Отточенная спица

Страница: 1 из 6

Часть первая. Первый день испытаний.

Остро отточенная спица медленно пронзала ей левую грудь. Хотя грудь ей уже кололи сегодня булавками, иглами для шприца, прокалывали соски, капали на них расплавленным воском, что она воспринимала достаточно стойко — тут не удержалась, застонала и слезы боли побежали из её глаз по щекам.

Юноша, остановил экзекуцию, и посмотрел ей в глаза — «Ты сама этого хотела. Мне прекратить?» — «Нет, не надо, я все выдержу, продолжай» — сказала она тихо искусанными губами — «Не обращай внимание на мои стоны, и если хочешь, заткни мне рот, чем нибудь».

Она действительно этого хотела. Вернее, хотела, конечно, не пыток. Она хотела быть со своим Славой, и потому согласилась на выходные отдать себя ему всю — что бы он с ней делал все что захочет — таким было условие дальнейших встреч.

Познакомились они на одной из вечеринок у общих друзей. Стас, блиставший в компании, мельком обратил на неё внимание, а она и растаяла — потом весь вечер пыталась всячески ухватить его внимание — максимально возможно расстегивала блузку, демонстрируя ему грудь, вставая рядом с ним, делал так что бы он невзначай коснулся бы ее. И в конце концов её усилия не пропали даром, уже в изрядном подпитии ей удалось вместе с ним уединиться в туалете, где она позволила ему себя всю облапать, а сама сделала, как ей казалось, незабываемый минет: не просто заглатывая член, запихивая головку глубоко в себе горло, и ухитрившись, при этом, облизать ему яички и даже дотянуться язычком до ануса.

Но, не смотря на минет, Стас на девушку так внимания и не обратил — у него не было недостатка внимания со стороны девчонок, и многие за его внимание были готовы платить глубоким минетом.

Узнать, где он живет было делом техники. И она часто караулила его у подъезда, одевая экстремально откровенную одежду, а иногда, не смотря на достаточно позднюю осень, вообще надевала только куртку на голое тело, которая чуть-чуть прикрывала её попу, и в таком виде встречала его с работы.

Правда это не могло растопить его сердце. Хотя действительно, он лапал ей грудь, щипая соски, и даже пару раз разрешил сделать себе минет, прямо в подъезде своего дома. Для него это было в пределах допустимого, но эти мелкие знаки внимания, давали ей каждый раз усиленную надежду, что усилия ее не напрасны.

Славу подобная ситуация начинала нервировать — других девушек привести нельзя, соседи косятся, друзья смеются. При этом отвадить её не получалось — она неизменно утром или вечером она встречала его мелькая голыми ляжками и пытаясь продемонстрировать, что под одеждой у неё ничего нет. А любые наезды, и даже удары встречала с благодарностью, как знаки внимания.

В конце ноября стало ясно, что следует чётко определить status quo, и он предложил ей встретиться в парке недалеко от дома. Не смотря на выпавший снег накануне, она приходит опять в куртке надетой только на голое тело. Он пытается сказать что ситуация ему вообще не нравиться — но она его не слушает, они в кое то веки оказываются наедине. Холодно, в парке никого народу нет, темно, да и лишь где то вдалеке видны собачники, выгуливающие своих питомцев. Поэтому она сбрасывает куртку, оставаясь только в сапожках, садиться перед ним на колени, и обхватив его ногу, рыдая, начинает объясняться ему в любви. На все доводы Славы, рыдая, продолжает говорить, что будет любить его всегда, что он может любым образом испытать её любовь, она готова ради него на все.

Наконец он понимает, что действительно избавится от нее беседой не получиться. И обещает с ней встречаться, если она проведет с ним два дня, воплощая все его фантазии. Она слушала, и не верила своему счастью, кивала, и повторяла, что готова на все и от него она готова принять все.

«Хорошо», — он оценил сидящую перед ним на коленях в снегу голую девоченку, сразу придумав первое испытание — «тогда завтра к шести утра подходи к моей машине, только одежду одевать не надо — голенькая ты мне нравишься больше, и сапоги тоже, приходи голенькой и босой, поедем ко мне на дачу».

Развернулся и быстро зашагал прочь. Она ошалела от предложения, для нее это было идеалом — она ведь и сама хотела безраздельно принадлежать ему, сама готова была предложить себя и свое тело в полное владение Славе — что бы он делал с ней все что захочет; и тут он сам именно это и предложил.

Девушка так и сидела обнаженная, коленками в снегу, глядя на удаляющуюся фигуру своего любимого мужчины, не чувствуя холода, в состоянии легкой эйфории, не боясь, что её кто то может увидеть. Наконец смысл сказанного дошел до нее, и не дожидаясь завтрашнего дня, желая проверить себя, она сняла с ног сапоги и медленно поднялась с колен, взяв сапоги и куртку в руки

Стас не был извращенцем, он даже надеялся, что таким предложением напугал её, что может хождение голой и босиком по снегу её отрезвит, и она не посмеет или даже не сможет подойти к его машине завтра. Хотя на всякий случай, дома отсмотрел сессии BDSM, примерно прорисовывая сценарий предстоящих выходных и возможных испытаний для девушки.

Она же ни секунды не сомневалась, что завтра придет. Накинув куртку, но даже не подумав надевать сапоги она отправилась домой, где залезла в теплую ванную, что бы отогреться и привести себя в порядок. Вся ныла от предвкушения предстоящих выходных — представляла как она будет делать ему минет, как он будет иметь ее, грубо, жестко. Кусать соски, и выкручивать их. Готова была к тому, что он ее свяжет и будет бить, по заднице, по спине, животу, бедрам и грудям и представляя это возбуждалась — да, она готова воплотить любые его фантазии, и была убеждена, что сможет выполнить любую его просьбу.

От возбуждения и ожидания завтрашнего дня спать совсем не хотелось, и поэтому она решила посвятить эту ночь оттачиванию красоты своего тела. Её тело должно быть готово к испытаниям, и полностью удовлетворить любимого. Она несколько раз прошлась эпилятором везде, где смогла достать, не смотря на боль, эпилятором вырвала волосы на лобке и в подмышках. Долго полировала ногти на ногах ей же босиком идти по снегу, пусть увидит её аккуратные ноготочки, так же внимательно подготовила ногти на руках. Тело много раз покрывала кремом, стараясь использовать жирный. Вставила свечку для аромата во влагалище, и сделала несколько очистительных клизм, добившись, что бы вода из попы вытекла только чистая, и на всякий случай так же использовала в попу ароматическую свечку — пусть Стас знает, она для него открыта в любом направлении. Понимая что вряд ли в течении ближайших дней на ней будет хоть какая то одежда, в квартире она ничего на себя не надевала, ходила только голая, лишь изредка выглядывая в окно, пытаясь определить, когда на улице никого не будет, и она сможет спокойно выйти, не опасаясь нарваться на соседей или подвыпивших тинэйджеров, которые будут не прочь использовать тело подготовленное для Славы, в удовлетворение своих гормонов. Ближе к четырем утра на улице все стихло, падал снег хлопьями, а сидеть ждать она больше не могла — и она вышла за порог. Ступней сражу же почувствовав холод кафеля, но понимая, что дальше ей еще по меньшей мере два часа толкаться на улице решила даже не оглядываться на дверь, что бы не передумать. Дабы случайно никого в подъезде не встретить решила ехать вниз не на лифте, а спуститься пешком по лестнице. Она шла медленно вниз, аккуратно ступая голыми ступнями по кафелю лестницы прислушиваясь к звукам в уснувшем доме. К её счастью дом спал. И даже запоздалый прохожий не зашел погреться в подъезд. Поэтому ничто не задержало её выхода на улицу, где сразу же набежавший ледяной ветер заставил её съежиться, сжав соски в точку. Она даже не почувствовала холода ногами от снега, так её съежило ветром. Лишь через несколько секунд, чуточку попривыкнув она смогла начать движения отдаляясь от дома. Стараясь идти не по дороге, что бы ни на кого не нарваться,...

 Читать дальше →
Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх