лэм, оказался замешан в неприятную историю с кредитором, из-за чего мог лишиться бизнеса. Вины его в том, собственно, нет. Да ничьей вины нет в том, что американцы — ебланы, и новые автомобили теперь еще долго не будут ходовым товаром в нашей стране. Автоцентр Лэма был мне, мягко скажем, ни к чему — своих убытков хватало, но, не задумавшись над этим очевидным фактом ни на секунду, я принялся разрабатывать план спасения. Мне очень хорошо от этого. Тщеславен, каюсь... Нет в жизни большей радости, чем помогать. Еду на встречу с чувством глубоко выполненного долга. Но с тяжелым сердцем, потому что Лэм — единственный из моих друзей, перед которым мое тщеславие начинает робеть. Я не могу просто заставить его сделать то, что мне надо. Он запросто может отказаться принять помощь, так безобразно замаскированную под кредит. «Что ты собираешься делать?» — спрошу я. «Харакири», — с мягкой улыбкой ответит он. Чертов самурай...

С самого начала все пошло не так. Когда я подошел к нему в кафе и предложил прогуляться к морю, мне показалось, что одним только взглядом он прочел на моем лице все, что я собирался ему сказать. И даже решил, что ответит. Жаль, я не смог разглядеть этого ответа.

Проклятая жара... Стоя на волнорезе под палящим солнцем, я смотрел под ноги, как провинившийся школьник, неуклюже излагающий краткое содержание «Преступления и наказания». И, главное, абсолютно без толку, потому что учительница знала, что бабушку все равно убьют. Выговорив главное, я сконцентрировался и решительно взглянул ему в лицо. Лэм отсутствовал. Умиротворенно-блуждающий взгляд выражал полное единение с космосом. Рядом не хватало только статуэтки Будды и цветущего лотоса. Подавив досаду, я повторил свое предложение. Неожиданно быстро Лэм вернулся на землю и произнес слово «хорошо». А потом улыбнулся. Заметил позорный вздох облегчения, который так некстати вырвался у меня.

Окончательно стушевавшись, я даже не смог продолжить разговор. Мхатовская пауза повисла над головой, как наковальня. И самое ужасное, что Лэм продолжал смотреть на меня исподлобья все с тем же странно умиротворенным выражением на лице. А минут через пять и вовсе выдал нечто несуразное:

 — Ты похож на принца Наруто.

«Что ты курил?» — хотелось спросить, но вслух я произнес:

 — Это какой-то персонаж из японских комиксов?

 — Ну да... Иногда хочется потыкать в тебя пальцем — не нарисованный ли ты?..

Что за черт? Что он хочет этим сказать? Вернее, о чем он говорит? О моей внешности?... Я коротко взглянул ему в глаза. Теплый, смущенный взгляд. Даже не выражение, а траектория его заставила меня похолодеть. Взгляд медленно переместился с моих глаз на... губы. Задержался там на секунду и, застигнутый мною, резко упал под ноги. Вихрь мыслей проносился в моей голове, одна «интереснее» другой.

 — А что этот персонаж делает? — спрашиваю.

 — Спасает мир.

 — Ну, тогда это точно не я, — улыбаюсь в ответ.

Стоп. Зачем я стараюсь перевести все в шутку? Я вдруг отчетливо понял, что пытаюсь избежать объяснений, потому что мне не хватает сил... Не понимаю, не могу принять того, что только что увидел. Сердце мое бешено колотилось, я чувствовал себя загнанным зверем. Видимо, реакция защиты заставила меня сделать самое худшее из того, что можно было сделать в этой ситуации. Я набросился на него с обвинениями...

 — А почему ты мне это говоришь? — я нервно ходил из стороны в сторону, — скажи, почему ты поддержал меня, когда я пришел в дело, начал раскидывать всех с насиженных мест и заводить свои порядки? Почему ты стоишь все эти годы за моим правым плечом и беспрекословно подчиняешься каждому слову? Ты ведь намного сильнее меня! Что это за извращенная логика — служить тому, кто заведомо слабее и может в любую минуту сам себя сожрать заживо, не выдержав напряжения?

Не поднимая глаз, Лэм медленно съеживался и оседал под моими словами. Чем сильнее я нападал на него, тем глубже он замыкался.

 — Или ты что — вообразил себя моим самураем, и следуешь своей японской философии?? Неувязочка вышла — я не спасал тебе жизнь!!! А может, не в этом дело? Может, ты прекрасно понимаешь, как сильно я от тебя завишу, и тебе нравится быть «серым кардиналом»? Ты искусно дергаешь за ниточки?? Но нет — тебе стало этого мало, и теперь ты строишь из себя гея и говоришь мне, что я похож на принца Наруто, чтобы я полюбил тебя еще сильнее???

Продолжить монолог мне не дал сильный удар в челюсть. Я даже не понял, как очутился на земле.

 — Ты идиот!!! — запинаясь, выдавил из себя Лэм, — ты не сможешь полюбить меня сильнее!!! Сильнее, чем я люблю тебя!!!

Он бросился к машине. Где-то наверху, мне показалось, раздался девичий вскрик. Раздавленный и опустошенный, я лежал на песке, и не знал, куда смотреть — в след уходящему другу, в ту сторону, откуда раздался крик, или на свою руку, которая оказалась в крови, после того, как я приложил ее к лицу...

Очухавшись, я направился в кафе. Не имело смысла оттягивать разговор. Выстроившиеся в каре друзья встретили меня обескураженными лицами и гробовой тишиной. Рита от волнения несколько раз встала и села обратно в кресло. Я нашел глазами Катю. Видела, все ясно... Слышать-то конечно никто не мог. Возможно, мне показалось, но я заметил в Катиных глазах нечто похожее на осуждение. «Чем же ты ухитрился так его разозлить?» — будто бы спрашивала она. Эрик и Алексей, напротив, были преисполнены праведного гнева.

 — Это что за на хуй? — только и смог сказать Эрик.

 — Инцидент и его последствия мы обсудим завтра, в 8 утра, в спортшколе, в моем кабинете. Всем подкорректировать свое расписание. До означенного времени с Лэмом никому не общаться. Никому, — повторил я с нажимом, глядя на Катю и Риту.

Я удивился, как спокойно прозвучал мой голос. Нет, это не спокойствие... Больше похоже на обреченность. Почти ничего не видя перед собой и пошатываясь, я пошел к машине. И, еще не доехав до дома, ощутил нарастающее волнами, мучительное чувство... Как в детстве, меня бросало в пот, тошнило, сердце колотилось где-то в горле. Давно со мной этого не случалось... Очевидно, всю ночь я буду метаться между ванной и спальней с температурой под сорок. Проклятый организм... Ворвавшись в дом, я кинулся к унитазу. Меня несколько раз вырвало, после чего я попытался унять дрожь, встав под горячий душ. Но даже под согревающими струями меня колотило, как в лихорадке.

Словно чумной, я слонялся по комнатам, оттягивая момент, когда, наконец, улягусь... Ведь тогда придется начать думать обо всем этом. Искать ответы. Выход из ситуации. Какой, к черту, выход?... В отчаянии, я упал на диван перед камином и начал скулить, как раненый пес. Мне было противно и жалко себя одновременно. Но отсутствие хоть какой-то надежды на спасение заставляло просто лежать и реветь. Столько, сколько возможно.

Выплакавшись, я уставился в потолок. Перед глазами то и дело возникало лицо Лэма. Словно слайды, мелькали минуты нашей жизни. Вот он стоит на пьедестале юниорского чемпионата Европы, виновато прижимая к груди серебряную медаль... Вот спит в шезлонге на веранде, с моей годовалой дочерью на груди... Вот хладнокровно, одним ударом вырубает в драке человека, кинувшегося на меня с ножом... А вот нежно скользит взглядом по моим губам... Черт! Черт!! Черт!!!

Куда я смотрел все это время? Если он сказал правду (а он сказал правду), то когда он понял, что любит меня? И как именно любит? Блин, а как можно любить? Я начал перебирать в памяти все, что происходило с ним за последние несколько лет, ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх