Понимание

Страница: 2 из 2

кривые и «лысые». Что там у неё в сумке? Наверное, тампон ставить. Это праздник для Кости. Он обожал за этим наблюдать.

Нет?

Это же сигареты. Разве она курит? Зачем она взяла в рот эту гадость?

Это же неправильно!

Костино сердце невероятно билось от шока. Ему не приходилось видеть, как его мама курит, но сказать, что ему стало противно, он не мог. Он продолжал делать себе приятно, наблюдая за тем, как его мать, вся голая, подожгла сигарету зажигалкой, вдохнула так глубоко, что ему показалось, будто за один вдох вся сигарета мигом превратится в пепел. Но этого не произошло. Вредная привычка оказалась не такой уж и пагубной. Костя поймал себя на непонятной себе мысли — он сгорал от желания, чтобы она вновь вставила в рот сигарету. Тем временем его мать выдохнула столько дыма, что хватило бы заполнить всю ванную. Она присела на унитаз спиной к нему, включила воду в умывальнике и продолжила курить. Кожа Кости напоминала кожу человека с высокой температурой. Он уже не смотрел на её грудь, на волосы в подмышках, на волосы внизу живота. Он смотрел на её рот, который жадно глотал дым, а затем выпускал его на волю под струю воды. Сигарета быстро превратилась в окурок, который его мать бросила в унитаз и смыла водой. Умыв лицо под той же струёй воды, она включила горячую воду и достала из сумки зубную пасту и щётку, положив их на раковину. Когда вода наполнила ванну буквально сантиметров на двадцать, она легла туда лицом к сыну (Ура!), о взгляде которого не подозревала.

Костя не верил в это. Что ж, бывает всякое. Матери его одноклассников курили, но он думал, что его мама никогда не закурит. Но это случилось. Только зачем она делала это в ванной? Наверное, она собирается скрыть это от него? Но Костя не хотел. Что же это за семья, если друг от друга есть тайны? Что мама от него скрывала? Он покупал ей, если надо, прокладки и тампоны, она не стеснялась при нём оголять грудь. Правда, трусы она снимала редко. Она позволяла ему делать ей массаж, он натирал ей грудь два раза. Она не боялась настолько ему довериться. Мама лишь предупредила его, что будет некрасиво рассказывать о таких вещах другим людям. И он молчал! Молчал, как рыба. В первый раз он был в недоумении от того, какая её грудь на ощупь. Мягкая, будто пакет с водой. И тёплая. Только вот сосочки сначала были мягкие, а потом так вздулись, что он спросил: «Мам, тебе холодно?» Но Анна смутилась, улыбнулась и сказала, что всё нормально, чтобы Костя не переживал. Объяснить себе, как ей может нравится, что сын гладит ей грудь, она не могла. Но Косте это было не нужно. Никаких объяснений. Делаешь, что приятно. Но себя он трогал, только если была полная уверенность того, что никто не видит. И только если он видел свою мать голой.

Часть третья.

Была полная темнота, если не считать свет в ванной, что еле-еле пробивался в комнату из коридора.

 — Массаж мне сделаешь?

 — Да, давай сделаю, — Костя встал с кровати. — Ты к себе ляжешь?

 — Давай я тут лучше лягу, — Анна сняла халат.

Костя в ничтожном свете разглядел её формы. До них рукой подать. Только не нужно торопиться, ещё всё впереди.

 — Вот тебе крем новый, Костенька, — она протянула ему флакон. — Осторожнее, он открытый.

 — Хорошо, мам. Я осторожно.

Она легла на живот и сложила руки по подбородком. Костя сел сверху и налил в руку крема. Постепенно он растёр его полностью по спине и принялся массировать мать. Она тихо постанывала, если ей было особо хорошо. Когда её сын перестал массировать спину, он опустился чуть ниже, к ягодицам. Их ему массировать ещё не приходилось. Но он набрался смелости и начал наносить крем на её кожу.

 — Класс, — протяжно произнесла Анна.

Костя ничего не ответил. Он приблизился к её ягодицам очень близко и почувствовал вперемешку с запахом крема какой-то иной запах, который раньше ему слышать не приходилось. Но мальчик не был глуп, потому что благовоние чем-то напоминало запах его секретных областей. Он догадался, что так его мать пахнет там. Но этот запах усиливался. Что же это значит?

Анна повернулась на спину, привстала и погладила сына по лицу.

 — Спасибо, сыночка, — она поцеловала его в щеку ещё раз.

 — Мам, от тебя сигаретами пахнет?

Вот это да! Она забыла почистить зубы! Анна хотела ответить, что это ему кажется. Но вдруг подумала, что чем врать, как ребёнок, лучше просто сказать правду. Он догадается, что она врёт, и какой пример это будет? А какой пример будет, если он узнает, что она курит? Нет, первое лучше.

 — Да, немного пахнет.

 — Ты курила?

 — Немножко. Извини меня.

 — Ничего страшного. Просто тебе в ванной тяжело, наверное, ты бы лучше возле окна. А то там можно задохнуться.

 — Спасибо тебе, Костенька, за то, что ты меня понимаешь. Я виновата. Просто не повторяй за мной. Это глупость. Я клянусь, что скоро этого не будет.

 — Как хочешь, если тебе это нравится, то я как вообще могу быть против? Мне не мешает, если ты об этом.

Поверить тяжело. Она сидела перед ним совершенно обнажённая. Если бы свет включился, она тут же прикрылась бы. Но так в темноте Костя видел её силуэт. От этого ему захотелось снять с себя бельё, потому что стало тяжело и немного даже больно.

 — Я побрилась только что. Больно немного. Ты натрёшь мне там кожу?

 — Натру везде, просто покажи, где.

 — Так устала я.

 — Лежи, отдыхай. Тебе что-то принести? Чаю сделать?

 — Нет. Принеси мне лучше тарелку с кухни и... сигареты из сумки в ванной.

Костю это шокировало. Но он принёс всё.

 — Помассажируй мне писю, — сказала Анна очень тихо. — Только без крема. Я уже нанесла, — соврала Анна и подумала: «Да уж, нанесла ерунды. Зачем врать? Сказала бы, что так и надо...»

... Она разлеглась на кровати у сына, широко раздвинула ноги и достала из пачки сигарету.

 — Тебе удобно будет?

 — Да, мам, да. Ты не переживай.

Анна вставила в рот сигарету и подкурила зажигалкой. В секунде света Костя запечатлел в своём глазу как в фотоаппарате вид маминого голого тела. Что с ней? На любимых местах совершенно нет волос? Она побрилась, даже сказала ему об этом. Но одно дело услышать, а совсем другое — увидеть собственными глазами. Мама снова начала жадно глотать дым огромными затяжками, заставляя кончик сигареты ярко светиться в тёмной комнате.

Костя уже давно снял трусы и не чувствовал ни капли неудобства. Он бы всё отдал, чтобы это не заканчивалось. Замечательный вечер! Он дотронулся до того места, которое она назвала «писей». Сердце билось неистово! Его пальцы погладили эти горячие вязкие ткани. Вот откуда шёл запах. Нет, никакой это не крем. Так и должно быть. Ну ничего. Мама просто застеснялась. Ничего в этом страшного нет. Он и сам сейчас боится.

Он присел поближе и начал массажировать её губы, которые сильно выпирали наружу. Никогда прежде он не видел этого места так близко. Не то, чтобы он его сейчас видел, просто щупал и слегка просматривал силуэты во время маминых затяжек, которые давали комнате чуть-чуть света.

 — Так приятно, Костя.

 — Не больно, мам?

 — Нет, что ты? Ты умеешь делать хороший массаж. Только не дави сильно. Ты и не давил, просто я на будущее тебе говорю.

Он почти присмотрелся к ней. Такая красивая. Жадно глотает целые табачные облака и выпускает их наружу. Изредка отвлекается на то, чтобы сбросить пепел сигареты в тарелку. Докуривает до конца окурка и берёт ещё. Звук клацающей зажигалки. Громкие выдохи мамы. Он никогда больше не забудет эту сцену. Самый лучший массаж в его жизни. Хорошо, что между ними понимание.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

1 комментарий
  • Anonymous
    Руслан (гость)
    30 декабря 2014 17:20

    Супер рассказ!!! Автор молодец, мягко не пошло и про чистую любовь матери и сына!

    Ответить

    • Рейтинг: 0

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Конкурс русского языка "граммар-наци" Добрый Друг сегодня в 18:59 Конкурсы

Попочки Raffaello сегодня в 18:55 Треп обо всем

Зоосекс . Raffaello сегодня в 18:49 Извращения

Фото красивых девушек Raffaello сегодня в 18:48 Треп обо всем

Ассоциативный ряд darling сегодня в 17:57 Треп обо всем

наверх