Биология

Страница: 5 из 12

как оказалось, девственницей была, у неё там туго слишком. Она пыталась помочь, да всё без толку. Так стыдно было! Ленка сказала, что я, наверное, импотент. Я и сам так долгое время думал. А потом однажды Баринов как-то у Витьки ночевал, и мы с ним ночью на кухне случайно пересеклись, когда он курить вышел. Так он до меня только дотронулся — у меня сразу всё встало! Я и раньше догадывался, но той ночью окончательно всё про себя понял.

 — А Витька про вас знает?

 — Да. Я ему сам всё рассказал. Он ужасно расстроился. Тем более, этого Баринова брат всегда терпеть не мог.

 — А чё же он тогда с ним трахался?

 — Ну, ты же знаешь Витьку! Сергей на него надавил, пригрозил увольнением. Вот Витька и лёг под него.

 — Бля, ну и семейка! — в сердцах выкрикнул Чекменёв.

 — Да ладно тебе, Славка. Ты не бойся, на тебе это никак не скажется. Мы к тебе никогда приставать не будем — ни я, ни Витька, честно!

 — Да чё ты мне паришь?! Очень я вас испугался! Попробуйте только пристать — схлопочете по полной, бля! На мне где сядешь, там и слезешь!

 — Ну, ладно, Славк, не заводись...

 — Дурдом какой-то! Гей-парад, бля! Бордель форменный! Да пошли вы все! — и Славка, хлопнув дверью, вышел на улицу.

Он гулял по городу до самого вечера. Переваривал то, что увидел и услышал. И чем больше думал об этом, тем больше приходил к выводу, что зря он такую истерику устроил. Ну, голубыми у него брательники оказались. Ему-то что? Этот год школу дотянуть надо, а дальше он работать пойдёт и будет жить самостоятельно. А они пусть трахаются с кем хотят! Противно, конечно, но потерпеть можно. И вообще, по зрелому размышлению Славка понял, что действительно мог бы и раньше догадаться. Уж про Витьку точно. При всём желании он не мог представить его с девушкой, это казалось чем-то неестественным. А вот с мужиком — вполне! Сразу всё сошлось.

Когда поздно вечером, окончательно продрогнув и проголодавшись, Слава вернулся домой, братья вдвоём встретили его в прихожей. Они глядели виновато и вопросительно в ожидании его реакции. Но никакого раздражения парень к ним уже не испытывал, и они, видимо, это сразу почувствовали.

 — Ты замёрз, наверное? — засуетился Витька. — Иди на кухню, тут теплее.

Славка подошёл к плите и стал греть руки над газом, в то время как братья неуверенно топтались в дверях, бросая на него вопрошающие взгляды.

 — Ладно, петушки, — с улыбкой вздохнул Слава, оборачиваясь к ним. — Проехали. Живём, как жили. Пожрать что-нибудь есть?

С этого дня их отношения стали даже лучше, чем были. Перед сном Славка с Антошкой секретничали у себя в комнате. Теперь они могли откровенно говорить друг с другом, не обходя сексуальные темы. Чекменёв много узнал об однополом сексе, и чем дальше, тем больше он переставал казаться ему таким уж извращением — видимо, парень привыкал к мысли о том, что это существует, и не где-то на другой планете, а рядом. Он почти спокойно относился к антошкиным рассказам.

К Виктору же Слава вообще испытывал какую-то странную, самого его удивляющую нежность. Он стал настолько активно помогать брату по дому, что тот только диву давался — откуда что взялось! В свободное время парень тоже всюду таскался за Витькой, да тот и не возражал. Днём Славик в тайне скучал, и, чтоб хоть как-то себя занять до прихода старшего брата, начал на совесть делать уроки каждый день — так время проходило быстрее. Его успеваемость в школе резко скакнула вверх к величайшему изумлению педагогов.

По вечерам Чекменёв ждал Виктора с работы и волновался, если тот задерживался. А как не волноваться? Педиков ведь не любят, могут подкараулить, избить — мало ли отморозков? Однажды парень даже не выдержал и поехал к Витьке на работу, чтоб узнать, почему он опять домой вовремя не уехал. Правда, в лаборатории Слава чувствовал себя не в своей тарелке, да и вообще, старался без повода Виктора здесь не беспокоить. Но всему же есть граница! Сколько можно на работе торчать?!

В витькиной лаборатории Слава уже бывал не единожды. Поначалу ему там нравилось. Брат познакомил его со своими сотрудниками, показывал и объяснял то, над чем они работают. Чекменёв, правда, больше половины не понял. Но ему просто интересно было видеть Виктора на работе, а не дома. Здесь он был совсем другим: деловой, сосредоточенный. Подчинённые просто в рот ему заглядывали, каждое слово ловили. Какой-то западный корреспондент однажды приехал, и Витька так бойко с ним лопотал по-английски — прям заслушаешься! Славка взглянул на брата совсем другими глазами. Теперь ему было даже странно: как он мог когда-то его презирать? Да по сравнению с Витькой сам Славка — просто дегенерат! Даже объяснений брата понять не в состоянии — тупица! Только и может, что кулаками махать. Парень вдруг почувствовал себя здесь совсем чужим, и теперь приезжал к Виктору на работу только в редких случаях.

Когда Чекменёв добрался до лаборатории, его брат как раз заканчивал какие-то записи в журнале наблюдения за морскими свинками.

 — Славка?! Ты чего здесь делаешь? — улыбнулся он, увидев парня в дверях.

 — Вить, бля, ну сколько можно-то? Ты ваще домой собираешься?

 — Да я уже иду, иду. Просто я сегодня здесь один, поэтому трудновато. Гарик отпросился, а Сан Саныча я за мышами послал.

 — За кем? — заржал Славка. — Он у тебя что — мышей ловит, как кот?

 — Ну, что смешного? Белые мыши. Нам для экспериментов нужно.

Но Славка только сильнее зашёлся хохотом, представив, как старший лаборант — усатый и чопорный Сан Саныч — не только ловит мышей, а ещё и отбирает среди них белых!

Через четверть часа братья шли по коридору к выходу.

 — Чёрт! — вдруг дёрнулся Виктор и попытался спрятаться за славкиной широкой спиной.

 — Чё случилось, Витёк?

 — Да там Добросердов идёт. Если увидит меня — всё! Обязательно к какой-нибудь своей работе припашет.

 — Ну, это мы ещё посмотрим, — буркнул Славка.

Седоватый улыбчивый хлыщ в сером с искоркой костюме, от которого прятался Витька, всё же его заметил.

 — Ба! Виктор Георгиевич! — его слащавая улыбка стала ещё шире. — Вот встреча! А я как раз вас ищу. У меня к вам маленькая просьба, Виктор Георгиевич. Видите ли, у меня в лаборатории нет ультрацентрифуги, а у вас ведь она есть, правда? Не могли бы вы или ваши сотрудники сделать для нас всего несколько замеров? Там всё очень просто, час-два работы, не больше...

В эту минуту Славка сзади тронул хлыща за плечо.

 — Что вам угодно? — раздражённо обернулся тот. — Простите, с кем имею удовольствие...

 — Вот как раз удовольствия не обещаю. Подь сюды, дядя, разговор есть.

Схватив хлыща за лацкан пиджака, Чекменёв увлёк его в угол холла, где довольно грубо прижал к стене:

 — Виктор Георгиевич — мой брат. И он сейчас идёт домой. Никакую работу он за вас делать не будет. Я понятно говорю?

 — Молодой человек, вы вмешиваетесь не в своё дело. Да к тому же, ведёте себя по-хамски. Я этого так не оставлю, и у вашего брата будут неприятности...

 — Слышь, ты, дятел! — Славка начал заводиться и хорошенько тряхнул мужика, вызвав у того должный испуг. — Неприятности будут только у тебя! Ещё раз подойдёшь к моему брату, я тебе все рёбра пересчитаю, ты понял? Свою работу сам делай. Хорэ на других переваливать! Достал, бля!

 — Да как вы сме...

 — Пасть закрой, пидор долбаный! Я тебя предупредил. Если он за тебя ещё раз работать будет, то через денёк-другой ты будешь в подворотне моих дружков ...  Читать дальше →

Показать комментарии (2)
наверх