Биология

Страница: 8 из 12

устроили концерт: двое из компании играли на гитарах, а Витька, как выяснилось, играл на флейте! Славка даже не знал! А ещё двоюродный брат, называется! Вообще, парень чувствовал себя как на седьмом небе. Последний Новый год, который он провёл в кругу своих друзей из качалки, превратился в банальную пьянку с мордобоем и заблёванными полами. И Чекменёв даже не думал, что на празднике может быть так интересно!

Когда Витька вместе с каким-то парнем-гитаристом напару сбацали зажигательную ирландскую мелодию, Славка подошёл к сидевшему в углу Антону и, хлопнув его по плечу, улыбнулся:

 — Скажи, весело, да? — и тут же осёкся, встретившись взглядом с Тошкой. Тот смотрел на него серьёзно, без тени улыбки. — Антох, чё с тобой? Праздник же...

 — Ему там плохо без меня. Я чувствую, — всё так же серьёзно ответил ему брат и отвернулся.

***

Следующие пару дней Виктору и Славе приходилось наблюдать, как депрессивные настроения их брата идут по нарастающей. Витька переживал ужасно. А Славка вдруг стал злиться на Антона. Он в какой-то момент понял, что хочет исправить ситуацию не столько ради Тошки, сколько для того, чтобы Витька не мучился. Почему-то душевное состояние старшего брата его волновало куда больше. Временами ему даже хотелось набить морду Тошке за то, что он посмел причинить боль Вите. Странно...

А на третьи сутки Антон отколол нечто и вовсе ни на что не похожее. В тот день с самого утра он лежал на тахте и смотрел в потолок. Славка пытался его растормошить, но безрезультатно.

 — Тошк, ну что с тобой такое?! — в отчаянии крикнул он брату.

Тот лишь усмехнулся:

 — Я бы сказал тебе, но ты опять будешь мной недоволен.

 — Да на хуй на моё довольство! Что случилось?

Антон сел на постели.

 — Слав... я не могу без этого. Просто не могу.

 — Без чего? — спросил тот, но брат снова лишь усмехнулся, и тогда до парня стало доходить, о чём он говорит.

 — Слав, а может, ты сам меня трахнешь? — вдруг неожиданно предложил Антон.

 — Ты чего, Антох?! Озверел, что ли?!

 — Ну, не Витьку же мне просить... Бррр, от одной мысли передёргивает.

 — Так, братишка, приди в себя! Никто здесь никого не трахнет.

Антон вдруг резко вскочил с тахты:

 — А на кой чёрт ты тогда это затеял?! — вдруг в гневе закричал он. — Кто тебя просил?! Зачем ты это сделал?! — пацан метался по комнате, пиная и расшвыривая всё, что попадалось на пути.

 — Да успокойся ты! — Славка даже испугался.

На шум прибежал Виктор. Но и у него не получилось унять разошедшегося братца. Тот принялся откровенно орать на Славу:

 — Вечно всюду лезешь! Кто тебе сказал, что ты самый умный?! Как будто ты знаешь, что нужно другим?!

 — Антон, ты не справедлив, — попытался вступиться за него Витя.

 — А ты вообще не лезь! — обернувшись к нему, выкрикнул Тошка. — Ты же во всём с ним соглашаешься! Да ты со всеми соглашаешься! Раз у тебя собственного мнения нет, то думаешь, все такие? Меня же никто не спрашивал, чего я хочу! Почему вы оба всё решаете за меня?! Не лезьте в мою жизнь!!! — гаркнул он обоим братьям, и кинулся в коридор.

Славка услышал, как Антон поднял телефонную трубку и набирает какой-то номер.

 — Сергей Борисович, — чуть дрожащим голосом, но достаточно спокойно произнёс он, когда дозвонился, — это Антон. Вы могли бы сейчас за мной приехать?... Да, жду.

Он повесил трубку, вернулся в комнату и стал собирать свои вещи в большую спортивную сумку.

 — Антон, не надо, — робко попросил его Виктор.

 — Извини, я не могу. Вить, прости меня, я тебя очень люблю. Но не могу сейчас здесь оставаться. Я знаю, вы хотели как лучше. Но есть вещи, которые человек может решить только сам.

Минут через двадцать раздался звонок в дверь.

 — Ого! — буркнул Антон. — Как это он так быстро доехал?

Когда он открыл дверь, на пороге действительно стоял Баринов, который тут же сгреб паренька в объятия. Бородач был так счастлив, что даже мрачные лица Виктора и Славки, стоявших тут же в прихожей, не смогли погасить его улыбку и светящегося влюблённого взгляда, устремленного на Тошку. Мальчишка отдал ему сумку с вещами, поцеловал на прощание обоих братьев и ушёл. А Витька, ни на кого не глядя, отправился в свою комнату и заперся там. Слава стучал, пытался поговорить, но ответа не получил.

Вечером того дня Виктор впервые в жизни зверски напился. Не сумев достучаться до брата, Славка отправился в качалку, потому что для него это был самый простой способ снять стресс. А когда вернулся...

Виктор сидел на кухне, уронив голову на руки. На столе перед ним стояла пустая бутылка из-под коньяка.

 — Охуеть! — невольно выдохнул Слава. — Витёк, ты чё, это всё один выжрал?

 — А, Славка! — старший брат поднял голову, с трудом фокусируя взгляд на вошедшем парне. — Садись, выпьем.

 — Так пить уже нечего, ты всё выжрал!

 — А я сейчас схожу и ещё куплю! — с трудом ворочая языком, произнёс Виктор и попытался встать. Однако ноги его уже тоже не держали, и желание подняться закончилось тем, что он завалился на холодильник и упал бы, если б Славка его не подхватил.

 — Бля, Витёк, ты даёшь! Никогда тебя таким не видел!

 — Я в порядке, — с трудом выговорил биолог, заваливаясь в другую сторону.

Несмотря на свою силу, Славке непросто было дотащить пьяного Виктора до кровати. Когда тот рухнул на покрывало, то уткнулся в подушку и заревел пьяными слезами.

 — Это я во всём виноват, — бормотал он, размазывая солёные капли по щекам. — Я был ему плохим братом...

 — Витька, что ты несёшь? При чём здесь ты?

 — Нет, я знаю, что сам во всём виноват! Как я мог воспитывать младшего брата, если я сам — такое ничтожество! Я плохой брат. Ты ведь тоже так думаешь, скажи честно! Ты ведь тоже меня презираешь!

Славка пытался возражать, но невменяемый Виктор его не слушал. Он продолжал обвинять себя заплетающимся языком, пока парень пытался повернуть его на бок и уложить поудобнее.

 — Как я раньше не замечал? Я не справился. Если бы родители были живы, такого бы никогда не произошло! Я подвёл его, понимаешь?

 — Понимаю, понимаю. Ложись, — успокаивал его Славка.

 — Биологией своей занимался. Вот тебе и биология... Теперь слишком поздно... ничтожество... плохой брат... не справился... если бы отец был... — его речь становилась всё более сбивчивой, пока Витя, наконец, не провалился в тяжёлый пьяный сон.

Славка сидел рядом с ним на постели, и его прямо трясло от гнева. Как он ненавидел Антона в эту минуту! Ну, не мог он понять, как можно бросить этого чудесного доброго и умного человека ради какого-то развратного ёбыря с обезьяньей мордой! Ведь кто-кто, а Тошка знал, насколько Витька беззащитный, ранимый, как легко ему причинить боль. Да как он посмел так обойтись с ним!"Урою этого гадёныша!» — думал он про себя. Славка осторожно снял с Виктора очки и погладил по волосам. «Он без очков такой красивый», — мягко улыбнулся парень, разглядывая спящего.

Тут старший брат стал слегка ворочаться на покрывале. «Ему, наверное, в одежде неудобно, — решил Слава. — Надо его раздеть да под одеяло уложить». Он аккуратно стал снимать с мужчины рубашку. Это удалось без особых трудов. А вот с джинсами пришлось повозиться. Они никак не хотели сниматься с витькиной задницы! Уж Славка и так, и этак! В итоге, он развернул брата на живот и стал стягивать джинсы, ухватив за штанины. Стянул....  Читать дальше →

Показать комментарии (2)
наверх