Таня

Страница: 1 из 3

1... Три друга стояли на крыльце продовольственного магазина. Было всё: бутылка портвейна, даже два сырка, хорошее настроение. Но где? По асфальту и всему остальному городскому миру настукивал мерзкий осенний дождик...

Идти в подъезд — рано: слишком много будет входящих и проходящих — суббота. Сквер — тоже не выход: сыро...

 — Пошли к Таньке в садик? — предложил Вовка. — У неё сегодня дома никого нет: тётя Инна в Мурманск улетела, к мужу. А Ларка у бабки в Соломбале. У них в садике — беседка. Посидим спокойно. Ну, как?...

 — Конечно, пошли. А то я скоро слюной подавлюсь, — хохотнул Санька. — Ты, Саш, согласен?

 — А нам, татарам, один хрен, что ебать, что ёбанных оттаскивать... Пошли...

И три друга нырнули под дождь. Два квартала миновали быстро, повернули на улицу, на которой стояли старые особняки, за высокими досчатыми заборами Вовка толкнул калитку...

Кусты акации, красной смородины, малины, рябина, несколько берёз...

От калитки деревянные мостки тянулись прямо к небольшому домику в глубине двора. Перед фасадом, чуть в стороне, качели и небольшая беседка со скамейками и небольшим столиком...

 — О, спасибо, Вовик, — Сашка сел на скамью и выставил на стол бутылку.

Санька вытащил сырки, а Вовка — складной стаканчик.

 — Ну, поехали! — Санька опрокинул в рот первый стаканчик.

... После второго круга, закурили все трое. Дым, ленивыми пластами, поплыл под дождь.

 — А они кто? — полюбопытствовал Сашка, кивнув в сторону домика.

 — Роберт — первый штурман на «Иртыше». В загранку ходит. Тётя Инна — домохозяйка. Танька в аптеке работает. А Ларка — в шестой класс ходит, — доложил с готовностью Вовка.

 — А Танька-то большая? — продолжал выспрашивать Сашка.

 — Да нет: лет восемнадцать.

 — Симпатная подруга, — облизнулся Санька.

 — А ты откуда знаешь?

 — Да видел тут как-то.

 — М-да, — подтвердил Вовка. — Только дура-дурой.

 — В постели этого не видно, — засмеялся Санька. — Ладно: размечтались... Сашка, наливай.

Сашка повернулся к бутылке и увидел: от угла дома, от мостков, шла девушка...

Невысокая... Светлые волосы, зачёсанные на прямой пробор, круглое личико, серые большие глаза, аккуратный носик, небольшой рот, приятные на вид губки. И фигурка — ничего. Короче: Сашке девушка понравилась...

 — А почему без разрешения? — строго спросила она, останавливаясь за два шага от беседки. — Володя, так же нельзя.

 — Таня, ну извини... Мы на минутку зашли... Думали: ты на работе, — шутливо оправдывался Вовка. — Вот, знакомься: Сашка... Он раньше с нами в 11-й школе учился. А сейчас: в 19-й. У Речного...

Таня сделала ещё два шага и протянула Сашке руку: — Таня.

 — Саша, — Сашка осторожно пожал небольшую тёплую ладошку.

 — Но больше, Володя, так не делай... Спрашивай разрешение, — нравоучительно сказала Таня. — Некогда мне с вами: у меня суп варится...

Она ушла.

 — Ну и как? — Санька весело, с хитринкой, посмотрел на Сашку. — Стал бы?

 — Да иди ты, — чуть смущённо огрызнулся Сашка.

 — О! Это дело надо отметить! — Вовка полез в карман. — У кого сколько? У меня сорок две копейки.

 — Двадцать пять, — Санька выложил на столик пятаки. — Итого: шестьдесят семь.

 — Держи народ! — Сашка торжественно выложил полтинник.

 — Эх, двух копеек до сырка не хватает, — Вовка рьяно поскрёб затылок. — Ладно: пошли. У Кольки, через дорогу живёт, «стрельнем»...

Три друга поднялись со скамеек...

...

2... А через месяц с небольшим, Сашка вновь встретился с этой девушкой, по имени Таня. Как это случилось — тема неинтересная — главное: это случилось...

 — Здравствуй, — тётя Инна, мать Тани, протянула руку, внимательно-испытывающе глядя на Сашку.

 — Здравствуйте, — смутившись откровенного взгляда, ответил Сашка.

 — И чем вы занимаетесь, будущий зятёк? — с хитрецой улыбнулась тётя Инна.

 — Да в школе учусь. В десятом классе...

 — Ну, проходи, — тётя Инна отступила в сторону, давая возможность Сашке войти в дом.

Сашка вошёл...

Дом... А какой дом — домик: прихожая-кухня, две маленькие комнатки впереди, и одна «боковуха» — комната сестёр: Тани и Ларисы...

Но Сашке понравилось бывать здесь... Тётя Инна оказалась приветливой женщиной. Правда, он заочно побаивался самого хозяина — Роберта Викторовича, но тот чаще был в море, чем на берегу.

И чем они занимались?... Сашка и Татьяна?...

Чаще всего, сидели в маленькой комнатке и, когда Ларки не было дома — любили целоваться. А однажды Сашка, обнимая Татьяну, совершил маленькое открытие: через большое зеркало на стене можно было разглядывать Таню со спины и, обнимая, как бы невзначай, приподнимать подол её платья. Да, Сашке было всего семнадцать, но «дружок» уже вздрагивал, готовый для основного своего назначения...

А однажды...

Однажды тётя Инна срочно собралась к мужу. И уехала вместе с Ларисой. И попросила Сашку помочь по хозяйству — вода, дрова... И Сашка в первую ночь остался ночевать. Конечно, он не рассчитывал на половую близость, тем более, что Таня всё же побаивалась оставаться наедине — и пригласила старушку, соседку...

Ночь прошла мирно, но рано-рано утром, когда старушка крепко похрапывала, Сашка пробрался в комнату, где спала Таня и растряс её ото сна... Не надо забывать, что Тане было 18-ть и у неё тоже чесалось в одном месте. Так вот: Сашка садится на край постели и медленно забирается рукой под одеяло. Гладит грудь через материю «ночнушки», затем ладонь скользит по животику и — у него это было впервые в жизни — касается края трусиков. Таня молчит. Тогда Сашка осторожно забирается пальцами под материю трусиков и добирается до растительности заветного треугольника...

«Друг», естественно, принимает боевую стойку, стараясь вырваться из плавок...

 — Не надо, — тихо-тихо шепчет Таня и убирает Сашкину ладонь с «треугольника». При этом действии одеяло чуть съезжает в сторону и Сашка в свете наступающего дня видит красивую ножку. Видит всю: от пальчиков до бедра.

 — Иди, спи. Рано ещё, — опять шепчет Таня, натягивая на себя одеяло. Но Сашка не сдаётся, а нагибается, крепко целует Таню в губы. И Таня уступает... Она заставляет Сашку встать и начинает, закрыв глаза от наслаждения, поглаживать «друга» через материю плавок. А Сашка, осмелев, приспускает плавки, выпуская «друга» на волю. А Таня, словно не заметив этого, продолжает гладить «его». Сашка, обалдев от наслаждения, стоит не шевелясь. И только почувствовав как «живая вода» рвётся упругой струёй, Сашка отступает на шаг. Смущённо отворачивается и быстро натягивает плавки. Оглядывается. Таня лежит под одеялом, прикрыв глаза.

Сашка осторожно, на цыпочках — не дай бог разбудить старушку — пробирается к своей постели. Ложится... Но сон уже не идёт — Сашка вспоминает Наслаждение...

...

3... Приходит весна. Все эти месяцы, начиная с августовской встречи в маленьком садике, Сашка, по-юношески, влюблён. Он бывает в уютном домике почти ежедневно. Становится, по сути, членом семьи. Тётя Инна, всё чаще и чаще, называет его «зятьком». Он участвует в семейных торжествах, ужинает за одним столом, колет дрова, носит воду, срывает снег с крыши...

А на уроках, на обложках тетрадей, пытается изображать любимый образ...

Но апрельская капель возвещает не только ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх