Memoirs of the Elven Whore

Страница: 2 из 5

с молодыми красотками и красавчиками, работающими в нашем заведении, было сложно, хотя без ложной скромности могу сказать, что танцоров лучше меня не так уж и много.

Порядки у нас были такие: все работники заведения, находящиеся на дежурстве, находились в главном зале и создавали непринужденную и уютную обстановку. Несколько танцоров находились на сцене, а остальные общались с клиентами. Кто представил себе полумрак и кучу голых сисек вперемешку с голыми письками и задницами — тот явно не бывал в заведениях надлежащего уровня. Все мы были красиво и со вкусом одеты, и с первого взгляда определить, что «Лунная дорожка» — это бордель, было сложно. Заходили клиенты, хозяйка приветствовала их первой, и приглашала насладиться нашим обществом. Клиент мог посидеть в зале, посмотреть на выступления, пообщаться с несколькими работниками, пока не выберет того или ту, что ему понравится больше всех. Тогда он приглашал ее уединиться, платил хозяйке и уходил с ней в отдельную комнату.

А меня, честно признаться, приглашали уединиться не так уж часто, хотя аплодисментами награждали постоянно, и большую часть времени вне танцев я исполнял в зале роль официанта. Честно признаться, я особо и не скорбел из-за этого. Сдержаться от рвотных позывов при виде некоторых клиентов и клиенток было сложно, я уж и не говорю о иных действиях в постели кроме лежания с крепко зажмуренными глазами и затаенным дыханием. В общем, секс со мной наверное для них был не лучше секса с собственным супругом на двадцать пятом году брака. Думаю, меня держали в борделе только из-за протекции той дамы.

Итак, прошло полтора года моей работы в «Лунной дорожке» и я все чаще опасался, что мне в любую минуту предложат валить отсюда, ибо протекция протекцией, а хозяйке борделя нужна максимальная выгода. А тем временем в стране произошли кое-какие изменения политического характера. Старый король испустил дух, на трон претендовал его сын, Эрик, и несколько лордов понятно отчего подняли мятежи. А с северо-запада, воспользовавшись сумятицей в стране, участились набеги орков. Эрику пришлось бы выбирать, гасить восстания или сдерживать орков или разделять войска, и в любом случае он бы остался в проигрыше. Пришлось бы, если бы не благородный дом Хаардад, владеющий несколькими замками как раз в северо-западной части королевства. Старый лорд решил поддержать короля, и отправил горстку людей и своего младшего сына, Айдана, на пограничный форт Зирракс, отбивать орочьи нападения.

Предполагалось, что он задержит их на какое-то время, своей жертвой дав своему старшему брату (и по совместительству наследнику майората, то бишь неделимого наследства) шанс уехать подальше, пока у короля не достанет времени защитить свои рубежи. Но пока старый лорд Хаардад помогал Эрику гасить восстание, юный Айдан Хаардад на удивление всем все держал и держал форт, отбивая все набеги, а после и сам перешел в нападение, несколько раз пересекая границу и вырезая все встреченные отряды орков. В общем, форт Зирракс устоял, а вместе с ним и майорат его брата, и трон Эрика. И конечно же на коронацию Эрика пригласили все семейство Хаардадов, где Айдана похвалил новоиспеченный король самолично, объявил героем и вручил ему превосходный щит. При дворе (а где еще обсуждать придворные слухи, как не в первоклассном борделе?) говорили, что молодой Хаардад хоть и бесспорно достойный боец, но при этом лишен любой дипломатичности и такта, вспыльчив и упрям.

И доспехов не снимает никогда, невежа. Истории о том, как Айдан при дворе кому-то в глаза высказвал свое нелестное о них мнение, а потом размазывал о пол всех, кому доставало глупости вызвать его на поединок, множились с каждым днем. Все сходились на том, что пусть даже победа над орками всецело его заслуга, титула лорда Хаардада ему не видать. На эту роль куда как более подходил его старший брат. Да и сам Айдан на предложение короля наградить его достойно, ответил, что его устраивает звание командора форта Зирракс, вечного блюстителя границ с Темноземьем. Это также устраивало и его брата, ибо раз Айдан официально отказался от всех претензий на титул лорда, он мог не опасаться за свои права и права своих детей.

К чему я это веду? А к тому, что во время празднеств в честь коронации в город приехало множество гостей, большинство из которых было не прочь поразвлечься в постели. Даже в совсем недешевой «Лунной дорожке» шлюха не успевала освободиться, как ее тут же брал новый клиент. И в один из таких вечеров к нам зашел очередной клиент, а свободным оказались только я и одна девушка, Марика.

Госпожа Харриет клиента поприветствовала, как полагается, и пригласила посмотреть выступление, подав нам с Марикой знак. Я успел заметить, что наш гость молод, крупного телосложения, в доспехах (явно провинциал из Приграничья, из горожан в доспехах в мирное время ходит только стража) и весьма хорош собой. И конечно, он выберет юную красавицу Марику, как всегда. Обычно меня устраивало, что трах со всякими потными ублюдками получали барышни, но тут вдруг взяла такая злость, что передать сложно. Это все Харриет. Не далее как позавчера мне и сказала, мол, хороший ты парень, Далиен, и танцуешь хорошо, но прибыли с тебя в два раза меньше, чем с остальных, да и клиенты жалуются, так что ничего личного, но после празднеств освобождай вакансию, тут бордель, а не зал изящных искусств. После празднеств — это, стало быть, завтра.

И вот, я иду на сцену, заранее зная, что все мои старания не будут оценены тем похотливым быдлом, что приходит за доступной дыркой. Я чувствую, что начинаю закипать. Пусть Марика девушка, пусть с кукольной мордашкой, тонкой талией и мягкими сиськами, но в танцах, равно как и в сексе, ей со мной не равняться. Я покажу им всем, что такое эльфийский танец.

Музыканты заиграли тягучую мелодию и Марика затрепыхала своими сиськами с грацией беременной осадной башни. Внешность у нее конечно потрясающая, а вот с пластичностью проблемы. И как ее только Харриет вообще на сцену выпускает? Впрочем, новоприбывший клиент все равно уделил больше внимания тому углу сцены, где извивалась она, чем тому, куда вышел я. Меня это только подхлестнуло. И я твердо решил сделать все, но заполучить внимание этого парня, пусть даже ненадолго.

С сиськами и обширной жопой у меня не сложилось, конечно, поэтому псевдоженские потряхивания прелестями не для меня, а вот акробатические трюки — свосем другое дело. Я дал музыкантам знак играть более быструю мелодию, и когда в тягучий вой флейт вступил ритмичный бой барабана, начал танец, вложив в него все свое мастерство. Мир перестал существовать для меня, мое тело слилось с ритмом музыки, растворилось в нем, мое сердце билось в такт ударам ладоней музыканта, и во время очередного акробатического момента, достойного циркача, я успевал заметить, что внимание клиента теперь приковано ко мне, а не к ней. Что послужило бальзамом на мою возревновавшую натуру, и чтоб закрепить свой успех, я постарался как можно эротичнее подчеркнуть, как выпирают твердые соски под тонкой тканью, как соблазнительно просвечивают сквозь алый шелк изгибы попки и ног. Ритм барабанов замедлился, а вместе с ним и мои движения, они стали более томными, манящими, зовущими окунуться в рай чувственного наслаждения. Наконец музыка стихла, оставив меня не шутку распаленным, а нашего гостя — не сводящим с меня взгляда. Что ж, если мне повезет, он захочет познакомиться со мной поближе. А то я в кои-то веки сам, похоже, возбудился. Даже неловко как-то, ей-богу, в мои-то годы и с моим-то опытом от собственного танца так заводиться.

Я грациозно сошел с помоста и направился к столикам немного промочить горло. Харриет наградила меня тяжелым взглядом, а что мне, все равно последние деньки дорабатываю. Подходить к клиенту и надоедать ему — моветон, прилипчивость мало кто ценит. Если клиент особо застенчивый, то к нему подходит хозяйка и на ушко спрашивает, с кем он желает уединиться. Этот парень... э-э-э... батюшки ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх