Биология

Страница: 12 из 12

На Чекменёва практически перестали жаловаться в школе. Приводов в милицию с начала учебного года не было. И даже — страшно сказать — Славка стал гораздо меньше материться! Раньше он и пары слов без мата сказать не мог, а теперь ей уже не приходилось краснеть за него в присутствии знакомых. Как же удалось добиться таких подвигов от её сына? Но Виктор ничего не мог ей ответить, поскольку и сам не знал, как это получилось.

Но увы, не всё было так просто. Славка ведь не превратился разом из отпетого хулигана в агнца небесного. Иногда прежний характер давал о себе знать. Ровно через неделю после последнего разговора, полного восторгов в адрес сына, славкина мать вдруг позвонила Виктору.

 — Слава опять что-то натворил, — без предисловий сказала она. — Меня в школу вызывают. Опять к классному руководителю.

 — А что натворил?

 — Я не знаю, — в её голосе слышались слёзы. — Витенька, может, ты сходишь? Узнаешь, что к чему. Меня же он всё равно слушать не станет, а ты хоть пропесочишь его потом как следует!

 — Хорошо, Майя Петровна, я схожу, — вполне ожидаемо согласился тот.

Визит Виктора в школу и его знакомство с классной руководительницей двоюродного брата состоялись в тот же вечер. Славка до последнего упорно отмалчивался.

 — Слушай, да скажи ты, в чём дело? — трепал его за рукав Витька. — Подрался с кем-нибудь?

 — Нет... Да ну, ерунда! Даже говорить не хочу.

И только в кабинете у классной Витя узнал, что же произошло. Оказалось, что Славка нахамил учительнице истории. Вера Матвеевна, пожилой человек и заслуженный педагог, иногда, к сожалению, была резка с учениками. Порой кто-то из ребят и огрызнётся, всякое бывает. Но такое!

 — Понимаете, Виктор Георгиевич, — охала классная руководительница — я ведь большую часть сказанного вашим братом даже повторить не могу! Со слов Веры Матвеевны, «плешивая карга» — это самые вежливые слова в его тираде, а почти всё остальное — трёхэтажный мат! Пожалуйста, Виктор Георгиевич, вы ведь воспитанный, интеллигентный человек — повлияйте как-нибудь на Славу. Мальчик в последнее время стал вести себя гораздо лучше, чем раньше. Видимо, это вам спасибо. Учителя говорят, он даже сквернословить почти перестал. И вдруг опять за старое! Оскорбил уважаемую учительницу, женщину пенсионного возраста... Поговорите с ним, прошу вас!

Домой братья возвращались молча. Виктор выглядел расстроенным и усталым. А Славка не знал, что ему сказать. Он совершенно не чувствовал никакой вины за собой. Эта старая грымза сама во всём виновата! На прошлом уроке им давали контрольный тест. И Славка — о чудо! — ответил правильно на все вопросы. Какого же было его изумление, когда, получив назад свою работу, он увидел в нижнем правом углу листа жирную тройку! Эта коза в парике, видимо, даже проверять его работу не стала — просто ляпнула оценку с потолка, считая, что на большее он не способен. Когда Слава попытался разобраться, она лишь обругала его и ничего перепроверять не стала. Ну, вот он и высказал ей всё, что о ней думает! Он же прав!

Дома Витя сел в кресло у окна, взял в руки газету, но вместо того, чтобы её читать, рассеянно смотрел в окно. Временами он устало потирал переносицу под очками, и выглядел ужасно огорчённым.

 — Вить, пойдём ужинать — мягко окликнул его Славка.

 — Я пока не хочу есть, спасибо. Я попозже.

 — Витюша, ну хорэ дуться! Ты меня выслушать не хочешь?

 — Слав, ну что ты мне хочешь объяснить? Что у тебя были причины для того, чтобы так поступить? Я не сомневаюсь в этом. Разумеется, были — кто же без причин такое сделает! Я просто... да нет, я просто есть не хочу. Ты иди, Слав. Иди, кушай. Я приду попозже, — и старший брат снова расстроенно уставился в газету.

Чекменёв обиделся и ушёл на кухню. «Ну, и пусть сидит голодный хоть до ночи! — подумал он. — Что мне, на колени перед ним становиться?» Славка уселся за стол в одиночестве. Вот только есть ему тоже расхотелось. В душе клокотала обида. Надо же! Даже выслушать не захотел!

И вдруг Славка представил себе, как его сегодняшний поступок должен выглядеть в глазах Виктора. Ведь его старший брат и мухи не обидит. Он был бы вежлив даже с самым отъявленным хамом, потому что Витька выше этого. Что же он должен думать о человеке, обругавшем пожилую женщину?! Да что бы она не сделала — какая разница! Обругать матом старенькую седую учительницу! Славка вдруг вспомнил, что у Веры Матвеевны к концу дня всегда слезились глаза, она стеснялась этого и тайком промакивала их платочком. Наверное, потому и работу не проверила — тяжело ей уже вечерами за тетрадками сидеть. Она, конечно, не права, но... Парень снова вспомнил, как она спешно вытирает платком глаза под очками, надеясь, что никто не заметит. И ему стало так гадко, как никогда в жизни!

Спустя четверть часа Славка снова подошёл к Виктору и серьёзно сказал:

 — Вить, я всё понял. Прости меня. Я завтра извинюсь перед ней. Ну... перед Верой Матвеевной. Больше такого не повторится. Обещаю.

Брат поднял на него потеплевший взгляд.

 — Спасибо, Славка! Я знаю, ты ведь совсем не такой.

 — Прости. Ну, дурака свалял, бывает! Не расстраивайся, я завтра всё исправлю, честно! Пойдём ужинать. А то посмотри на себя — у тебя от голода аж щёки ввалились.

На этот раз парню удалось-таки уговорить Витьку поесть. А после ужина почти сразу он повёл брата в постель.

В ту ночь Славка любил Виктора долго и нежно. Он не думал о себе — только о нём, о Витьке, старался доставить ему как можно больше удовольствия. Парень двигался в нём очень медленно, осторожно, чтобы не вызвать даже намёка на болевые ощущения — он просто ласково массировал его задний проход своим членом, сам же в это время поглаживал руками тело брата: шею, плечи, грудь, живот, бёдра. Потом стал нежно сжимать в ладони его яички. Только член не трогал — не хотел, чтобы Витька слишком быстро кончил. Когда тот был уже близок к оргазму, Славка вдруг вышел из него. Он перевернул брата на спину, дал немного отдышаться, а потом резко заглотил его член и стал с упоением отсасывать.

Минет парень делал не так искусно, как Виктор — чёрт его знает, почему так же хорошо не получалось. Но зато сейчас в этот процесс он вложил всю душу. Два пальца правой руки Славка ввёл в ещё влажную витькину норку и нашёл там бугорок простаты. Ему не всегда удавалось её нащупать — только когда Витька бывал сильно возбуждён. Сейчас она стала твёрдой, набухшей, и парень начал нежными кругообразными движениями массировать этот горячий холмик. Витька стонал и метался, комкая простыни, а когда Славка особенно удачно ласкал языком уздечку, то старший брат лишь жарко бормотал:

 — Славочка, что ж ты со мной делаешь... любимый мой... Славка...

Когда Витя обильно излился в рот парню, тот с наслаждением выпил всё до капли. Самому ему достаточно было после этого лишь немного потереться своим стояком о расслабленное, горячее тело брата, чтобы разбрызгать своё семя по кровати.

Когда парни, вдоволь насладившись друг другом, лежали обнявшись и пытаясь заснуть, Витя вдруг шёпотом спросил:

 — Славка, слушай, вот твоя мать говорит, что ты материться меньше стал. Учительница сегодня тоже самое сказала. Они думают, это из-за меня. А на самом деле почему? Я ведь никаких замечаний тебе сроду не делал, да и вообще, ни слова на эту тему не говорил...

 — Верно, не говорил. Но я же видел, что тебе это не нравится. Когда я выдаю что-нибудь матерное, ты всегда слегка морщишься. Чуть заметно, но всё-таки... А я просто... понимаешь, я не хочу делать ничего, что тебе неприятно.

В ответ Витька молча прижался к пареньку, уткнувшись лицом ему в плечо. Так и заснули.

На следующий день Чекменёв при всём классе принёс извинения Вере Матвеевне. Он просил прощения совершенно искренне, и, видимо, учительница это почувствовала. Вечером Славка с гордостью рассказывал Витьке, что на последней переменке, когда он случайно проходил мимо учительской, то краем уха услышал голос исторички. Она говорила кому-то, что «Слава Чекменёв — в душе добрый и хороший мальчик, просто очень вспыльчивый». Её собеседница не возражала. Медленно, но верно учителя меняли своё отношение к бывшему двоечнику и хулигану.

Когда через четыре месяца Вячеслав Чекменёв закончил школу, в его аттестате не оказалось ни одной тройки! Такого от него никто не ожидал, за исключением Витьки, конечно. Директор школы, вручая на торжественной церемонии парню диплом, вдруг по-мальчишески весело подмигнул ему и крепко пожал руку. Почти по всем предметам у Славки вышли четвёрки. Но одна пятёрка у него всё же была! Не трудно догадаться, по какому предмету.

Биология.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

2 комментария
  • Anonymous
    Рома (гость)
    19 ноября 2013 23:04

    Просто замечательно, не мог оторваться, большое спасибо, жду продолжения, очень жду))) и похожих расказов

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Anonymous
    Хибари (гость)
    6 февраля 2016 5:41

    Шедевр на все времена, пока лучшее что я читал из эротики.

    Ответить

    • Рейтинг: 0

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

наверх