Настенька

Страница: 4 из 7

Вадик, если мы будем так каждый день... Мне придётся не давать Игорю весь наш медовый месяц. Но дома мне всё равно придётся ему дать, и он же почувствует изменения в моём влагалище, ты же за две недели мне окончательно там всё распашешь. Я почувствовал, как член мой напрягся и готов уже взорваться фонтанами спермы. «Спасибо, что думаешь про меня», — подумал я. Вадим вновь развёл её ножки и вставил ей своего монстра.

Настенька сама задвигала тазом и они возобновили своё сношение. Я чётко слышал чавканье и шлепки его яиц. Так продолжалось где-то час, он иногда останавливался, потом вновь возобновлял бешеный темп. Но позы они не меняли, было видно, что Настеньке это причинит дискомфорт. Где-то через час Вадим напрягся, вжал свой таз до упора и уже не зарычал, а просто протяжно застонал. «Ну дела», — подумал я, — «он за эти сутки уже четыре раза спустил в мою жену, а я за полгода супружеской жизни ещё ни разу. Но были и плюсы. Я надеялся, что теперь-то у меня с моей Настенькой точно будет раскрепощённый секс. Безудержный и страстный. Они ещё некоторое время целовались и Настенька начала было уже намекать, что пора ему уходить, мол я скоро должен вернуться. Но не тут-то было. Вадим лёг на спину и усадил Настю верхом на свою дубину. Взял своими руками её за талию и начал то поднимать вверх, то опускать резко вниз. Она как кукла скакала в его руках на огромном хую, который четыре раза уже её осеменил.

Через минут 15 он опрокинул её на спину, взял её ноги своими руками под колени и продолжил долбление матки. Ещё минут через 15 он стал выстреливать в лоно моей ненаглядной пятую за эти сутки порцию своего семени. И снова я вижу, как минуты две сокращаются его яйца, заливая мою молодую жену своей спермой. После чего он встал и молча вышел, оставив супругу лежать с расставленными в стороны ногами и зияющей дырой с белёсыми потёками по всей промежности. Потом она достала из рядом лежащей сумочки прокладки, достав одну, она положила её на свою киску и начала вставать, придерживая одной рукой свою затычку. Дойдя до шкафа, второй рукой она достала трусы и одела их. Сверху натянула шорты и вернулась к кровати. Там лежала её маечка. Облачившись в тот вид, в каком я её оставил, она стала ждать моего возвращения.

Я тихо перелез через перила, обхватил водосточную трубу и через 20 секунд стоял уже на земле, в кустах, под пансионатом. Я направился ко входу. Вернувшись, застал свою супругу за телевизором, приставать я не стал, но понимая, что второй день мы практически не прикасаемся один к одному, это выглядит неестественно и создаёт определённую напряжённость между нами. Жена спросила, почему ничего не купил? Я ответил, что не голоден и ей, если она нехорошо себя чувствует, лучше поголодать до утра.

На следующий день жена встала бодрой и сразу же потащила меня на пляж. Я удивился, как она думает скрыть от меня свою развороченную киску под стрингами? Придя на пляж, я заметил, что на супруге одет новый купальник, с закрытыми плавками, которые закрывали почти всю попу сзади, и весь лобок — спереди. Я понял, что это Вадим уже подсуетился, ведь нельзя весь отпуск просидеть в номере, боясь куда-то выйти, чтоб муж ничего не заметил. Но походка немножко её выдавала. Было видно, что ей немножко неприятно ходить и иногда можно было заметить на её лице лёгкие гримасы. Всё было как обычно, мы купались, загорали, потом шли по барам и дискотекам, выпивали и заканчивали каждый вечер у нас в номере. Я не был разнообразен и почти всегда повторял один и тот же сценарий. Притворялся нажравшимся в стельку, якобы отрубался, ждал когда они, убедившись, что я не проснусь до утра переберутся в соседний номер, потом вставал и переходил на соседский балкон, чтоб в очередной раз увидеть, как вливают новую порцию спермы в лоно моей любимой супруги. Так продолжалось до предпоследнего дня отпуска все оставшиеся две недели.

Единственное, что изменилось, увеличилась доза осеменения. Уже через неделю ихнего траха, Вадим спускал в Настеньку по 11—12 раз, уменьшив при этом продолжительность одного полового акта Я слышал её удивление, а он ответил, что её киска начала адаптироваться и ему теперь не так трёт и не так дискомфортно её трахать. Он стал больше получать удовольствия от её киски, потому что там стало просторнее и его это сильнее возбуждает. И теперь он может спускать не уставая сколько угодно. Я прикинул, что за время отпуска, он спустил в Настеньку не менее сотни раз. Настал последний день и пора было прощаться. Я намекнул Настеньке, а не потрахаться ли нам хоть в последний день нашего медового месяца, а то как-то уж воздержанно мы его провели. Она съязвила мне, что меньше надо было напиваться и больше думать об ублажении своей супруги, но тут же, чтобы снять напряжённость, звонко рассмеялась и поцеловала меня.

Вечером самолёт уносил нас домой. Я всё думал о том, чтобы Настя не забеременела, шутка ли, принять в себя столько чужого семени, тут на целый гарем хватило бы, не то что, на одну мою хрупкую жену. Она, видимо тоже беспокоилась об этом, потому что сразу по приезду, она отправилась к своему гинекологу. Сказала мне, что хочет проконсультироваться с ним. Когда вернулась, облегченно сказала, что всё в порядке, мол, со временем её киска должна стать шире и секс у нас будет просто прекрасным.

Дала она мне аж после месячных. Было видно, как всем стало легче, когда начались месячные. Значит не беременна. Когда я через две недели после возвращения из медового месяца вошёл в Настеньку, я почувствовал, что киска уже не такая плотная и мой член стал свободнее в ней двигаться. Осознавая, что это работа чужого хера, я просто жутко возбуждался и трахал сою девочку с остервенением. Стеночки влагалища всё ещё плотно облегали мой член и трение было достаточно плотным, но прежней тугости я уже не ощущал. Я был благодарен Вадиму, за то, что за неполный месяц сумел так подготовить мою жену для меня. Но случилось следующее, я больше не мог жить без её измен. Я хотел видеть ещё и ещё её измены, и понимал, что бесконечно подстраивать их не получится, что рано или поздно, придётся разговаривать о своих фантазиях с моей Настенькой.

Глава 2.

Итак, мы живём в браке с моей супругой Настенькой уже 7 лет. После помощи Вадима, в сексе с Настей у нас всё стало отлично. Но мои фантазии так и остались фантазиями. О другом мужчине я так и не посмел с ней заговорить. К своим 25 годам она расцвела. Грудь округлилась ещё больше, бёдра стали немного покатыми, глаза сияли летом! Иногда у нас стали заходить разговоры о том, что пора уже обзавестись ребёночком. Что она не хочет рожать после 30. Надо сказать, что влагалище у неё оставалось всё ещё упругим и достаточно плотным, хотя, благодаря Вадиму, и не таким, как до нашего медового месяца. Но я мог на полную удовлетворяться её жемчужиной. И вот я вновь начал фантазировать, как было бы чудесно делиться своим сокровищем ещё с кем-то, чтобы другие знали и завидовали мне, какая у меня жена. И вновь начал продумывать неизбежный разговор со своей супругой.

Занимаясь с ней сексом, я стал невзначай говорить о том, что неплохо бы продолжить марафон, но сил не хватает у одного и неплохо бы, если кто-то помог продолжить. Она тогда будет получать море удовольствия, а значит и я тоже. Первые пару раз, когда я такое сказал, она просто промолчала, сделав вид, что в запале ничего не поняла или не расслышала. Но на третий раз, уже после секса, она меня спросила: — Милый, неужели тебе было бы приятно увидеть свою единственную жену под другим мужчиной? Я немного смутился и, похоже, даже покраснел. Но что-то нужно было отвечать и я ответил. — Если тебе будет хорошо, то и мне будет хорошо. — И ты не ревновал бы меня? Полушутя спросила Настя... — Я бы гордился, что моя жена увлекает мужчин и сводит их с ума. Жена задумалась и неожиданно произнесла: — «Игорь, я тебе один раз уже изменяла, но боялась тебе об этом признаться».

У меня вдруг застучало сердце и перехватило дыхание, неужели расскажет?...  Читать дальше →

Показать комментарии (2)

Последние рассказы автора

наверх