Из гангстера в шлюхи

Страница: 1 из 6

Два года назад, я был членом семьи Чиччо в Чикаго. Я был не на высших руководящих постах в организации, так как не был итальянцем. Однако, я поднимался наверх в мафии, и имел неплохой доход. У меня было все, чего бы можно было пожелать, любые девочки, которых я хотел, и делал, что хотел. Но однажды я влип. Я трахал одну из жен члена мафии. Очевидно, что он был не в восторге от этого, также как и моя жена. Это история о том, как моя жизнь резко изменилась, после того, как меня навестил Тони Чиччо.

Я видел, как Тони подъехал в тот день, но меня это не встревожило. Он обычно раз в неделю заезжал за мной. Я открыл ему и пригласил внутрь. Я трахал его жену уже около полутора месяцев, но я был спокоен и держался уверенно.

«Сэм, у меня есть к тебе дело. Оказывается, что ты суешь свой маленький член куда не следует.»

Я не был уверен, знает ли он или просто говорит о другом деле, куда мне не стоило соваться, поэтому я попытался это замять.

«Тони, если ты говоришь о том деле с мэром, то я могу отвалить. Я не знал, что ты тоже в этом деле.»

«Не совсем о том. Я говорю совсем о другом.»

Он достал видео кассету из куртки и подошел к видео магнитофону. Он вставил ее и нажал play. То, что я увидел, меня потрясло до глубины души. На видео его жена и я в очень компрометированной позиции. Очевидно, что он умудрился как-то спрятать камеру в спальне. Теперь я был уверен, что со мной покончено. Я не мог понять, зачем он утруждает себя, разговаривая со мной об этом. Обычно такой косяк — это верная смерть, без предупреждения. Я оглянулся и увидел мою жену в дверном проеме. Тони подозвал ее.

«Сэм, я очень расстроился, когда увидел эту кассету, и хотел мучительно прикончить тебя. Семья выдала мне разрешение на вендетту. Но я призадумался. Если я тебя прикончу, то твоя несчастная жена Мэри будет оплакивать такой кусок дерьма. Я показал ей кассету. Нечего и говорить, что она была тоже расстроена. Я сказал ей, что собираюсь убить тебя, но она умудрилась отговорить меня от этой затеи. Для тебя мы избрали другую участь.»

«Что же?» спросил я, чувствуя облегчение, что моей жизни ничего не угрожает. Что угодно, только не смерть.

«Я узнал, что ты трахаешь мою жену месяц назад, я установил камеру в спальне, нанял детектива, который следил за тобой круглые сутки. Ты и сам видишь кассету. У меня также есть улики по трем твоим последним аферам, уверен, что окружного прокурора это бы заинтересовало. Взгляни.»

Он вытащил кассету из магнитофона и вставил другую. На экране отчетливо было видно мое лицо. Это была кража бриллиантов, которую мы провернули две недели назад. Мы утащили миллион долларов в камнях, ушли от преследования, и не оставили никаких улик. На экране были засняты еще пару дел, которые мы провернули.

«Мэри придумала хорошую альтернативу, чем просто пристрелить тебя. Мне понравилась ее идея. Мы могли бы не убивать тебя, а просто отдать кассеты копам, и тебе хана. Не знаю, захочешь ли ты поблагодарить свою жену, но она сохранила тебе жизнь.»

«Что мне предстоит?» спросил я.

«У Мэри есть подруга, которая работает в психологическом институте, который изучает сексуальность особей. Она мне рассказала несколько историй о том, что они делают, и я думаю, это будет хорошее исправление для тебя. Ты будешь посещать четырехмесячную, интенсивную терапию. И после этого ты свободен. Я не думаю, что после этого ты вернешься к Мэри, но вместо этого ты будешь живым человеком, а это лучше, чем быть мертвым или сидеть в тюрьме. Если ты вздумаешь бежать оттуда, не только мы будем искать тебя, но я также передам кассеты копам, и им непременно захочется тебя расспросить. Если сбежишь, молись, чтобы я тебя не нашел, потому что потом я не предложу тебе никаких альтернатив.»

Мне грозило от 15 до 20 лет за вооруженное ограбление, и немного подумав, я согласился. Кроме того, какие-то четыре месяца? Для меня это раз плюнуть. Я также думал, что вся эта психологическая хрень лишь пустая трата времени и не парился по этому поводу.

«Хорошо, я так и думал, что ты согласишься. В институте для тебя уже готова комната. Завтра рано утром я отвезу тебя туда.»

Я пошел спать в тот вечер (естественно в одиночестве) и спал довольно хорошо. В конце концов, я останусь в живых. И неважно, что придется провести четыре месяца в институте. Скоро я выйду оттуда и снова буду трахать разных шлюх. Меня разбудил утром Тони, сильно растолкав меня.

«Просыпайся. Пора начать новую жизнь.»

Я вылез из постели и оделся. Побрился и позавтракал, затем мы сели в машину и отправились в институт. Тони напомнил мне, что будет получать ежедневные доклады от сотрудников института о моем прогрессе. Он сказал, что, если я не буду всецело сотрудничать, тогда он навестит меня, и этот визит будет не из приятных. Минут через сорок мы прибыли на место. Нас встречала прекрасная, грудастая медсестричка. И я подумал, что это будут не такие уж плохие четыре месяца. Я начал вытаскивать мою сумку из машины, но сестричка остановила меня, сказав, что мне не придется ни в чем нуждаться, меня обеспечат всем необходимым. Я закинул сумку обратно в машину и попрощался с Тони.

Медсестра повела меня в мою комнату и сказала, что мои первые процедуры назначены на 10—00. Я огляделся в комнате и подумал, что тут раньше жила девушка. Комната была в розовом цвете, повсюду кружева и банты. Простыни на постели были из розового атласа. Она сказала, что мне надо сделать прививку, конечно, если я не докажу, что меня прививали за последние три года. Очевидно, что доказать этого я не мог, поэтому стащил штаны и наклонился. Я почувствовал короткий укол в ягодицу, и она ввела в меня какую-то жидкость. Ту же операцию она проделала и с другой ягодицей. Затем она сказала, чтобы я разделся и, что все пациенты носят ту одежду, которую выдают в их госпитале. Раздеваясь, я аккуратно складывал свои вещи.

Когда я разделся до трусов, медсестра сказала, чтобы я и трусы снял. Я был слегка возбужден, стоя обнаженным перед прекрасной женщиной. Она протянула мне халат, светло розовый халат. Она, наверное, увидела мое замешательство и сказала, что это все, что у них есть. Забрав кипу моей одежды, она сказала, что вернется в 10—00, и чтобы я чувствовал себя как дома и почитал кое-какие журналы. Я решил немного изучить комнату и подошел к гардеробу. Открыл шкаф и увидел, что в нем не было ничего, кроме развешанных женских вещей. Платья, юбки, блузки. Внизу в ряд выстроились женские туфли на высоком каблуке. Рядом со шкафом стоял комод с зеркалом, я заглянул в комод.

Верхний ящик комода был наполнен лифчиками и трусиками, все с кружевами и рюшем. Во втором ящике было разное женское белье, бюсты, чулки, подвязки для чулок и корсеты. В следующем ящике — купальники разных видов. Купальники были именно такими, какие я хотел бы видеть на своих девочках, они еда прикрывали женское тело. Я любовался трусиками, и надеялся увидеть одну из медсестр в этих трусиках. Я пошел в ванную и увидел там разные виды лосьонов, крема, парфюмы, спреи, тампоны и прокладки. Я подошел к настенной полке в моей комнате и увидел разнообразные журналы, женские журналы. Гламур, Космо, Вог, Космополитен. Великолепно, подумал я.

У института, определенно, не хватало помещений, потому что они меня поселили явно в женской комнате. Я решил просмотреть журналы и сел на постель. Через короткое время вернулась медсестра.

«Уже 10 часов. Время для вашей первой процедуры. Доктор Тэтли скоро появится. Пока она не пришла, мне нужно одеть вам женский браслет.»

Я понятия не имел о чем она говорит, и, казалось, что не очень то и хотел знать. Браслет, о котором я упомянул выше, пристегивался вокруг основания пениса. Когда член напрягался, браслет сжимался сильнее и посылал сильный электрический разряд яичкам и простате, причиняя огромную боль. Это продолжалось до тех пор, пока эрекция не спадала. Внизу этого браслета была металлическая штука, застегивающаяся не яичках. Все это ...

 Читать дальше →
Показать комментарии
наверх