Биология

Страница: 3 из 12

Он чуть не расхохотался — вот это решение! Это Витя-то — «мужская рука»? Смех, да и только!

Дядя Витя на самом деле никакой не дядя Славке, а двоюродный брат. Но он старше его на пятнадцать лет, и мальчик с детства привык называть его дядей и слушаться. Но сейчас ситуация сильно изменилась. Виктору чуть за тридцать — молодой, по сути, мужик. А Славка уже перестал быть ребёнком. И теперь уже дядей он бы Витьку звать не стал. А слушаться — тем более. Ведь он на голову выше и чуть ли не на полметра шире в плечах, чем этот дохлик!

Да и вообще, Виктор относился к той категории людей, которых Славка с детства презирал. Интеллигент! Учёный! Серьёзно, настоящий учёный — биолог. Мать говорила, что он очень талантливый, на что Славик лишь ехидно кривился. Кому нужна его биология? Несмотря на свои способности, Витька после горбачёвской «перестройки» долго мыкался без работы. Но, наконец, устроился в какую-то фармацевтическую компанию — ему дали лабораторию и приличный оклад. Это было очень кстати, потому что деньги были нужны — на руках Виктора остался младший брат Антошка после смерти родителей. У братьев была большая разница в возрасте — Тошка даже на год младше Славки. Чекменёв редко навещал их, и двоюродные братья казались ему совсем чужими. Чего ему там делать? А вспомнив о том, что теперь придётся ежедневно больше часа тратить на дорогу в школу, Славка выматерился про себя.

Самое обидное, что никакой «мужской руки» там нет! Витя — робкий тихоня в очках с толстыми стёклами. Человек, по жизни не умеющий конфликтовать или настаивать на своём. Из него все подряд вьют верёвки. Даже у Антошки характер твёрже, чем у него. И это на его воспитание мать надеется?! Вот умора!

Возражать Славка не стал — молча собрал вещи и отправился к Вите и Тошке. Какие уж тут споры? Пусть будет так, как хочет мама. Он действительно был виноват. Ему до сих пор было стыдно за то, как он по-идиотски лоханулся с этим еврейчиком.

Самое смешное, что спустя полгода он как-то встретил на улице Дэна с тем самым пареньком чуть ли не под ручку. Оказалось, что после его отъезда они стали встречаться! Как парочка! Славка чуть в осадок не выпал! И потом по секрету Дэн ему рассказал, что Ромка (так звали этого мальчишку) уже давно дал ему оттрахать свою попку. И он, Денис, все эти полгода чуть ли не каждый день у себя дома после школы долбит паренька во все дыры, и оба кайфуют от этого. Славка долго смеялся: невинность своего сыночка еврейской мамаше сберечь всё же не удалось. От судьбы не уйдёшь!

 — Слушай, — усмехнулся тогда Чекменёв, — жаль, что я так рано в другой район переехал! Может, как-нибудь в гости заглянуть? Паренёк по мне не соскучился?

Он просто пошутил, у него и в мыслях не было всерьёз искать встреч с еврейчиком. Но Дэн мрачно, без улыбки взглянул на друга и коротко бросил:

 — Тронешь Ромку — убью.

И по его глазам Славка понял — он не шутит.

***

День, когда Славка приехал домой к Вите и Тошке, мог бы стать хорошей иллюстрацией к эссе о необоснованности надежд его матери. Приняли его хорошо, накормили-напоили, поселили в одной комнате с Антоном и помогли разобрать вещи. Но вечером парню пришлось стать свидетелем небольшой ссоры между братьями, и ссора эта была весьма показательна.

 — Почему ты опять подменял этого Добросердова на частных уроках? — возмущённо говорил Виктору Антон. — Он же не платит тебе за это ни копейки!

 — Понимаешь, — Витя смутился, — он меня попросил...

 — Ну, и что, что попросил? Откажись!

 — Зачем же отказывать, если я могу человеку помочь? — неуверенно спросил старший брат.

 — Витя! Приди в себя! Он тебя каждый раз об этом просит! Сколько ты его уже подменял? Раз пятнадцать? Двадцать? Ты же до дома только к ночи доползаешь! Он получает деньги, а ты за него работаешь! Он классно устроился. А ты себя ведёшь, как тюлень!

 — Да, я понимаю, ты прав, — краснея, опустил глаза Виктор. — Я в следующий раз ему непременно откажу.

Тошка только махнул рукой и вышел из комнаты. По его виду Слава понял, что это обещание было далеко не первым.

«Прикольно, — подумал Чекменёв, — он действительно никому отказать не может? Ща проверим!». И как только Тошка вышел, Слава безапелляционным тоном заявил Виктору:

 — Вить, я завтра утром твою машину возьму. А то до школы целый час добираться.

 — А как же я? — растерялся тот.

 — Бля, да тебе тут ехать-то всего ничего, на трамвае по прямой!

Ни с того, ни с сего лишённый собственной машины Виктор рассеянно моргал.

 — А может всё-таки...

 — Да брось, мне же нужнее. Ну, замётано?

 — Ладно, — вздохнул двоюродный брат, — бери. Ключи висят около зеркала...

 — Ну, ты даёшь! — расхохотался Славка. — Я же пошутил! У меня даже прав нет. А ты что, правда бы на работу пешком потащился? Во дела! Надо мне права купить, такой добротой грех не воспользоваться!

 — Я просто подумал, — смущённо пытался оправдаться Виктор, — что тебе действительно нужнее...

Тошка оказался прав, Витька действительно был редкостным тюленем, в этом Славка вскоре имел возможность убедиться, и не раз. Соседи-алкоголики занимали у него деньги и не отдавали их. Он уступил знакомому место на автостоянке. По утрам возил на работу сына одной подруги. Даже то, что Славка поселился у него, было показательным. Ведь так разобраться — на кой чёрт двум братьям нужен в доме хулиганистый трудный подросток, с которым никто не может справиться? А славкина мать попросила, и отказать Виктор не смог.

Чекменёв сразу усёк, что к чему, и тоже стал пользоваться безотказностью старшего брата, причём, даже тогда, когда и не надо было, а просто по приколу. Виктор мыл за него посуду, делал ему домашнее задание, даже читал перед сном. А ведь сам уставал после работы, видно же! Но когда Славик его о чём-то просил (нет, не просил — скорее, требовал), Витька только грустно вздыхал и молча исполнял просьбу.

Отношения у Славки с братьями были несколько натянутыми. Виктор терпел его эгоистичные выходки и трёхэтажный мат, но откровенно сторонился парня, даже стал чаще задерживаться на работе. А Тошка всё видел и не мог простить такого славкиного отношения к старшему брату, а потому тоже держался с ним несколько отчуждённо. Сам Славка виноватым себя не чувствовал ни капельки! Он смотрел свысока на этого биолога-лунатика — ничего, кроме презрения, его мягкий характер у парня не вызывал. Он же просто тряпка, и получает то, на что сам напрашивается!

Но однажды Виктор попытался-таки робко защититься. Как-то вечером Чекменёв в очередной раз всучил старшему брату учебник химии и свою тетрадку.

 — Слава, — тот поднял на него покрасневшие глаза, — я так устал сегодня... А мне ещё обед на завтра варить.

В ответ парень лишь нахально вскинул брови:

 — Да чё ты мне пá ришь про свой обед?! Давай, не тяни!

 — Слав, я правда устал... — повторил было Виктор, но тот перебил его:

 — Ну, тем более, раз устал, то кончай базар! Быстрее сделаешь — быстрее дрыхнуть завалишься.

Витя только устало вздохнул и, послушно устроившись за столом, стал вчитываться в учебник. Довольный Славка уселся с ногами на диване, нацепил наушники и врубил плеер. Он слушал панк-рок, а сам тайком разглядывал Виктора. «Интересно, — подумал он, — Витёк совсем ни в чём отказать не может? А если его кто-нибудь попросит... ну, например, отсосать? Или ещё что похлеще? Он и на это согласится? — парень презрительно усмехнулся. — А что? За желающими не заржавеет. Фигура у него ничё так. Мыщца ...  Читать дальше →

Показать комментарии (2)
наверх