Биология

Страница: 4 из 12

нулевая, но зато он весь такой стройный, изящный... и мягонький, наверное». Славка подумал об это в шутку. Но вдруг ему вспомнился еврейчик со скрипкой, и он представил, что с Виктором можно было бы делать то же самое... И вдруг с ужасом почувствовал, что при одной мысли об этом его член начал быстро твердеть!

Парню стало неловко. «Чёрт, что я такое несу, задрот позорный?! Совсем охренел! Девку срочно надо найти, все равно какую, пусть и страшную, лишь бы давала. А то совсем мозги набекрень». Ошарашенный собственными постыдными мыслями, парень ещё пару минут рассеянно пялился на Витьку. «А чего он так сутулится? — вдруг подумалось ему. — Совсем устал, наверное. А я... скотина».

Славка отшвырнул в сторону наушники, подошёл сзади к брату и осторожно положил руку ему на плечо.

 — Вить, ты это... оставь... я сам сделаю.

 — Спасибо, — тихо ответил тот, поднимая на Чекменёва припухшие от усталости глаза.

Этой ночью Славка часов до трёх ворочался в постели, никак не мог заснуть. Снова и снова ему вспоминался витькин благодарный, ласковый взгляд и тихое «спасибо». А за что спасибо-то? Он чувствовал себя сволочью, и сам не мог понять, почему. И причины своей внезапной бессонницы парень тоже не понимал. Он просто ощущал: что-то произошло. И эта смутная тревога не давала ему уснуть.

С того вечера Славка перестал понапрасну нагружать бедного старшего брата своими проблемами. Даже наоборот, пытался помочь, где было возможно. Виктор это оценил, и вскоре их отношения потеплели настолько, что биолог перестал избегать Чекменёва. Они стали общаться, и с каждым днём всё больше. И только тогда Славка смог по-настоящему оценить этого человека. С ним всегда было интересно. Он знал массу занимательных историй обо всём на свете! Парень мог слушать его часами, удивляясь, как можно столько всего прочитать и запомнить.

И даже Витькина запредельная воспитанность уже не раздражала Славу, а казалась даже забавной. Например, однажды в местном универмаге они нарвались на хамоватую кассиршу. Её диалог с биологом выглядел примерно следующим образом:

 — Мужчина, я же русским языком сказала, что в мою кассу очередь не занимать! У вас уши есть?

 — Прошу прощения, но осмелюсь обратить ваше внимание, что ни одна другая касса не работает.

 — А мне какое дело? Стой и жди! Тоже мне барин! Понаедут тут из разных деревень, русского языка не понимают!

 — Уверяю вас, я коренной москвич.

 — А проход на цепочку закрыть мозгов не хватает? Вон к тому крючку прицепи!

 — С превеликим удовольствием.

 — И деньги без сдачи готовь!

 — Благодарю, вы очень любезны.

А рядом стоял Славка и еле сдерживался, чтобы не заржать на весь магазин.

Но больше всего парню нравилось в Витьке то, что он не делал ему замечаний и не пытался воспитывать, хотя поводы для этого Чекменёв давал брату регулярно.

Младший Тошка, увидев перемены в славкином поведении, тоже перестал его дичиться. Они сблизились: обменивались книжками и компьютерными игрушками, играли в футбол во дворе, а перед сном подолгу болтали о всякой ерунде. И скоро Славка прижился здесь настолько, что стал себя чувствовать даже более уютно и свободно, чем дома.

Эта идиллия длилась пару месяцев. Но однажды Чекменёв узнал, что у братьев есть тайна, которую они ему не открыли, несмотря на наладившиеся отношения.

***

Это произошло случайно. Славка как-то пораньше пришёл из школы. Ещё снимая обувь в прихожей, он вдруг услышал какие-то стоны, доносившиеся из глубины квартиры. Тихонько парень прошёл дальше. Стоны доносились из той комнаты, где жили они с Антоном. «Тошка девку, что ли, привёл?» — с удивлением подумал Славка. Дверь оказалась чуть приоткрыта. Заглянув в щель, парень увидел такое, что челюсть отвисла: на кровати на четвереньках стоял голый Тошка, а сзади его сношал в зад какой-то бородач с волосатым телом весьма крупных габаритов! Оба при этом постанывали от удовольствия.

Первой реакцией Славки было желание ворваться и раскидать этих козлов по разным углам! Но на него какой-то ступор напал. Он потом сам не мог понять, что его удержало. Наверное, Антона пожалел. Сначала. Парень уже сделал было несколько шагов назад. Но вдруг... вдруг ему стало любопытно, и захотелось посмотреть. В конце концов, это как живая порнуха! Слава тихо подошёл обратно к двери.

Зрелище и впрямь оказалось возбуждающим. Тошка был от природы чуть полноват, и трахающий его мужик с удовольствием мял ручищами его толстенькие ляжки и попку. Иногда он прижимался к пареньку сверху и начинал лапать его грудь. И всё время ритмично двигался внутри Тошки. Тот так стонал, что Славка уже начинал ему завидовать. Неужели это так приятно? Любовники стали менять позу и повернулись к двери лицом. Непрошеный зритель, боясь, что его заметят, поспешил ретироваться. Тихонько дав задний ход, он добрался до кухни, уселся и стал ждать, когда Антон выйдет.

«Ну, охуеть! — думал Славка, пытаясь прийти в себя. — Значит, Тошка — гомик?» Добрых полчаса пришлось парню просидеть в ожидании, слушая чужие стоны, прежде чем из комнаты вышли те, кто их издавал.

 — Сергей Борисович, вы сумку забыли, — услышал он голос Антона.

«По имени-отчеству и на «вы»? — усмехнулся про себя Славка. — Обычно после такого на «ты» переходят». Судя по звукам, любовники в прихожей долго целовались и о чём-то вполголоса договаривались. Наконец, входная дверь захлопнулась за визитёром. И Слава сразу позвал:

 — Антон!

Бледный Тошка в халате на голое тело зашёл на кухню:

 — Славка? — растерянно промямлил он. — Ты здесь? Давно?

 — С полчаса.

Младший брат, кажется, побледнел ещё больше.

 — Значит, ты всё слышал?

 — И даже видел.

Красный от стыда Антон опустился на табуретку напротив.

 — Извини, — смущённо пробормотал Тошка, — ты не должен был этого видеть. Я понимаю, тебе неприятно. Мы обычно здесь этим не занимаемся. Просто Сергей Борисович торопился. Он заехал за мной в школу, и мы пошли сюда просто потому, что это ближе. Я думал, ты не раньше трёх будешь.

 — Что это за волосатый кент ваще? Откуда он взялся?

 — Баринов-то? Он — витькин хозяин. Тьфу, то есть, не самого Витьки, конечно: он хозяин той фармацевтической фирмы, где брат работает. Он вообще сначала самого Витьку трахал, а только потом на меня переключился.

 — Как Витьку?! Я не въеду... Витька что — тоже?!!

 — Ну, да. Он тоже гей. Ты не догадывался?

 — Стоп! Ты чё мне втираешь?! Витька?!

 — Да, конечно. Наверное, что-то у нас с генами не то, раз мы оба...

 — Не-е, ну копец! Это меня ваще высаживает! — в шоке Славка вскочил и стал мерить шагами кухню. — Так это он тебя к гомосятине приучил?

 — Да ты что! Витька наоборот ужасно не хотел, чтобы так случилось. Он-то сам уже нахлебался этой пидорской романтики — выше крыши. Когда узнал, что я тоже голубой, он даже плакал. Уговаривал ещё раз с девчонками попробовать. Я пробовал, честно! Но дальше поцелуев никак продвинуться не мог. Девчонки думали, что я такой робкий, а у меня просто не встаёт, и всё.

 — Может, просто девки хреновые попадались?

 — Да нет же! Одна мне знаешь, как нравилась! Красивая — прям улёт! Ленкой звали. Нам брат специально квартиру освободил, сам ночевать в лаборатории остался. Она меня вроде даже завела, у меня встал. Но пока раздевались, опять упал — и ни в какую! Я его дрочу, он, вроде, поднимается, но даже вставить не успеваю — конец опять какой-то вялый становится и не лезет. Даже с вазелином не лезет — Ленка,...  Читать дальше →

Показать комментарии (2)
наверх