Биология

Страница: 7 из 12

 — Это с витькиным-то характером — в учителя? — усмехнулся Антон. — Чтоб из него любой ученик верёвки вил, как хотел? Ну, уж нет! И вообще, ему научной работой надо заниматься! Ты знаешь, какой он талантливый! Его статьи даже за границей печатают!

 — А если Витька узнает обо всём этом? Каково ему будет? Неужели ты думаешь, он такой мудила, что согласен торговать собственным младшим братом?! Тоха! Ты чё, с дуба рухнул?!

 — Ты ведь ему не расскажешь? — испуганно заблеял Тошка.

 — Да не скажу я! Ладно, кончаем этот базар. Дай слово, что больше ты туда не пойдёшь!

И только получив от Антона твёрдое обещание порвать все отношения с Бариновым, Славка немного успокоился.

***

Прошла неделя с того памятного разговора. Антон сдержал слово и больше у Баринова не бывал. Как ни странно, Виктора никто не уволил. И Славке уже стало казаться, что вся эта история стала потихоньку забываться. Но не тут-то было.

Однажды субботним вечером в дверь настойчиво позвонили. Слава открыл. На пороге стоял Баринов, выглядевший каким-то осунувшимся и постаревшим.

 — Здравствуйте, — буркнул он.

 — Тебе чё надо? — развязано спросил его парень.

 — А ты не мал ещё, чтобы мне тыкать? — удивился бородач. — Я вдвое старше тебя, неплохо бы на «вы»...

 — На «вы» я обращаюсь только к тем, кого уважаю! — заявил Славка. — Зачем пришёл?

 — Мне с Антоном надо поговорить.

 — Его нет дома.

 — А Виктор?

 — Его тоже нет дома.

 — Ну, что ж... тогда я хочу поговорить с тобой. Видимо, ты теперь здесь глава семьи. Или тебя тоже нет дома?

Славка сперва хотел выйти на лестницу и поговорить здесь, но нет — лишние уши им ни к чему. Парень помедлил секунду, но потом решился и впустил визитёра. Он провёл его прямо на кухню и плотно прикрыл дверь — не хотел, чтобы Витя и Тошка, которые на самом деле были дома, слышали их разговор. Но братья всё-таки услышали какой-то шум, и вышли в коридор посмотреть, что происходит. В прихожей уже никого не было, но из-за кухонной двери довольно внятно доносились слова собеседников.

 — Если ты говоришь, что он для тебя не игрушка, — услышал Виктор голос Славки, — то как же ты мог?! Под всех друзей его подкладывал, сволочь! Зачем?!

 — Ты не поймёшь.

 — Так ты и не особо паришься с объяснениями. Напрягись — может, я и въеду.

 — Ну, хорошо, — устало согласился Баринов. — Как тебе объяснить? Мне... мне просто нравилось, что он такой развратный. Он меня так больше возбуждал. И ему это тоже нравилось.

 — Это ты так думаешь.

 — Он ведь мог отказаться в любой момент!

 — Он не мог отказаться, и ты знаешь, почему.

 — Ни черта я не знаю! Я думал, ему нравится. Если бы я знал, что он меня из-за всего этого бросит... да я бы на километр никого к нему не подпустил!

 — Так вот теперь сдавай своим дружкам и возбуждайся на кого-нибудь другого, хрен волосатый!

 — Но я без него не могу!

 — Твои проблемы. Обойдешься как-нибудь. У тебя бабла навалом, можешь снимать молоденьких мальчиков хоть пачками.

 — Да не нужны мне никакие мальчики! — заорал Баринов. — Мне нужен только он, мой Тошка!

 — Он не твой! И никогда не был твоим, шантажист хренов! Вали отсюда!

 — Почему шантажист?

 — Ты ж ему угрожал, что уволишь его брата! Скажешь, нет? Чё молчишь, перец?

 — Да я не собирался никогда эти угрозы в исполнение приводить! Это так, для красного словца, что-то вроде игры...

 — Ага, теперь ты ему какой угодно лапши навешаешь! Вали домой и скажи спасибо, что Тошка на тебя в ментуру не стуканул! Хотя, по-моему, стоило бы.

 — Слава, пожалуйста... Ну, поговори с ним. Объясни, что теперь всё будет иначе. Только мы с ним вдвоём, больше никого...

 — Я тебе не верю. И Тоха не верит. Решение окончательное. Проваливай и никогда больше к моему брату не подходи! Иначе я ведь и сам до ментовки дойду, не поленюсь!

Дверь отворилась, и гость вышел из кухни. Застывший в коридоре Виктор столкнулся с ним практически нос к носу. Он сжал кулаки и двинулся на Баринова, тихо выдохнув:

 — Убью!

Но его остановил Славка. Он сгробастал брата в охапку и оттащил в сторону:

 — Не надо, Вить. Пусть катится отсюда на хуй! Не марайся.

Виктор остановился, но взглянул на своего начальника с таким отвращением, как, наверное, во время войны люди на полицаев смотрели. Тот лишь опустил глаза, а Витя с презрением отошёл от него подальше.

И только тут бородач заметил в тёмном углу коридора притаившегося там младшего брата.

 — Тошка! — хрипло выкрикнул Баринов и кинулся было к пареньку.

Но в ту же секунду Славка бросился наперерез, и его плечистая фигура выросла у гостя на пути, загораживая собой мальчишку. Стальные глаза парня смотрели на него спокойно и твёрдо. Баринов видел, как Антошка, сжавшись в комок, робко выглядывал из-за славкиного плеча. Мужчина отступил на пару шагов и, словно осенённый догадкой, пролепетал:

 — Так вот, значит, в чём дело!... Как же я сразу-то не понял! Это из-за тебя всё... Он с тобой теперь, да?!

Славке показалось, что Баринов сейчас в ярости набросится на него, и весь напружинился, готовый к нападению. Но едва мужик двинулся в его сторону, сзади раздался окрик Виктора:

 — Не смей!

Баринов замер. Он снова попытался поймать взгляд Антона, но тот по-прежнему прятался за Славкой. Лицо мужчины перекосило болью. Он быстро прошёл к выходу и хлопнул за собой дверью.

Поздно вечером, когда Тошка уже спал, Слава вышел на кухню и с удивлением увидел Виктора, который ещё не ложился. Понурившись, тот сидел над кружкой остывшего чая.

 — О чём задумался? — мягко спросил его парень.

 — Знаешь, Славка, — почему-то шёпотом ответил Витя, — я ведь ничего не замечал. Ужасно. Ничего не видел.

 — Да ладно, Витёк, не фиг на себя клепать. Ты не виноват.

 — Как не виноват?! Это я их познакомил. Я знал, что у них связь, и терпел. Ничего не предпринимал. Там, оказывается, такое творилось... А я ничего не видел дальше собственного носа. Я... я просто ничтожество!

 — Ну, всё, Вить, хорэ! Никто не виноват, просто так получилось. И всё уже позади. Слышь, Витёк, не реви, всё закончилось! Ложись спать.

Но через несколько дней Славка сам понял, что ничего не закончилось.

Дело в том, что Тошка со дня на день всё больше менялся. Он стал задумчивым, редко улыбался. Его словно бы что-то мучило. И Виктор, и Слава пытались его поддержать, приободрить. Но ничего не помогало. Причина была неясна. Баринов действительно не привёл своих угроз в исполнение, и старшего брата с работы никто не уволил. Тем не менее, шли дни, а угнетённое состояние Антона лишь усиливалось.

Особенно это стало заметно в Новый год. На тот момент Тошка не виделся с Бариновым уже почти месяц, и, казалось бы, должен был немного отойти. Но за весь праздник он даже ни разу не улыбнулся. Для Славки это было особенно странным, потому что торжество удалось на славу. Такого Нового года у парня ещё никогда не было! Друзья Виктора, которых набился полный дом, были не менее интересными людьми, чем он сам. Чего они только не напридумывали! Разыгрывали фанты, вместе сочиняли акростих, чтобы по вертикали читалось «Новый год». Потом несколько человек играли для всех шарады. Потом все вместе играли в какую-то очень смешную игру под названием «крокодил». Затем ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (2)
наверх